Социальная история

Новости


Аджи Мурад. Азиатская Европа. 5-е изд. М.: АСТ, 2013. 1128 с. Тираж 5000. В научно-художественную книгу (1-е изд. 1998 г.) вошли две работы автора: «Европа. Тюрки. Великая Степь» и «Тюрки и мир: сокровенная история». Написана географом о событиях, положивших начало духовной культуре Евразии и Северной Африки, с географической точки зрения. Особое внимание автор уделяет истоку мировых религий и Великой Степи, с которой началась Россия и многие другие европейские страны. В книге продолжена тема «Русь и Степь», пунктирно намеченная Львом Гумилевым. Выходя за ее рамки, Аджи доказывает, истоки России – в Великом переселении народов, Россия начиналась намного раньше, чем утверждает «официальная» история. Тогда культура Великой Степи распространялась по Евразийскому континенту – от Алтая до Атлантического океана, ее носителями были тюрки, вошедшие в мировую историю под разными именами: гунны, готы, кипчаки, половцы, германцы. По мнению автора, корни европейской культуры лежат на Алтае. Уже при Аттиле каждый второй европеец говорил по-тюркски. Рим и Византия платили им дань. Автор по-новому освещает малоизвестные факты истории.
Ананьев Д. А. История Сибири конца XVI—XIX вв. в англо- и германоязычной историографии / Д. А. Ананьев ; отв. ред. М. В. Шиловский ; Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние, Ин-т истории. — Новосибирск : Изд-во Сибирского отделения Российской академии наук, 2012. — 287, [1] с. ; 20 см. — Библиогр.: с. 242—287. — 300 экз. Монография является первым в отечественной историографии комплексным исследованием, посвященным развитию англо- и германоязычного Сибиреведения в конце XIX – начале XXI вв. Рассматривается организационная основа и источниковая база данного историографического направления; основные теоретико-методологические подходы к изучению сибирской истории конца XVI–XIX вв.; дается периодизация историографического процесса. Книга написана на основе широкого круга историографических источников – научных трудов, справочных и энциклопедических изданий, научно-популярных и публицистических работ, многие из которых впервые стали предметом историографического разбора. Их анализ позволил автору определить проблематику исследований, выявить различные концепции сибирской истории, выработанные западными историками; дать обоснованную оценку результатов и определить дальнейшие перспективы развития западного Сибиреведения.
Андреева Т. В. Власть и реформы в России в первой половине XIX в.: Отечественная историография конца ХХ—начала XXI в. // Петербургский исторический журнал: Исследования по российской и всеобщей истории. 2014. № 2. С. 202—238. Автор полемизирует с Б. Н. Мироновым по поводу нормальности российского исторического процесса, всеобщего закрепощения и раскрепощения сословий. По мнению Андреевой, в узком смысле крепостными были только помещичьи крестьяне и дворовые. Россия самобытна, отличается от «классики», поэтому ее исторической процесс нельзя считать нормальным (с. 207—231). В данном случае, на мой взгляд, национальные особенности смешиваются с «ненормальностью», хотя на самом деле национальные особенности – столь же нормальны, как и национальное своеобразие.
Антонов Б. И. Петербург—1914—Петроград : хронологическая мозаика столичной жизни / Борис Антонов. — Москва : Центрполиграф ; Санкт-Петербург : Русская тройка-СПб, печ. 2013. — 575 с., [18] с. ил. ; 21 см. — (Все о Санкт-Петербурге). — 2000 экз. Главным событием 1914 года стало объявление Германией войны России. В результате жизнь города резко поделилась на два периода — ДО и ПОСЛЕ. Автор рассказывает, как, в каких условиях и обстоятельствах жили люди той эпохи. Работая над книгой, автор использовал историческую, краеведческую, справочную и мемуарную литературу, а также периодические издания исследуемого периода, указанные в тексте. Материал располагается в строго хронологическом порядке, при этом на каждый день 1914 года отводится одинаковый формат, несмотря на то, что в разные дни происходили события разного объема и значимости. Подобная схема построения книги дает возможность выбрать из множества событий те, которые являются наиболее характерными для описываемого времени, а соответственно и наиболее интересными. Читатель познакомится с событиями, происходившими и при царском дворе, и в храмах, и в воинских частях, и в высшем свете, и на промышленных предприятиях, и на улицах города, и в быту самых разных слоев общества.
Арабоглы М. А. Дворянские тени в Петербурге и усадьбах в XIX в. Участие петербургского света в истории России XIX в.: Историко-мемуарные разыскания. СПб.: Дм. Буланин, 2013. 296 с. В книге на основе мемуаров, писем и исторических исследований освещается жизнь столичной аристократии, дворян, близких к царской семье, в судьбах которых во многом отразилась история России XIX — начала XX в.: эпоха Александра I и увлечение общества мистицизмом, освоение Крыма, русская благотворительность; николаевское правление и трагедия Восточной (Крымской) войны; расцвет усадебной архитектуры; придворные интриги во время царствования Александра II; политика русификации в Царстве Польском и Великом княжестве Финляндском.
Афанасьев В. Г. История русской интеллигенции. СПб.: Невский институт языка и культуры, 2013. 224 с. Монография освящена проблеме появления, становления и развития интеллигенции. Особое внимание уделено ее роли в истории и культуре России, начиная с принятия христианства до октября 1917 г.
Баберовски Й. Выжженная земля: Сталинское царство насилия. М.: РОССПЭН, 2014, 487 с., пер., тир. 1500. Берлинский историк Йорг Баберовски в своей новой книге полемизирует со взглядами, которых сам долгое время придерживался ранее. В исследовании «Красный террор» он еще руководствовался тезисами польского социолога Зигмунта Баумана, объяснявшего разгул насилия при Сталине «стремлением к однозначности, борьбой с амбивалентностью и страстью государства-садовника к порядку». Теперь, опираясь на обширный фактический материал, Баберовски старается доказать, что кровожадность сталинской эпохи порождалась не идеологической либо социально-структурной необходимостью, а исключительно волей диктатора. Хотя Сталин неизменно оправдывал террор как историческое орудие мирового коммунизма, утверждает автор, мечта о «новом человеке» служила ему благовидным прикрытием для силовой политики, цель которой заключалась в установлении личной диктатуры любыми средствами.
Баторевич Н. И. «Всю жизнь я служил России»: Жизнь и творчество художника И. А. Владимирова. СПб.: Дм. Буланин, 2013. 368 с. Книга знакомит читателя с историей жизни и творчества известного русского художника-баталиста. Для историка Владимиров известен и ценен прежде всего своими зарисовками Петрограда в 1917 году с натуры и без прикрас. Это – новый исторический источник о революции. Получив профессиональное образование в Академии художеств, будучи свидетелем и участником семи войн и трех революций, работая в Археологической комиссии, художником-корреспондентом ряда русских и английских газет и журналов, он создал сотни картин, тысячи рисунков, иллюстраций, отразивших яркие события современности. Его рисунки и живописные полотна экспонировались на различных выставках в России и за рубежом. Многие работы находятся в музеях Санкт-Петербурга, Москвы и других городов России, а также Лондона, Ливерпуля, Нью-Йорка, Сент-Луиса. Читатель впервые откроет для себя некоторые стороны многогранного творчества художника. При написании книги использовано значительное количество архивных материалов и воспоминания родных художника. Приведенные Приложения содержат рукописи И. А. Владимирова, малоизвестные произведения, изданные в 1900- 1902 гг., лекции по перспективе
Баширов Я. А. Новый взгляд на историю народов Урала и Поволжья / Я. А. Баширов. — Туймазы : Туймазинский вестник, печ. 2013. — 239 с., [1] л. карт : ил. ; 22 см. — Библиогр.: с. 229—234. — 350 экз.
Башкирцева М. Дневник. М.: Захаров, 2014, 688 стр., ил., пер., тир. 2000. Мария Башкирцева (1860-1884) известна как художница и как писательница. Ее картины выставлены в Третьяковской галерее, Русском музее и в некоторых крупных украинских музеях, а также в музеях Парижа, Ниццы и Амстердама. Как писательница она прославилась своим Дневником, написанным по-французски, изданным посмертно и переведенным на множество европейских языков. Он несколько раз издавался и в России. Свой дневник Башкирцева вела беспрерывно, начиная с двенадцатилетнего возраста и до своей ранней смерти, и он является не только уникальным человеческим документом, но и ценным литературным произведением. Английский премьер-министр того времени сэр Уильям Гладстон назвал его «самой замечательной книгой столетия». Дневник подвергся цензуре матери Башкирцевой, многие его страницы сгорели во время пожара, и нам доступна лишь часть того, что писала Мария. Дневник проникнут тонким психологизмом, романтической «жаждой славы» и вместе с тем трагическим чувством обречённости. В начале XX в. эта книга была очень популярна в России, а самой известной поклонницей творчества и личности Башкирцевой была Марина Цветаева, в молодости переписывавшаяся с матерью Башкирцевой (умершей в 1920-х годах) и посвятившая «блестящей памяти» Башкирцевой свой первый сборник стихов «Вечерний альбом». На обложке своей второй книги «Волшебный фонарь» Цветаева анонсировала целый сборник под названием «Мария Башкирцева. 3-я книга стихов», однако он не вышел (а, может быть, и не был написан). Валерий Брюсов писал в своем дневнике: «Ничто так не воскрешает меня, как дневник Башкирцевой. Она — это я сам со всеми своими мыслями, убеждениями и мечтами».
Беловинский Л. В. Жизнь русского обывателя. Изба и хоромы. М.: Кучково поле, 2012. 400 с. Тираж 2000. Книга охватывает практически все стороны повседневной жизни людей дореволюционной России: социальное и материальное положение, род занятий и развлечения, жилище, орудия труда и пищу, внешний облик и формы обращения, образование и систему наказаний, психологию, нравы, нормы поведения и т. д. Хронологически книга охватывает конец XVIII—начало XX в. На основе преимущественно мемуарной литературы, описывается жизнь русской деревни — и не только крестьянства, но и других постоянных и временных обитателей: помещиков, включая мелкопоместных, сельского духовенства, полиции, немногочисленной интеллигенции.
Беловинский Л. В. Жизнь русского обывателя. На шумных улицах градских. М.: Кучково поле, 2012. 456 с. Тираж 2000. Научно-популярная по жанру книга посвящена русскому городу XVIII—начала XX в. Его застройке, управлению, инфраструктуре, промышленности и торговле, общественной и духовной жизни и развлечениям горожан. Показана эволюция общественной и жилой застройки и социокультурной топографии города, перемены в облике городской улицы, городском транспорте и других средствах связи, особенности торговли, характер обслуживания в различных заведениях. Книгу завершают разделы, посвященные облику городской толпы и особенностям устной речи, формам обращения.
Беловинский Л. В. Жизнь русского обывателя: От творца до острога. М.: Кучково поле, 2013. 560 с. Тираж 1500. Заключительная часть трилогии «Жизнь русского обывателя» продолжает описание русского города. Как пестр был внешний облик города, так же пестр был и состав городских обывателей. Не говоря о том, что около половины городского населения, а кое-где и более того, составляли пришлые из деревни крестьяне — сезонники, а иной раз и постоянные жители, именно горожанами были члены императорской фамилии, начиная с самого царя, придворные, министры, многочисленное чиновничество, офицеры и солдаты, промышленные рабочие, учащиеся различных учебных заведений и т. д. и т. п., вплоть до специальных «городских сословий» — купечества и мещанства. Подчиняясь исторически сложившимся, а большей частью и законодательно закрепленным правилам жизни сословного общества, каждая из этих групп жила своей обособленной повседневной жизнью, конечно, перемешиваясь, как масло в воде, но не сливаясь воедино. Разумеется, сословные рамки ломались, но modus vivendi в целом сохранялся до конца Российской империи. Из этого конгломерата образов жизни и складывалась грандиозная картина нашей культуры.
Бенкендорф К. Половина жизни. Воспоминания русского дворянина. М.: Форум, 2014. 352 с. Тираж 1000. Мемуары писались в Англии в 1950-е гг. по-английски, там же и были впервые опубликованы небольшим тиражом. В России печатаются в переводе на русский. Книга начинается с детских воспоминаний об имении Сосновка. Потом — гимназия, университет. Внезапное решение стать морским офицером, кругосветное плавание и — Русско-японская война, в которой Бенкендорф принимал участие, в том числе в качестве пленного. Период межреволюционных лет, вечное противостояние либералов и консерваторов в отдельно взятом уезде, идеологическая «война» с губернатором Муратовым, продолжившаяся по истечении многих лет в воспоминаниях обоих, но уже по одну сторону баррикад, в эмиграции. В Первую мировую граф снова во флоте, везет из Петербурга в Англию добытую в ходе военных действий тетрадь с кодами военных кораблей. Затем его посылают строить порт в Архангельск, а потом — в Мурманск, где он становится «чуть ли не основателем города». После революции Бенкендорф оказывается в родной Сосновке, но местные крестьяне «порекомендовали» ему покинуть имение. В годы Гражданской войны опытного морского офицера призывают в Красную армию. По сути выполняя дипломатическую миссию в Грузии и Эстонии, блестяще образованный «советский служащий» с честью отстаивал интересы страны. После нескольких арестов и пребывания в Бутырке и на Лубянке бывший владелец Сосновки решает эмигрировать в Англию, где к тому времени жила его мать и сестра.
Блейк, С. Волконские : первые русские аристократы / Сара Блейк. — Москва : РИПОЛ классик, 2014. — 254, [1] с. ; 21 см. — (Династии). — 9000 экз.
Блом Ф., Бакли В. Романовы: последние годы династии. Фотографическое путешествие по императорской России 1855—1918. М.: Колибри, 2014. 248 с. Тираж 3000. Фотографии, созданные в последние десятилетия правления династии Романовых, приоткрывают окно в мир дореволюционной России на рубеже XIX–XX вв. Цветные снимки, сделанные по особой технологии, с необычайной живостью воскрешают безвозвратно ушедшую эпоху. Их создатели русско-шотландский фотограф Вильям Каррик, американцы Джордж Кеннан и Мюррей Хоу, русский немец Карл Булла, Сергей Прокудин-Горский, создатель обширной коллекции цветных слайдов, изготовленных по его собственной оригинальной методике. Их видение открывает нам невероятно разнообразный мир позднеимперской России.
Большакова О. В. Долгое возвращение в Европу: Изучение Первой мировой войны и американская русистика // РИ. 2014. № 5. С. 26—35.
Большакова О. В. Поверх барьеров: американская русистика после холодной войны : монография / О. В. Большакова ; Рос. акад. наук, Ин-т науч. информ. по обществ. наукам, [Центр социал. науч.-информ. исслед., Отд. истории]. — Москва : ИНИОН, 2013. — 238 с. ; 21 см. — (История России). — Библиогр.: с. 183—238. — 300 экз. В монографии рассматриваются радикальные изменения, произошедшие в американской историографии России после политических потрясений рубежа 1980-1990-х годов и распада СССР. Анализируются институциональные структуры современной американской русистики, основные методологические подходы и новые направления в изучении истории России и СССР. Историография
Бортко В. Нужна ли России правда? Записки идиота. М.: Алгоритм, 2014, 207 с., ил., пер., тир. 2000. Автор – один из уважаемых и известных людей в современной России. Режиссер, сценарист, продюсер, известный своими фильмами «Собачье сердце», «Афганский излом», «Бандитский Петербург», «Мастер и Маргарита», «Идиот». Помимо деятельности в искусстве, Бортко занимается политической и общественной работой – он депутат Государственной Думы VI созыва от КПРФ, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре. По утверждению автора, даже ему не дают снимать правдивые фильмы о нашем прошлом и чинят препятствия в принятии законов во благо России. Подобно герою из романа Ф. Достоевского, Бортко просто и без прикрас рассказывает о том, что он видит вокруг себя и как он понимает происходящее в нашей стране.
Брайсон Б. Краткая история быта и частной жизни / Пер. с англ. М.: АСТ, 2014. 637 с. Тираж 3000. Билл Брайсон — автор мирового бестселлера «Краткая история почти всего на свете». После феноменального успеха этой книги, посвященной «большим» проблемам — рождению Вселенной, развитию планеты Земля, происхождению жизни, — он решил сосредоточиться на вопросах, которые чрезвычайно близки большинству из нас: на истории частной жизни, быта и домашнего уюта. Рассказ о житейских мелочах и предметах домашнего убранства превращается в историческое повествование, уводящее нас в глубокое прошлое человеческой культуры.
Бровченко М. И. Восточная Сибирь в изучении и описании польских исследователей (вторая половина XIX—начало XX вв.) : монография / М. И. Бровченко ; М-во сел. хоз-ва Рос. Федерации, Моск. гос. ун-т природообустройства. — Москва : МГУП, 2013. — 230 с. : ил. ; 21 см. — Библиогр.: с. 198—209. — 500 экз.
Бунин И. А. Гегель, фрак, метель М.: ПРОЗАиК, 2014, 671 стр., ил., пер. Тир. 3000. В мемуарах Ивана Алексеевича Бунина (1870-1953) оживают многие значительные люди эпохи, которых автор близко и хорошо знал, — Чехов, Лев Толстой, Куприн, Горький, Алексей Толстой, Бальмонт, Максимилиан Волошин, Брюсов. В том вошла и знаменитая книга-дневник «Окаянные дни».
Бунтури В. В. «К приюту тихому беседы просвещенной…»: Литературный салон в культуре Петербурга. СПб.: Дм. Буланин, 2013. 240 с. Исследуется специфика петербургского литературного салона, его функциональное и культурное значение. Основываясь на культурологическом анализе историко-культурного материала, автор рассматривает основания салонной культуры Петербурга в контексте европейской культуры и прослеживает культурно-исторические традиции петербургского литературного салона в XIX-XX веках, «прописывает» его в культурном пространстве Петербурга различных эпох, выстраивает культурные параллели и пересечения, показывает отражение салонной культуры в русской литературе.
В. О. Ключевский: pro et contra: антология / А. В. Малинова (сост.). СПб.: Апостольский город — Невская перспектива, 2013. 950 с. Тираж 1500. Антология посвящена В. О. Ключевскому (1841–1911). Впервые публикуется ряд его писем, а также воспоминания жены историка А. А. Кизеветтера Е. Я. Кизеветер. В антологию включены воспоминания близких друзей и родственников историка, а также его учеников, историков, современников. Антология объединят прижизненные рецензии на работы Ключевского, а также многочисленные газетные отклики на смерть историка и публикации мемуарного характера в редких изданиях начала ХХ в. В последнем разделе помещены статьи исследователей ХХ—начала XXI в., посвящённые творчеству Ключевского.
Васильев Д. В. Россия и Казахская степь: административная политика и статус окраины. XVIII- первая половина XIX века. М.: РОССПЭН, 2014, 471 стр., пер., тир. 500. В монографии рассматривается административная политика России в Казахской степи и выясняется статус последней в составе империи, показывается динамика статуса казахских жузов во взаимоотношениях с Россией, изучаются административные преобразования в казахских землях и выявляются модели их взаимодействия с империей, анализируются связи между политикой Петербурга в отношении казахов, калмыков и башкир. Российская политика в отношении Казахской степи показана как часть восточной и инородческой политики государства вообще. Сопоставление имперской политики в Казахстане с политикой в Башкирии и Калмыкии дает возможность понять не только природу российского господства, но и определить реальный статус казахских владений России. Эта книга о том, чем руководствовалась Россия, присоединяя Казахстан, чем был обусловлен выбор той или иной модели взаимодействия и интеграции, какую роль играл личностный фактор в деле сближения двух социумов, как следует классифицировать российское господство в регионе.
Веденяпин Г. В. Семейная летопись М.: Новый хронограф, 2014, 764 стр., ил., обл. Тир. 550. Редкий образец хорошо написанных воспоминаний, охватывающий два десятилетия перед революцией 1917 г. Воспоминания отражают «жизнь, быт, настроения крестьян, помещиков, священников, аристократов, купцов, революционеров и интеллигенции в их тесной взаимосвязи». В книге не только запечатлен образ России, который сложился у мальчика (а потом юноши) из семьи земского врача, но и нарисована детальная картина нравов либерально-демократической интеллигенции, вожделевшей революционного переворота, который считался необходимым условием улучшения жизни народа. Мечты осуществились, но переворот немедленно уничтожил как большую часть интеллигенции, так и прежнюю Россию, носителем которой интеллигенция являлась. Не случайно воспоминания заканчиваются 1917-м годом, когда автор после участия в Московском революционном восстании вступил в партию большевиков.
Великая война и российская провинция, 1914—1918 гг. : сборник научных статей и документов / [сост. Е. Н. Бикейкин, В. А. Юрченков]. — Саранск : Научно-исследовательский ин-т гуманитарных наук, 2013. — 310, [1] с., [16] л. ил. ; 25 см. — 500 экз. В сборнике освещаются вопросы, касающиеся событий первой мировой войны, так или иначе связанных с Мордовским краем или Средним Поволжьем. Почти наполовину (С. 154–264) книга состоит из воспоминаний участников событий. Из содерж. раздела «Мордовский край накануне и в годы первой мировой войны»: Бибин М.А. Дворянское хозяйство: особенности аграрной эволюции; Зоркова Н.Н. Деревня: реализация Столыпинской аграрной реформы в крае; Юрин И.А. Краснослободский уезд: российская глубинка в условиях войны; Журавлёва М.Д. Социальное поведение крестьянства Среднего Поволжья: от патриотического подъёма к антивоенному и антиправительственному протесту; Белоусов С.В. …Письма солдат – уроженцев Пензенской губернии с фронтов; Ниманов И.Б. Содержание и использование труда военнопленных в Поволжье и др. Из содерж. раздела «Воспоминания»: Баранов Г.С. На Румынском фронте; Дружинин П. Через тридцать лет; Евстафьев И.С. «Воевали мы плохо…»; Матюшкин Ф.Г. Воспоминания и др.
Великая реформа: Русское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем: В 2 кн. М.: Тончу, 2012. 968, 952 с. Тираж 500. Переиздание 6-томного труда «Великая реформа. Русское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем», выпущенного в свет в 1911 году в России типографией Товарищества И. Д. Сытина к 50-летию отмены крепостного права. Первый том книги содержит с 1-го по 3-й том, второй – с 4-г- по 6-й.
Великие реформы второй половины XIX в. в российской провинции : монография / [А. Н. Гребенкин, А. А. Крыськов, К. В. Купченко и др. ; гл. ред. К. В. Купченко] ; СибАК. — Новосибирск : СибАК, 2013. — 242 с. ; 21 см. — Авт. указаны на обороте тит. л. — Библиогр. в примеч. в конце гл. — 550 экз. В монографии на примере отдельных регионов рассматриваются процессы и явления, происходившие в России во второй половине XIX в. Авторы статей на общем и конкретно-историческом материале исследуют феномен «Великих реформ» в провинциальном аспекте. Ряд материалов посвящен отношениям к преобразованиям общества, а также последствиям проведенных реформ.
Вернадский Г. В. Русское масонство в царствование Екатерины II. М.: Ломоносовъ, 2014, 287 с., пер., тир. 1500. Это чрезвычайно обстоятельное обширное исследование масонства, во всех его подробностях: возникновение масонских лож, их участники, философская и социальная сущность. Наибольший интерес в ней проявлен к международным связям русского масонства и его изучению на фоне европейской умственной жизни.
Веселие Руси: ХХ век. М.: Пробел-2000, 2012. 480 с. Тираж. 500. В предлагаемой книге московские историки коллективными усилиями «погружаются» в стихию алкогольного вопроса в России с конца XIX в.: революции и мировые войны, строительство коммунистического общества и закат советской империи.
Война 1914-1917. Из личного фотоальбома генерала графа Ф. А. Келлера / Т. Емельянова, Н. Климович, Д. Табанчик (сост). Харьков: Фолио, 2013, 319 с., ил., пер., тир. 500. В издании представлены фотоснимки из альбома генерала от кавалерии графа Ф.А. Келлера, которые восстанавливают историю участия 10-й кавалерийской дивизии и III-го конного корпуса в Первой мировой войне. В альбом вошло 328 снимков, воспроизведенных с оригинальных фотографий путем оцифровки. К каждому снимку составителями дана аннотация. Издание содержит статью о графе Келлере, историю находки фотоальбома, а также научный комментарий, который включает биографические справки о лицах, упоминающихся в тексте, исторические справки о воинских частях, событиях и т. п.
Гальчук А. П. Удивительная Россия : 500 фактов о нашей стране, которые вас поразят / Андрей Гальчук. — Москва : Эксмо, 2013. — 249, [1] с. : ил. ; 27×27 см. — (Подарочные издания. История). — На пер. авт. не указан. — Имен. указ.: с. 246—250. — 3000 экз. Необычные, познавательные и увлекательные, а иногда шокирующие факты о России собраны в одной книге. Почему копейка так называется? Какой фильм сняли одним дублем? Почему глупость морозят? Эти и другие не менее «занимательные» вопросы и не менее «поразительные» ответы занимают Гальчука.
Глаголева Е. В. Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения. М.: Молодая гвардия, 2014. 320 стр., ил., пер. Тир. 3000. Студенчество — тяжелая пора. Школярам порой приходилось голодать, а их спины покрывали шрамы от ударов, которыми вколачивали в них знание латинской грамматики. Студенчество — веселая пора. Члены университетских сообществ устраивали шутовские испытания для новеньких, производили набеги на трактиры и постоялые дворы, посещали игорные дома порой чаще, чем классы, распевали фривольные стихи на мотив церковных песнопений. Тяга к знаниям и охота к перемене мест заставляли студентов колесить по всей Европе. Бывало, переселялись даже целые университеты, не поладившие с местными властями. Книга рассказывает, почему обучение велось на латыни, как возникли знаменитые сегодня Сорбонна, Оксфорд и Кембридж, кто был прототипом доктора Фауста, как правительства боролись с «утечкой мозгов», какие факультеты считались наиболее престижными и какие жертвы приносили на алтарь науки ее верные адепты в надежде узреть истину.
Глезеров С. Е. Закат блистательного Петербурга: быт и нравы Северной столицы Серебряного века / Сергей Глезеров. — Москва : Центрполиграф ; Санкт-Петербург : Русская тройка-СПб, 2014. — 541, [1] с. : ил. ; 21 см. — (Все о Санкт-Петербурге). — Библиогр.: с. 534—535. — 1500 экз. Подборка разнообразных публикаций и других источников начала предыдущего столетия подробно прокомментирована и позволяет представить Северную столицу в неожиданном и непривычном ракурсе, узнать о быте и нравах того времени, узнать, как жили горожане, увидеть всю многогранность бытия большого города, где роскошь соседствовала с уродливой нищетой. О чем думали и грезили петербуржцы? Какие мечты, планы и надежды строили? Какие тайные роковые страсти их обуревали? Каким кумирам поклонялись и кого безудержно порицали, низвергали с пьедесталов? Каков же, наконец, был город в пору, о которой сегодня принято говорить с придыханием?
Голденков М. Рождение Империи. Экспансия, русский генофонд, судьбы коренных народов, собирание земель русских Минск: Букмастер, 2014, 256 с., ил., пер. Тир. 3050. По мнению автора, Россия была типичной колониальной империей. Идея о «собирании земель русских» – имперское искажение истории. Это миф, который необходимо преодолеть, так как искажение исторической информации рождает лишь встречное искажение, рождает экстремистские течения и тормозит процесс либеральных преобразований в обществе.
Голдстоун Дж. Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории,1500-1850 / Пер с англ. М.: Изд-во Института Гайдара, 2014, 224 с. Для американского социолога ответ на вопрос, вынесенный в заглавие, становится поводом разобраться в классических и новых концепциях развития человеческих обществ. По мнению автора, войны и конкуренция превратили отсталую западную окраину Евразии в самую могущественную часть света, технологии и благосостояние которой служат примером для других стран.
Голиков А. Г., Рыбаченок И. С. Смех – дело серьезное. Россия и мир на рубеже XIX–XX веков в политической карикатуре. М.: Институт российской истории РАН, 2010. В книге впервые в отечественной историографии предпринята попытка проследить, как некоторые наиболее значимые события и явления российской истории и международных отношений рубежа XIX–XX вв. отражены в произведениях отечественной и зарубежной сатирической графики, опубликованных в то время в журналах и газетах, которые были адресованы массовой аудитории. В работе воспроизводятся около 200 черно-белых и цветных иллюстраций.
Голодовки в истории России XVIII—XX веков : сборник статей VIII международной научно-практической конференции / [науч. ред. Г. Е. Корнилов, В. А. Лабузов]. — Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2013. — 271, [1] с. ; 29 см. — В надзаг.: М-во образования и науки Рос. Федерации, Оренбург. гос. пед. ун-т, Правительство Оренбург. обл., М-во образования Оренбург. обл., Ин-т истории и археологии Урал. отд-ния Рос. акад. наук. — Библиогр. в конце докл., библиогр. в примеч. в конце докл. — 500 экз.
Гордон П. Дневник 1690-1695: В 6 кн. / Пер. с англ. М.: Наука, 2001—2014. 291+330+250+354+620 с. Тираж 740. Дневник шотландца Патрика Гордона (1635—1699), ставшего русским генералом и наставником Петра Великого, — уникальный источник по истории Европы и России второй половины XVII в. Первая часть записок Гордона (до 1659 г.) посвящена прежде всего событиям Северной войны (1655—1660), в которой главными противниками выступали Швеция и польско-литовская держава. Будучи очевидцем и участником военных действий с обеих сторон, автор описывает их подробно и беспристрастно. Настоящее издание открывает первую полную научную публикацию замечательного исторического памятника. Вторая часть записок Гордона посвящена последнему периоду его польской службы и первым годам пребывания в России. Среди важнейших событий этого времени, очевидцем и участником которых оказался автор, — русско-польская война 1654—1667 гг., Медный бунт в Москве, борьба за власть на Украине, дипломатические контакты между Россией и Великобританией. Третий том записок Гордона пером участника событий освещает два Чигиринских похода русских войск и украинских казаков против сил Османской империи. Текст «Дневника» дополнен обширными приложениями, куда включены письма Гордона и документы о нем из российских и британских архивов, в том числе публикуемые впервые. Издание снабжено статьями об источнике и его авторе, комментариями, указателями имен и географических названий, иллюстрациями. Четвертый из сохранившихся томов записок Гордона охватывает период его службы в пограничном Киеве, поездку в Великобританию в 1686 году. Крымские походы русской армии и другие важные события первых лет петровского правления, включая государственный переворот 1689 года, который привел Россию к эпохе всесторонних преобразований. Текст «Дневника» дополнен приложениями, куда включены письма автора. Пятый томов записок Гордона подробно освещает первые годы самостоятельного правления Петра I, включая потешные походы и поездки в Переславль и Архангельск, где зарождался российский флот. Здесь приводится самое полное и достоверное описание первого Азовского похода. Том содержит более ста писем автора к разным лицам: членам его клана, государственным деятелям и коммерсантам из разных стран, а также немало служебных и личных документов.
Грейгъ О. «Долой стыд!». Сексуальный Интернационал и страна Советов. М.: Алгоритм, 2014, 368 с., пер., тир. 1500. Неизвестные факты из личной жизни знаменитых большевистских деятелей и пламенных революционерок.
Гриффитс Д. Екатерина II и ее мир: статьи разных лет. М.: НЛО, 2013. 536 с. Тираж 1000. В сборнике представлены переводы опубликованных ранее (в 1969-2008 гг.) и неопубликованных статей американского слависта Дэвида М. Гриффитса. Автор воссоздает круг идей эпохи Екатерины II, анализирует мировоззрение императрицы и изменение ее взглядов во времени. Благодаря этому Гриффитсу удается проникнуть в реформаторские замыслы Екатерины II, понять ее социальную политику и внешнеполитические проекты.
«Гуляй там, где все»: История советского детства: опыт и перспективы исследования: Сб. ст. Т. 4 / В. Г. Безрогов (сост.). М.: РГГУ, 2013. 442 с., ил., обл., тир. 500. Сборник представляет собой четвертую часть материалов международной научной конференции «История детства как предмет исследования: наследие Ф. Арьеса в Европе и России», проходившей в РГГУ 1—2 октября 2009 г. В данный выпуск попали отобранные и переработанные доклады, сделанные на заседаниях секций, посвященных истории детства в советской и постсоветской России.
Гущин А. В. Русская армия в войне 1904 — 1905 гг.: Историко-антропологическое исследование влияния взаимоотношений военнослужащих на ход боевых действий. СПб.: Реноме, 2014, 256 с., ил., пер. Тир. 1000. Автор изучает боевые действия в Маньчжурии в 1904—1905 гг. через быт, повседневность, реконструкцию мыслей и поступков человека на войне, т. е. в рамках историко-антропологического подхода. Кроме мемуаров в книге используется внушительный корпус разнообразных источников официального происхождения. Читателю предлагается новое объяснение причин поражения русской армии в Русско-японской войне, которое было уже выражено в предыдущей монографии «Оборона Порт-Артура: “Сухопутные не признают моряков, моряки сухопутных, да еще и между собою вражда…”» (СПб., 2011).
Девятов С. В., Зимин И. В. Двор российских императоров: Энциклопедия жизни и быта: В 2 т. М.: Кучково поле, 2014. 696, 480 с. Тираж 2000. Императорский двор — сложный и многообразный институт. Это не только представляющие его люди, но и стиль их жизни и работы, официальные мероприятия и приватные события, международные контакты и отдых, рождение, воспитание и обучение детей монаршей семьи. Российский императорский двор имел свой особый ритм жизни, не исчерпывавшийся лишь торжественными ритуалами и приемами. Данный труд основан на огромном фактическом материале, архивных документах, мемуарной литературе и отчетах Министерства императорского двора и является результатом большой работы по их систематизации и популярному изложению. Читатель получит представление как об истории двора, так и о самых различных сторонах его повседневной жизни.
Дневники императора Николая II (1894—1918 гг.): В 2 т. / С. В. Мироненко (ред.). М.: РОССПЭН, 2013, 2014. Тир. 1000. Т. 1: 1894-1904. 1103 с. Т.2: Ч. 1 (1905-1913). 824 с. Т.2: Ч.2 (1914-1918). 784 с.
Дунаева Н. А. Модернизационные процессы в поволжской деревне в 1907—1917 годах : монография / Н. А. Дунаева ; Ульян. гос. пед. ун-т им. И. Н. Ульянова, ист. фак. — Ульяновск : Качалин А. В., 2012. — 281 с. : ил. ; 20 см. — Библиогр.: с. 220—239. — 100 экз.
Елисеева О. И. Повседневная жизнь русских литературных героев. XVIII — первая треть XIX века. М.: Молодая гвардия, 2014. 400 с. Так уж получилось, что именно по текстам классических произведений нашей литературы мы представляем себе жизнь русского XVIII и XIX веков. Справедливо ли это? Во многом, наверное, да: ведь следы героев художественных произведений, отпечатавшиеся на поверхности прошлого, нередко оказываются глубже, чем у реально живших людей. К тому же у многих вроде бы вымышленных персонажей имелись вполне конкретные исторические прототипы, поделившиеся с ними какими-то чертами своего характера или эпизодами биографии. Но каждый из авторов создавал свою реальность, лишь отталкиваясь от окружающего его мира. За прошедшие же столетия мир этот перевернулся и очень многое из того, что писалось или о чем умалчивалось авторами прошлого, ныне непонятно: смыслы ускользают, и восстановить их чрезвычайно трудно. Так можно ли вообще рассказать о повседневной жизни людей, которых… никогда не существовало? Автор настоящей книги — известная исследовательница истории Российской империи — утверждает, что да, можно. И по ходу проведенного ею увлекательного расследования перед взором читателя возникает удивительный мир, в котором находится место как для политиков и государственных деятелей различных эпох — от Петра Панина и Екатерины Великой до А. Х. Бенкендорфа и императора Николая Первого, так и для героев знакомых всем с детства произведений: фонвизинского «Недоросля» и Бедной Лизы, Чацкого и Софьи, Молчалина и Скалозуба, Дубровского и Троекурова, Татьяны Лариной и персонажей гоголевского «Ревизора».
Елисеева О. И. Тайна смерти Петра III / О. И. Елисеева. — Москва : Вече, печ. 2012. — 318 с., [8] л. ил. ; 21 см. — (От Руси к империи). — Библиогр. в примеч.: с. 295—316. — 2000 экз. За два с половиной века сложился негативный стереотип восприятия Петра III. И для этого есть все основания. Автор книги постаралась показать, что короткое царствование внука Петра Великого — вовсе не досадное недоразумение в русской истории. Оно продемонстрировало необходимость новой волны европеизационных реформ и дало понять власти предержащей, как их не надо проводить. Стал ли несчастный Петр Федорович жертвой своих поспешных начинаний? Трудного характера? Психического расстройства? Всего понемногу. Его гибель в результате переворота — роковая и, к сожалению, неизбежная развязка.
Ерусланова Р. И. Социальная помощь в Поволжье в годы Первой мировой войны / Р. И. Ерусланова. — [Изд. 2-е, перераб. и доп.]. — Москва : [б. и.], 2013. — 173 с. ; 21 см. — Библиогр.: с. 159—171. — 500 экз.
Жиромская В. Б. Основные тенденции демографического развития России в ХХ веке. М.: Кучково поле, 2013. 320 с. Тираж 2000. В монографии рассматривается специфика российской демографической модернизации. Характеризуются направления и основные этапы модернизационного процесса, роль экзогенных и эндогенных факторов в его развитии. На конкретных статистических и документальных материалах прослеживаются изменения в режимах смертности и рождаемости на протяжении XX в. Показан процесс формирования современной модели демографического поведения. В работе характеризуются особенности трансформаций семейно-брачных отношений, произошедших на протяжении столетия. В исследовании показано влияние на характер и темпы российской демографической модернизации Первой и Второй мировых и Гражданской войн и социально-политических катаклизмов, потрясших Россию в XX в.
Жукова Л. Н., Жукова О. Г. Русское купечество : гении дела и творцы истории / Л. Н. Жукова, О. Г. Жукова. — Москва : Вече, печ. 2013. — 271 с. : ил. ; 25 см. — 2000 экз. Изучается вклад купцов-предпринимателей в промышленность, сельское хозяйство, коммерцию, финансы, культуру, издательское дело — П. Третьякова, В. Кокорева, С. Мальцева, И. Сытина, династии Второвых, Кузнецовых, Шустовых и др.
Записные книжки великого князя Николая Павловича. 1822—1825 гг. / М. В. Сидорова (ред.). М.: РОССПЭН, 2013. 904 стр., ил., пер. Тир. 1000. Записные книжки великого князя Николая Павловича за 1822-1825 гг., единственных, которые в течение жизни вел Николай I. Это не дневник, а записи для памяти, которые великий князь, очевидно, планировал использовать в дальнейшем для написания воспоминаний. Можно предположить, что к началу 1822 года Николай Павлович окончательно убедился в том, что ему предстоит царствовать, и, чтобы разобраться в хаосе мыслей и фактов и не упустить что-то важное, начал подробно фиксировать все события. Записи очень конспективны, но сохраняют последовательность событий и встреч в течение дня. Это дает возможность выявить круг доверенных великому князю лиц, познакомиться с его обычным времяпрепровождением, а также узнать о местонахождении и занятиях лиц императорской семьи. Отсутствие ощущений автора в некоторых вопросах компенсируется тщательной фиксацией времени, места и участников событий. Записи будущего императора позволяют по-новому взглянуть на известные факты, на роль в исторических событиях отдельных персонажей, а также на личность самого Николая Павловича.
Захарова О. Государственный церемониал как программа власти. М.: Центрполиграф, 2014, 382 стр., ил., пер. Тир. 2000. Каждая эпоха создает свои церемониальные действа и отражается в них как в зеркале. Для правящей элиты церемониал — это способ преподнести себя миру, продемонстрировать свои представления о должном и почетном, о прекрасном и благородном. Книга посвящена таким явлениям жизни российского общества, как выходы высочайших особ, конные карусели, военные парады, церемониальные марши, придворные балы, дипломатические приемы, коронации, бракосочетания, которые рассматриваются как особые акты общественного представительства. Подчеркивается, что церемониалы в России — сложные, изящные, всегда с подтекстом — представляли собой внешнюю оболочку богатой духовной внутренней природы общественной жизни, отражали уровень нравственности и добродетелей их участников. Автор придерживается концепции американского историка Ричарда Уортмана, представленной им в книге: Сценарии власти: Мифы и церемонии русской монархии: В 2 т. М., 2002, 2004.
Иванов В. В. Средняя Азия в составе Российской империи и Советского Союза (1900—1945 гг.) : учебное пособие / В. В. Иванов ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Амур. гуманитар.-пед. гос. ун-т. — Комсомольск-на-Амуре : Изд-во АмГПГУ, 2013. — 151 с. : карты ; 21 см. — Библиогр.: с. 143—148. — 100 экз.
Игнатов В. Д. Доносчики в истории России и СССР. М.: Вече, 2014. 416 с.., ил., пер. Тир. 3000. Такое специфическое и неоднозначное явление как доносительство было известно с библейских времен и дошло до наших дней. Доносы часто приводили к трагическим последствиям, и это сформировало в обществе негативный образ доносчика. В книге изложены история, типология и проявления доносительства на разных этапах развития государства. Показаны причины, особенности и последствия доносительства в постреволюционной России и СССР.
Игнатов В. Д. Палачи и казни в истории России и СССР. М.: Вече, 2014. 416 с. пер. Тир. 2500. Автор книги подробно рассказывает об истории и видах казней в России и Советском Союзе, о знаменитых палачах, о матерых преступниках и невинно пострадавших людях.
Изобретение века: Проблемы и модели времени в России и Европе XIX столетия / Е. Вышленкова, Д. Сдвижков (ред.). Н.: НЛО, 2013. 368 с. XIX век был, а во многом и остается в истории и культуре России «нашим всем». Совместными усилиями авторы сборника пытаются разобраться, насколько оправдан этот статус. Как XIX век «собирался» из событий и явлений прошлого? С чем он ассоциировался для современников и потомков? Имеет ли смысл говорить о русском XIX веке, и как он соотносится с модерностью? В чем вообще заключается смысл моделей исторического времени: имеем ли мы дело только с изобретением историков или с элементом самосознания реальных людей? Сборник продолжает совместный проект Studia europaea Германского исторического института в Москве и издательского дома НЛО.
Иконников-Галицкий А. Самоубийство империи. Терроризм и бюрократия. 1866-1916. СПб.: Современная интеллектуальная книга, 2013. 340 с. Тираж 3000. Книга Анджея Иконникова-Галицкого посвящена событиям русской истории, приближавших революцию и непосредственно ей предшествовавших. Автор стремится доказать несостоятельность исторических мифов, связанных с террористами-народовольцами, заговорами в высших правительственных кругах, событиями русско-японской войны, убийством Распутина, институтом провокаторства. Обширный документальный материал высвечивает историю не как борьбу абстрактных идей или сумму событий, а как мир, где действуют люди, с их слабостями, страстями, корыстными интересами, самолюбием и планами, приводящими по воплощении к непредвиденным результатам.
История женщин на Западе : [в 5 т. : перевод / под общ. ред. и с вступ. ст. Ж. Дюби, М. Перро]. — Санкт-Петербург : Алетейя, 2014— . — 24 см. — (Гендерные исследования). — На авантит. в вых. дан.: Ист. кн. — Перевод изд.: A History of Women in the West. Cambridge, MA ; London. — ISBN 5-89329-788-1. Т. 1 : От древних богинь до христианских святых : [пер. с англ. / Н. Лоро, Дж. Сисса, Я. Томас и др.] ; под ред. [и с вступ. ст.] П. Ш. Пантель. — 2014. — 599 с. : ил. — Библиогр. в примеч.: с. 484—542. Монументальная книга состоит из работ 75 известных историков, представляющих читателям увлекательную панорамную хронику от античности до современности. Открывающий издание том выводит женщин из положения маргиналий античной истории на передний план. Впервые представлен новый взгляд на более чем двухтысячелетнюю историю Древней Греции и Рима и европейское культурное пространство — от Северного моря до Средиземного и от Геркулесовых столпов до берегов Инда. Авторы используют разнообразные и многочисленные источники, включающие надгробия, архитектурные планы, папирусные свитки, росписи на вазах и литературные произведения, для того чтобы показать, как репрезентация женщин эволюционировала на протяжении этой эпохи, и выявить воображаемую историю женщин как итог взаимоотношений между полами.
История Ставрополья в отчетах губернаторов (1804—1914 годы) : сборник документов / Правительство Ставроп. края, Ком. Ставроп. края по делам арх., Гос. арх. Ставроп. края [и др. ; сост. В. В. Белоконь (отв. сост.), О. И. Винокурова]. — Ставрополь : Комитет Ставропольского края по делам архивов, 2013. — 503 с. : ил. ; 24 см. — В надзаг. также: Рос. гос. ист. арх., Сев.-Кавк. федер. ун-т. — Указ. имен и геогр. назв.: с. 496—501. — 500 экз.
Каменева Е. А. Петербургские старообрядцы в XVIII—первой половине XIX века. СПб.: Дм. Буланин, 2013. 288 с. Изменение роли церкви в борьбе с расколом помогает проследить эволюцию взаимоотношений церкви и государства. В XVIII столетии в борьбе с расколом власти в первую очередь опирались на церковь, в XIX в. — на государственный аппарат. Такая перемена связана с утратой церковью остатков независимости от государства во взаимоотношениях с прихожанами к концу рассматриваемого периода. На примере Петербурга видно, что остановить раскол не удавалось, несмотря на постоянно принимаемые меры. Жизнь и деятельность старообрядцев в Петербурге показывает, что изменение методов воздействия на сторонников старой веры не помогло центральной власти достигнуть главной цели борьбы с расколом — присоединения старообрядцев к Русской Церкви. Следствием такого положения являлось принятие законов, направленных на возвращение старообрядцев в лоно церкви. Результат исполнения этих законов, по мнению автора, был далек от ожидаемого, хотя на его достижение тратилось много средств, что говорит о невысокой эффективности законодательства, направленного на регулирование правоотношений со старообрядцами.
Канатьева, Н. С. Астраханское старообрядчество и сектантство XIX в. в культурном контексте губернии / Н. С. Канатьева. — Астрахань : Сорокин Р. В., 2013. — 149 с. : ил. ; 21 см. — Библиогр.: с. 141—148, библиогр. в конце гл. — 150 экз.
Касанов А. С. Влияние общественных организаций на социально-экономическую и культурную жизнь Вятско-Камского региона во второй половине XIX—начале ХХ в.: Автореф. .. канд ист наук. Екатеринбург, 2014. Общественные организации сыграли «ведущую, во много определяющую роль» в преобразованиях в пореформенное время» (с. 22).
Кискидосова Т. А. Повседневная жизнь горожан Енисейской губернии во второй половине XIX—начале XX века / Т. А. Кискидосова. — Абакан : Бригантина, 2012. — 311, [1] с., [16] л. ил. ; 21 см. — Библиогр. в примеч. в конце гл. — 500 экз.
Константин Константинович (вел. князь). Дневник великого князя Константина Константиновича (К. Р.), 1911—1915 / отв. ред., сост. [и авт. вступ. ст., с 5—34] В. М. Хрусталев ; [комментарии В. М. Хрусталева, В. П. Кочетова]. — Москва : ПРОЗАиК, 2013. — 621, [2] с., [8] л. ил., факс. : ил. ; 25 см. — На авантит.: к 400-летию Дома Романовых. — Библиогр.: с. 618—622. — В прил. включ. фрагм. переписки Константина Константиновича (1911—1915), отрывки из воспоминаний князя Гавриила Константиновича Романова, а также ист. док. — 3000 экз.
Корелин А. П. Власть и общество в России. Век XIX-й: время ожиданий и перемен. М.: Институт российской истории РАН, 2013. 240 с. Тираж 300. О противоречиях модернизации нашей страны, которая начала реформы позднее других европейских держав. Основное внимание автора направлено на проблемы взаимоотношений власти и общества, а также на сферу государственного устройства в целом. Содерж.: «Дней Александровых прекрасное начало…» Стагнация или реформы?; Апогей самодержавия; Россия на переломе: «Великие реформы»; Россия на перепутье: «контрреформы»; Власть и общество на закате Российской империи: [О событиях 1895–1917 гг.]. Автор, анализируя причины и ход событий, определявшие специфику движения страны, стремился показать, что несмотря на ряд депрессивных факторов, основные позитивные тенденции этого времени прослеживались в России вполне определенно. Однако, по его мнению, они так и не смогли завершиться взаимоприемлемым для власти и общества исходом, что стало одной из важнейших причин революционных катаклизмов начала XX в.
Корнева Г. Н., Чебоксарская Т. Н.. Мекленбург-Шверинская принцесса Великая княгиня Мария Павловна—«выдающаяся леди Европы» : [книга-альбом] / Г. Н. Корнева, Т. Н. Чебоксарская. — Санкт-Петербург : Лики России, 2013. — 155, [5] с. : ил., факс. ; 29 см. — Загл. обл. и корешка: Великая княгиня Мария Павловна. — Библиогр. в примеч. в конце кн. — Имен. указ. в конце текста. — 2000 экз. Особенностью настоящего издания является привлечение авторами обширного материала, который они в течение многих лет накапливали, работая в архивах России и за рубежом. В книге приведено около 300 иллюстраций, обнаруженных исследователями в российских, зарубежных архивах и частных коллекциях. Около 70 фотографий любезно предоставлены авторам Arturo E. Beеche из его поразительно богатого частного архива. Свободное владение иностранными языками позволило Г. Корневой и Т. Чебоксаровой проанализировать периодику конца XIX – начала XX века, печатавшуюся в России, Англии, Германии, а также атрибутировать целый ряд фотографий. Основательность проработки темы повышает важность выхода в свет этого издания.
Крюков Ф. На Германской войне. На фронте и в тылу. М.: АИРО-XXI, 2013. 548 с. Тираж 1000. В этой книге собраны очерки и рассказы известного дореволюционного писателя Федора Крюкова, написанные в 1912-1916 гг. В них показывается прежде всего жизнь простого народа, в мир которого внезапно вторглось небывалое испытание — длительная кровавая борьба с внешним врагом. Достоверность и непосредственность изображаемого, тонкая наблюдательность и способность проникновения в душу своего собеседника — все это позволяет рассматривать произведения Крюкова и как ценный исторический источник, раскрывающий современному читателю мир дореволюционной России, позволяющий ему увидеть и понять мир той далекой, безвозвратно ушедшей эпохи.
Лаврентьева Е. В. Она и Он: Любовный быт в мемуарах и периодике конца XIX — начала ХХ века М.: Этерна, 2014. 196 с., ил., супер обложка, тир. 3000. В книге собраны реальные любовные истории рубежа XIX и XX вв., запечатленные в мемуарах известных писателей и художников, а также их жен, сестер и подруг. Иной, ироничный тон задают сатирические и куртуазные открытки знаменитых зарубежных художников того времени со сценами свиданий, ссор и пылких примирений Его и Ее. Им вторят любовные вирши (от Ахматовой и Саши Черного до неизвестных сочинителей) и забавные публикации из женских журналов начала XX века. Так что и любители китча, и охотники посмеяться, и читатели, настроенные на глубокие переживания, найдут в этом милом семейном альбоме разделы себе по вкусу.
Лажечников И. И. Походные записки русского офицера, 1812—1814 / И. И. Лажечников. — Москва : Кучково поле, 2013. — 204, [2] с. ; 21 см. — (Военные мемуары). — 2000 экз. Иван Иванович Лажечников (1792-1869) широко известен как исторический романист. Однако он мало известен, как военный мемуарист. А ведь литературную славу ему принесло первое крупное произведение «Походные записки русского офицера 1812, 1813, 1814 и 1815 годов», которые отличаются высоким патриотическим пафосом и взглядом на Отечественную войну как на общенародное дело, а не как на «историю генералов 1812 года». Сожженная и опустевшая Москва, разрушенный Кремль, преследование русскими отступающей неприятельской армии, голодавшие и замерзавшие французы, ночные бивуаки, офицерские разговоры, картины заграничной жизни живо и ярко предстают со страниц «Походных записок». Перед читателем встает и фигура самого автора, который «месил снежные сугробы литовские, спотыкаясь о замерзшие трупы, при жестоких морозах, захватывавших дыхание, в походной шинели, сквозь которую ветер дул, как сквозь сетку решета», и писал свои записки «при свете бивуачных костров, на барабанах и нередко при шуме идущего рядом войска».
Лазарян С. С. Экономическая, социальная и этноконфессиональная политика князя М. С. Воронцова в Кавказском крае, 1845—1854 гг. / С. С. Лазарян. — Пятигорск : Пятигорский гос. лингвистический ун-т, 2014. — 398 с.
Латов Ю. В. «Книга о скудости и богатстве» – голос «безмолвствующего большинства // Историко-экономические исследования. 2014 . Т. 15. № 1. Предлагается интерпретация «Книги о скудости и богатстве» как выражения «простонародных» взглядов, как голоса «безмолвствующего большинства» россиян рубежа XVII-XVIII вв. Такая гипотеза в принципе сохраняет за Посошковым статус первого русского экономиста, однако выводит его за границы российской экономической науки. Одновременно она заставляет сделать вывод о глубокой укорененности авторитарных стереотипов в общественном сознании россиян.
Летопись Великой войны: 1916 год: В 2 ч. М.: Книга по требованию, 2013, 438, 1936 с. Репр. изд. Сборник, составленный из различных информационных выпусков 1916 г. Эта книга будет изготовлена в соответствии с заказом по технологии Print-on-Demand компанией ООО «Книга по Требованию».
Летопись Великой войны: 1917 год. М.: Книга по требованию, 2013, 128 с. Репр. изд. Сборник, составленный из различных информационных выпусков 1917 г. Эта книга будет изготовлена в соответствии с заказом по технологии Print-on-Demand компанией ООО «Книга по Требованию».
Лурье Л. Без Москвы. СПб.: БХВ- Петербург, 2013. 416 с. Тираж 2000. Петербург и Москва – два российских мегаполиса, бывшая и нынешняя столицы, соревнование между которыми не прекращается никогда. Книга посвящена описанию петербургской «самости», того, что делает жителей города непохожими ни на москвичей, ни на провинциалов. Действия книги охватывают век между 1912-м и 2012-м годами: от акмеистов до хипстеров: обычаи, персонажи, трагедии и комедии города «славы и беды».
Макаров Н. В. Современная англо-американская историография русского либерализма периода Первой мировой войны //ВИ. 2014. № 9. С. 151—165.
Мария Павловна (вел. княгиня). Мемуары / вел. княгиня Мария Павловна ; [пер. Л. Бурмистровой и др.]. — Москва : Захаров, 2014. — 511 с., [9] л. ил. ; 21 см. — 1500 экз. Великая княгиня Мария Павловна (1890-1958) — дочь греческой принцессы Александры и великого князя Павла Александровича — младшего сына Александра III, двоюродная сестра последнего российского императора. Воспитывалась с братом Дмитрием в семье московского генерал-губернатора вел. князя Сергея Александровича и его жены вел. княгини Елизаветы Федоровны. Ее брат — Дмитрий Павлович — был одним из убийц Распутина. Сама она побывала и шведской герцогиней, и главой дома мод «Китмир» в Париже, и фотографом, и художником, после бегства из большевистской России жила в Лондоне, в Париже, в Америке, в Аргентине, умерла в 1958 году. В эмиграции написала две мемуарные книги — «В России» и «В изгнании» (обе они и составляют эту книгу), которые вызвали неоднозначное отношение и много толков в среде русской эмиграции. Едва ли найдется много особ королевской крови, которые, будучи выброшены в суровую повседневную жизнь, всякий раз находят какой-нибудь нетрадиционный выход, — несгибаемость и находчивость Марии Павловны поистине уникальны.
Мединский В. Р. О русской демократии, грязи и «тюрьме народов». М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. 624 с. Публицистика. Россия никогда не имела демократической традиции и поэтому не может существовать без «сильной руки». Вся ее история: от князя Святослава до Суворова и Жукова, от щита над вратами Царьграда до казаков в Париже, советских танков в Вене и ракет на Кубе — это история непрекращающейся военной экспансии военно-бюрократического государства. Везде Империя насаждала свои порядки, свою единственно верную «православную» веру, свой чиновничий аппарат. Так крошечная мононациональная Московия превратилась в гигантскую «тюрьму народов» почти в 1/5 суши. При этом отсутствие европейской культуры быта породило в крестьянской стране ту ужасающую антисанитарию, неряшливость и вековую грязь, избавиться от которой Россия не в состоянии по сей день… Так вот, все вышесказанное, по мнению автора, — ложь. В этой книге, второй в серии «Мифов о России», он доказывает совершенно обратное.
Мединский В. Р. О русском воровстве, душе и долготерпении (газ.). М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. 528 с. Публицистика. Национальная русская черта с давних пор – даже не со времен Карамзина и с его «Воруют-с…», а еще раньше, с эпохи кормлений – это всеобщее воровство и взяточничество. И любой всплеск криминала и коррупции – лишь продолжение нашей старинной национальной традиции. № 2. Почему власть это терпит? Да потому что сама в этом активно участвует. А главное, потому что терпит это народ. Русский народ долготерпелив и «вынесет всё». Долготерпение и упование на власть – исконно русская черта. «Вот приедет барин, барин нас рассудит…» № 3. Все это, вместе взятое, отличает нас и от Запада, и от Востока. Запад есть Запад, Восток есть Восток, – говаривал Киплинг, а мы добавим: Россия есть Россия. Умом нас не понять. Измерять – тоже дело бесперспективное. Таковы особенности нашей национальной охоты, рыбалки и пр. – в общем, национального характера. Такая у нас загадочная русская душа. № 4. И последнее. С нашей созерцательной православной духовностью, наложенной на исконную русскую лень и разгильдяйство за всю свою историю ничего нормального в научно-техническом плане создать мы не могли. Воровали – это было (это как раз по-нашему). Там стащим у американцев чертежи атомной бомбы, тут – самолет братьев Райт перерисуем. Блоху подковать, правда, еще можем. На нетрезвую голову… Но к эффективному организованному труду не годимся в принципе. И отдельные потуги властей развивать науку, нанотехнологии, коммуникации, компьютеры, станкостроение есть пустое прожектерство и повод для разворовывания бюджета. Или просто пиар. Нет у нас исторических предпосылок ни для прорывов в науке, ни для высоких технологий. Вот четыре тезиса, с которыми в этой книге мы будем спорить. Автор будет доказывать, что если так отчасти и есть сейчас, это совсем не значит, что так было всегда и что по-другому быть не может.
Мединский В. Р. О русском пьянстве, лени и жестокости. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. 576 с. Тираж 2000. Публицистика. Люди склонны думать о себе хорошо. Обычно даже лучше, чем они есть на самом деле. Это относится и к целым народам, всегда старающимся сформировать о себе самое положительное мнение. Но только не к русским, с удивительным мазохизмом культивирующим о себе самые негативные стереотипы, причем со ссылкой на классиков: все, мол, «пьют», «воруют» (Карамзин), «ленивы и нелюбопытны» (Пушкин), хотят, чтобы у них, Емель, все было «по щучьему веленью»… Так правда ли это все или мифы? Откуда это пошло? Сами про себя придумали или подсказал кто? Есть ли у этих утверждений историческая основа и какая?
Мединский В. Р. Особенности национального пиара. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. 608 с. Тираж 3000. Публицистика. Искусство управления общественными коммуникациями существовало всегда, и история дает его превосходные образцы — от Владимира Мономаха до Иосифа Сталина. Интуитивные гении PR — государственные мужи, первые профессионалы — PR-наемники (они появились еще в XII веке), классические избирательные кампании в Средние века с полным набором современных полит-технологий, оригинальный креатив — всего этого было вдоволь за нашу историю. Русь IX-XVII веков — эпоха великих правителей, великих воинов и великих пиарщиков.
Менщиков И. С., Федоров С. Г. Девиантное и делинквентное поведение русских крестьян Южного Зауралья во второй половине XIX—начале XX в. : монография / И. С. Менщиков, С. Г. Федоров ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Курган. гос. ун-т. — Курган : КГУ, 2013. — 260 с. ; 21 см. — Библиогр. в примеч.: с. 199—259.
Мицюк Н. А. История материнства в англоязычной историографии // ВИ. 2014. № 10. С. 167—175.
Мордвинов А. А. Из пережитого: Воспоминания флигель-адъютанта императора Николая II: в 2 т. М.: Кучково поле, 2014. 1296 с. В первой книге данной серии впервые в полном объеме публикуются воспоминания флигель-адъютанта императора Николая II А. А. Мордвинова. Первая часть «На военно-придворной службе» охватывает период до начала Первой мировой войны и посвящена детству, обучению в кадетском корпусе, истории семьи Мордвиновых, службе в качестве личного адъютанта великого князя Михаила Александровича, а впоследствии Николая II. Особое место в мемуарах отведено его общению с членами императорской семьи в неформальной обстановке, что позволило А. А. Мордвинову искренне полюбить тех, кому он служил верой и правдой с преданностью, сохраненной в его сердце до смерти. Во второй части — «Отречение Государя. Жизнь в царской Ставке без царя» — даны описания внутренних переживаний императора, его реакции на происходящее, а также личностные оценки автора Николаю II и его ближайшему окружению. В третьей части — «Мои тюрьмы» — представлен подробный рассказ о нескольких арестах автора, пребывании в тюрьмах и неудачной попытке покинуть Россию. Здесь же публикуются отдельные мемуары Мордвинова: «Мои встречи с девушкой, именующей себя спасенной великой княжной Анастасией Николаевной» и «Каким я знал моего государя и каким знали его другие». Издание расширяет и дополняет круг источников по истории России начала XX века, Дома Романовых, последнего императора Николая II и одной из самых трагических страниц — его отречения и гибели монархии.
Найденова Л. П. Христианские мотивы регулирования социального поведения в России XV—XVI веков / Л. П. Найденова ; Рос. акад. наук, Ин-т рос. истории. — Москва : ИРИ, 2013. — 246, [1] с. ; 20 см. — Библиогр.: с. 115—120, библиогр. в примеч.: с. 106—113. — В прил. включ. лит. памятники на христиан. тематику. — 300 экз. Книга посвящена проблеме влияния религиозных представлений на социальную жизнь средневековой Руси. В книге впервые в новейшей исторической литературе рассматривается соотношение мотивации поведения с христианскими понятиями средневековой России.
Немашкалов П. Г. Колонизация Северного Кавказа в XIX—начале XX вв.: этапы, тенденции и последствия / П. Г. Немашкалов ; М-во образования и науки Рос. Федерации, М-во образования Ставроп. края, Ставроп. гос. пед. ин-т. — Ставрополь : СГПИ, 2013. — 191 с. ; 21 см. — 500 экз.
Никитин Н. И., Петров Ю. А. Русская колонизация Сибири и Америки: историографические заметки // ИС. 2014. Т. 15/133 (Е. И. Пивовар (отв. ред. и сост.). М., 2014. С. 5—27.
Никифоров Д. И. Москва в царствование Александра II : воспоминания : с иллюстрациями событий того времени и портретами деятелей царствования Александра II / Д. Никифоров ; [вступ. ст. и коммент. А. М. Савинова] ; Гос. публич. ист. б-ка России. — Москва : ГПИБ, 2013. — 349, [1] с. : ил. ; 21 см. — 500 экз. Дмитрий Иванович Никифоров (1833/34—1907) известен как автор книг о старой, патриархальной Москве. Мемуары охватывают период с 1856 г. до кончины императора Александра II в 1881 г. Они представляют собой погодные записи о событиях в Москве, в Российской империи и в Европе, если они связаны с Россией. Используя в работе над мемуарами собственные дневниковые записи, опубликованные и архивные источники, автор достоверно представил картины жизни высшего общества второй половины XIX в.
Ниязматов М. Россия в сердце Азии: диалог цивилизаций (IX—XVIII вв.) = Russia in the heart of Asia: a dialogue of civilizations (the 9th—18th centuries) / М. Ниязматов. — Санкт-Петербург : Петербургское востоковедение, 2013. — 507 с. : ил. ; 23 см. — (Orientalia). — 1000 экз. В настоящей книге освещаются узловые направления эволюции отношений России с сопредельными государствами Центральной Азии в период IX- начала XIX в., их роль в становлении, развитии и формировании единого геополитического пространства. Рассмотрены укрепление Древнерусского государства, консолидирующая роль Московской Руси после распада Золотой Орды, «восточный курс» Ивана IV Грозного и Петра Великого, значение его в наращивании связей с Хивинским ханством (Хорезмом), Бухарским эмиратом, Казахстаном, Балхом, Персией и Афганистаном, другими регионами сопредельного Востока. Критически проанализированы концепции западной научной школы по вопросу «колониалистской» и «агрессивной» природы восточной политики России, ее «имперских амбиций» в Центральной Азии.
Нольде Б. Э. История формирования Российской империи / Б. Э. Нольде ; пер. с фр. Л. Ф. Сахибгареевой, под ред. И. В. Кучумова. СПб.: Дм. Буланин, 2013. 848 с. Впервые издающееся на русском языке фундаментальное исследование выдающегося русского юриста, дипломата, политика и историка Б. Э. Нольде (1876—1948) посвящено истории формирования многонационального Российского государства в XVI—начале XIX в. До сих пор почти неизвестная в нашей стране, эта книга, написанная автором в эмиграции и оставшаяся незаконченной, основана на глубоком анализе огромного фактического материала, отличается широтой подхода и оригинальными выводами, не потерявшими своего значения для науки. По признанию специалистов, данная работа является одним из самых лучших достижений русской эмигрантской историографии. В качестве Приложения публикуются фрагменты исследования Нольде «Очерки русского государственного права» (1911), являющегося ранним опытом автора по изучению истории формирования и функционирования российской государственности и дополняющего его главный труд.
Норченко Е. А. Модернизация Северного Кавказа в 20—50-е годы XIX века / Е. А. Норченко, С. А. Айларова ; Сев.-Осет. ин-т гуманитар. и социал. исслед. им. В. И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО—Алания. — Владикавказ : СОИГСИ, 2013. — 282 с. ; 21 см. — Библиогр.: с. 263—281. — 100 экз.
Орлов Б. Осмысление прошлого в совместных исследованиях ученых России и Германии. М.: Дрофа, 2014. 172 с. На основе материалов научных конференций, семинаров и «круглых столов», организованных в различных регионах России и Германии, анализируется тоталитарное прошлое обеих стран. В аналитическом обзоре воспроизводится общая картина дискуссий российских и немецких ученых по данной проблематике с конца 80-х годов XX в. по настоящее время.
Павлушков А. Р. Нарушения православного клира в конце XVI—XVII в. // ВИ. 2014. № 10. С. 138—147. Нарушения (главным образом под влиянием социально-экономического фактора) представляли собой серьезную проблему для РПЦ. Последняя «пыталась преодолеть пороки, но по объективным причина справиться с этой задачей не могла» (с. 145).
Первая Мировая Война в оценке современников: Власть и российское общество 1914-1918: В 4 т. / В. Журавлев и др. (ред.). М.: РОССПЭН, 2014. 2435 с., пер., тир. 1000. Именной указатель. Указатель литературы, источников, периодических изданий. Т.1. Эволюция взглядов / В. В. Журавлев (ред.). 636 с. Т.2: Консерваторы: великие разочарования и великие уроки / А. В. Репников (ред.). 652 с. В данном серийном сборнике РГНФ, посвященном представителям консервативного течения русской общественной мысли, собраны материалы, всесторонне показывающие отношение правых и националистов к Первой мировой войне, к вызванным ею кризисным процессам в российском обществе, государственной политике России, союзникам по Антанте, Германии и немцам. В том вошли наиболее яркие и резонансные выступления в Государственной Думе и Государственном совете, статьи и фрагменты текстов брошюр лидеров и идеологов консервативного лагеря, материалы монархических совещаний, передовицы известных правых газет и журналов. Т.3: Либеральный взгляд на войну: через катастрофу к возрождению. 543 с. В том включены тексты выдающихся мыслителей, ученых и политиков либерального направления отечественной общественной мысли, в которых дан глубокий комплексный анализ природы Первой мировой войны; раскрыта роль международного права и международных структур в борьбе за предотвращение вооруженных конфликтов; цели и задачи России в войне; показаны сложные взаимоотношения власти и общества; влияние войны на экономику и финансы, науку, культуру. Т. 4: Демократия «страны нарушенного равновесия» / А. П. Ненароков (ред.). 591 с. В данном серийном сборнике РГНФ впервые после долгого перерыва русская демократия предстает одной из ведущих общественных сил страны, состоящей не только из представителей леворадикального крыла российских революционеров. Среди авторов публикуемых в нем статей – на равных – не только большевики и меньшевики-интернационалисты, но и видные деятели других групп и течений российской социал-демократии, социалисты-революционеры, народные социалисты, анархисты, анархо-синдикалисты, представители национальных и региональных организаций России – мусульманских, Украинской социал-демократической рабочей партии (бывшей РУП – Революционной партии Украины), Литовской социал-демократической рабочей партии (бывшей СДПЛ – Социал-демократической партии Литвы), Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше, России – Бунд, прочих политических партий и организаций страны. Страны, которая на тот момент, по мнению одного из основателей и ведущих идеологов РСДРП А. Н. Потресова, представляла собой «многообещавший общественный организм рождавшихся к политической жизни многих народов».
Первушина Е. В. Петербургские женщины XIX века. М.: Центрполиграф, 2013. 698 с. Тираж. 2500. Первая книга Елены Первушиной вышла под названием «Петербургские женщины XVIII века». Перед вами вторая книга, которая рассказывает о судьбах жительниц Северной столицы в конце XIX — начале XX века. В это время в России назрел кризис, жить по-старому было уже нельзя. В политической борьбе женщины нашли ответ на «женский вопрос» XIX века. Они завоевали права, получили возможность строить свою жизнь по собственному выбору. Но тут же перед ними встал новый вопрос: как женщины могут преобразовать общество, сделав его более справедливым и комфортным для себя и для мужчин? Искать ответ на него пришлось уже женщинам XX века. Семья
Петров А. Ю., Воробьева Т. В. Теория российско-американского фронтира в оценках отечественных и зарубежных исследователей // Клио. 2014. № 3 (87). С. 3—14.
Петроград на переломе эпох. Город и его жители в годы революции и Гражданской войны / С. Яров, Е. Балашов, В. Мусаев, А. Рупасов, А. Чистиков. М.: Центрполиграф, 2013. 544 с. Тираж 2000. Настоящая книга очерков истории Петрограда в годы Гражданской войны, не сгущая краски, показывает трудности и теневые стороны жизни, не пренебрегая тем положительным, что уже отражено в исторической литературе, но и не избегая тяжелых и мрачных явления быта и повседневных тягот горожан, которым довелось прожить несколько лет на переломе эпох. Старый дореволюционный порядок с его уже ставшими привычными устоями жизни сменился резким скачком к неизведанному будущему, ставшим тяжелым испытанием для бывшей столицы Российской империи.
Пивоваров Ю. С. Отечественная общественная мысль и политическая система России в историческом измерении // Труды Отделения историко-филологических наук: 2008—2013. М.: Наука, 2014. С. 71—85.
Пискунов С. А. Государственная политика переселения в земледельческие районы Дальнего Востока СССР : (середина 40-х—середина 60-х гг. XX века) : монография / С. А. Пискунов ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Благовещ. гос. пед. ун-т. — Благовещенск : Изд-во Благовещенского гос. педагогического ун-та, 2011. — 197 с. : ил. ; 20 см. — Библиогр.: с. 170—187. — 100 экз.
«Претерпевший до конца спасен будет» женские исповедальные тексты о революции и гражданской войне в России / О. Р. Демидова (сост.). СПб.: Европейский университет в СПб, 2013. 262 с. Тираж 700. Это пять женских автодокументальных текстов, посвященных одному из самых драматических периодов отечественной истории ХХ столетия, принадлежащих разным авторам и написанных в разное время: как непосредственно «по следам» и даже «по ходу» событий, так и по прошествии более или менее длительного времени после них, вплоть до нескольких десятилетий. Авторы принадлежали к разным поколениям и сословиям (аристократии, среднему классу, интеллигенции), жили в столицах и в провинции, придерживались самого широкого спектра политических взглядов, от правомонархических до либерально-демократических и леворадикальных, однако все они волею судьбы сделались свидетельницами, а впоследствии — и активными участницами воссозданных в текстах событий. Общество
Революционная мысль в России XIX—начала XX века: Энциклопедия / В. В. Журавлев (ред.). М.: РОССПЭН, 2013. 613 с., ил., пер. Тир. 1000. Научно-справочное издание, ставящее целью проследить на уровне современных исследовательских представлений становление и эволюцию отечественной общественно-политической мысли революционной направленности в хронологических рамках с 20-х — 40-х гг. XIX в. и вплоть до Революции 1917 г. Структура настоящего издания включает в себя статьи по трем основным направлениям: исходные общественно-политические понятия и определения, характеризующие становление и сложную эволюцию революционной мысли в их российском и мировом контексте; персоналии выдающихся, социально востребованных в свое время революционных мыслителей и деятелей; периодические издания, служившие на разных этапах истории страны выразителями настроений, рупором мировоззренческих, идеологических и политических убеждений и принципов в границах тех или иных направлений революционной мысли и революционного действия. Издание завершает пятитомную серию энциклопедий, начало которой было положено выходом в свет энциклопедии «Общественная мысль России XVIII—начала XX века» (М.: РОССПЭН, 2005).
Россия в годы Первой мировой войны: экономическое положение, социальные процессы, политический кризис / Ю. А. Петров (ред.). М.: РОССПЭН, 2014. 982 с., пер., тир. 1200.
Россия в Первой мировой войне 1914—1918: Энциклопедия: В 3 т. / А. К. Сорокин (ред.). М.: РОССПЭН, 2014. Т. 1: А – Й. 823 с.; Т. 2: К – П. 904 с. Т. 3: Р – Я. 744 с. В энциклопедии представлены свыше 1400 словарных статей, охватывающих самый широкий спектр вопросов, раскрывающих различные аспекты участия России в Первой мировой войне. Использованы репродукции более 1000 редких фотографий и произведений графики. Авторский коллектив проекта составили более 190 исследователей, представляющих архивы, музеи, университеты, академические институты Российской Федерации. Издание включает следующие материалы: биографические статьи о крупнейших представителях военного и политического руководства Российской империи, высшего командного состава российской армии и флота, наиболее видных государственных, общественных и политических деятелях; статьи о дипломатических акциях; статьи по истории военных действий на Русском фронте Первой мировой войны, о различных родах войск, крупных соединениях и объединениях и о военном искусстве российской армии в 1914–1918 гг., о вооружении и обмундировании; статьи об основных органах государственного управления и общественно-политических институтах Российской империи того периода; статьи об организации жизни и работы тыла, об экономике в целом и о военной промышленности, ее отдельных предприятиях в частности; статьи о политических партиях, партийно-политической борьбе и об основных событиях, связанных с кризисом старого режима в России, революционными событиями 1917 г., и др. Трехтомник это фундаментальный энциклопедический труд, фактический и аналитический материал которого дает объективную картину реальных побед и поражений, успехов и неудач России в подготовке и ведении боевых действий, обеспечении фронта, мобилизации экономики и концентрации ресурсов страны на решении проблем военного времени.
Садиков А. Н. Павловск. Повседневная жизнь города в 1913—1914 годах / Александр Садиков. — Санкт-Петербург : [б. и.], 2013. — 246 с. : ил. ; 23 см. — В прил. включ. арх. док. — 350 экз.
Синова И. В. Дети в городском российском социуме во второй половине XIX –начале XX в.: проблемы социализации, девиантности и жестокого обращения. СПб.: Дм. Буланин, 2014. 304 с. 500 . В исследовании рассматриваются основные тенденции норм и отклонений социализации ребёнка. Основу монографии составляет комплексный анализ разнообразных источников, содержащих информацию о правовом статусе ребёнка, о государственной политике по отношению к детям, о фактах жестокого отношения к ним, эксплуатации, нищенстве, преступности, самоубийствах, проституции несовершеннолетних во второй половине XIX – начале XX в. В монографии показано, как несоответствие между социальными ценностями общества и социально одобряемыми средствами их достижения приводило к деформации общественных институтов, унижению человеческого достоинства, пренебрежению интересами и утилитарными нуждами детей; рассмотрено, как насилие в отношении детей со стороны родителей, хозяев ремесленных мастерских, антрепренёров, содержателей цирков, домов терпимости приводило к антиобщественным установкам личности, трансформации в криминальные действия среди самих малолетних и несовершеннолетних.
Сломинская Е. В. Российская научно-техническая интеллигенция XVIII—начала XX века в отечественной историографии (1917 г. — первое десятилетие XXI века) / Е. В. Сломинская. — Тула : Тульский гос. ун-т, 2013. — 252, [1] с. ; 20 см. — Библиогр.: с. 219—252. — 500 экз.
Сорокин П. А. Человек и общество в условиях бедствий (Влияния войны, революции, голода, эпидемии на интеллект и поведение человека, социальную организацию и культурную жизнь). М.: Мир, 2012. 336 с., пер., тир. 1500. Эту работу, ставшей классической, Питирим Александрович Сорокин (1889—1968) – русско-американский социолог, представитель позитивистской ориентации в русской социологии, опубликовал в 1942 г.
Социальная история российской провинции : материалы Всероссийской научной конференции «Социальная история российской провинции», 23—25 сентября 2013 г. / [отв. редакторы Ю. Г. Салова, И. Ю. Шустрова]. — Ярославль : ЯрГУ, 2013. — 225 с. : диагр. ; 21 см. — В надзаг.: М-во образования и науки Рос. Федерации, Яросл. гос. ун-т им. П. г. Демидова, каф. музеологии и краеведения. — 150 экз. В сборнике опубликованы материалы докладов и сообщений, представленных на научной конференции, организованной кафедрой музеологии и краеведения ЯрГУ им. П.Г. Демидова. Предметом внимания исследователей стало развитие российского социума в переходные периоды отечественной истории. В рамках конференции рассматривались вопросы, связанные с использованием методологических подходов смежных наук в конкретно-исторических исследованиях. Анализировались возможности привлечения новых источников для дальнейших исследований социальных процессов. Представленные материалы позволяют провести ретроспективный анализ развития российской провинции с учетом социально-культурных факторов и использовать их при прогнозировании развития современной России.
Суржикова Н. В. Военный плен в российской провинции (1914-1922). М.: РОССПЭН, 2014, 423 стр., ил., пер., тир. 1000. Книга посвящена военному плену на Среднем Урале в период с 1914 по 1922 год. Особое внимание уделено проблеме воздействия плена и пленных на региональные и локальные институты и практики экономического, политического и социокультурного свойства. В работе показано, что как особое пространственно, институционально и функционально значимое явление плен имел не только краткосрочные, но и долгосрочные последствия, ощутимые как местно, так и повсеместно.
Татарникова А. И. Сеть сельских поселений Западной Сибири во второй половине XIX—начале XX века: масштабы и социальное развитие / А. И. Татарникова ; Тобол. комплекс. науч. станция Урал. отд-ния Рос. акад. наук, Тобол. гос. социал.-пед. акад. им. Д. И. Менделеева. — Тобольск ; Тюмень : Тюменский издательский дом, 2013. — 236 с.
Тафаев Г. И. Фальсификация истории волжско-болгарской цивилизации : монография / Г. И. Тафаев ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Чуваш. гос. пед. ун-т им. И. Я. Яковлева. — Чебоксары : Чувашия, 2013. — 287 с. : портр. ; 21 см. — Библиогр. в конце гл. — 500 экз.
Тихонова А. В. «Надлежаще смотреть…» Надзор за иностранцами в Российской империи (1801 -1861). Смоленск: Свиток, 2013. 256 с. Тираж 500. В монографии впервые комплексно исследуется проблема надзора за иностранными подданными на территории Российской империи в первой половине XIX века и преддверии Великих реформ Александра II. В исследовании освещены вопросы контроля над иностранными военнопленными и членами их семей после Отечественной войны 1812 года, а также пленными в результате Крымской войны 1853—1856 гг. На основе анализа российского законодательства, делопроизводственных документов, мемуарных источников, материалов периодической печати в монографии показаны изменения государственной политики в отношении иностранцев, взаимодействие российских властей всех уровней при осуществлении надзора за иностранными подданными.
Тишков В. А. Итоги Кавказской войны и проблема переселения горцев Кавказа // Кавказ в истории России: дискуссионные проблемы / В. А. Тишков (ред.). М.: ГЦМСИР, 2014. С. 98—116. «Вхождение Кавказа в состав России определялось несколькими обстоятельствами: территориальным соседством, давними контактами, международной ситуацией, соперничеством с Османской империей» (с. 99.). По разным подсчетам в разные области Османской империи (Малую Азию, на Ближний Восток и Балканы) переселилось от 450 тыс. до 1,5 млн уроженцев Северного Кавказа» (с. 114).
Туманова А. С. Общественные организации России в годы Первой мировой войны (1914-февраль 1917г.). М.: РОССПЭН, 2014, 327 с. Книга посвящена важной и малоисследованной проблеме – истории общественных организаций России времени Первой мировой войны. В ней характеризуются наиболее крупные и результативные общества частной инициативы, составлявшие основу нарождавшегося в предреволюционной России гражданского общества, а также порожденные войной публично-правовые объединения (Всероссийский земский союз, Всероссийский союз городов, Земгор и др.). Впервые в историографии предпринята попытка посмотреть на общественные объединения военного времени как на единый организм: воссоздать жизненный цикл организованного военного социума и проанализировать результаты его жизнедеятельности. Ключевая проблема данного исследования состоит в том, чтобы выяснить, как организованному военному социуму удалось, с одной стороны, стать партнером государства в создании оборонного комплекса страны, а с другой – внести свою лепту в подрыв авторитета публичной власти и крушение монархического строя. Участие российской общественности в патриотических кампаниях военного времени, составлявших социальный и политический контекст мобилизации гражданского общества, взаимоотношения власти и общественности в рамках общественных съездов также получают освещение в книге. Книга написана на основе широкого круга источников: документов центральных архивов, периодической печати, опубликованных материалов государственных учреждений и общественных организаций, документов личного происхождения.
Цимбаев Н. Славянофильство: из истории русской общественно-политической мысли XIX века. 2-е изд., испр. и доп. М.: ГПИБ, 2013. 447 с. Тираж 500. Монография представляет собой обобщающее исследование истории славянофильского кружка, десятилетия игравшего заметную роль в общественно-идейной жизни России. Прослежены социальные предпосылки возникновения славянофильства, его идейные истоки и оценено значение славянофилов в истории русской общественной мысли.
Черная Л. А. Повседневная жизнь московских государей в XVII веке. М.: Молодая гвардия, 2013. 416 с. Тираж 4000. Книга рассказывает, кому подражали, что перенимали и от чего отказывались московские государи, почему выбирали жен незнатного происхождения, какие люди и вещи окружали их на войне, на дворцовых приемах, на отдыхе в загородных резиденциях, в паломничествах по монастырям, на охоте, какую роль играли девицы в красных кафтанах и желтых сапогах и как при дворе боролись с обыкновением иностранных дипломатов прихватывать с собой драгоценные кубки с царского стола.
Шаляпин С. О. Церковно-пенитенциарная система в России XV—XVIII веков. Архангельск: ИПЦ САФА, 2013. 240 с. Первое обобщающее исследование истории монастырских тюрем до начала XIX в. «Монастырская ссылка уже в начале XVIII в. стала обычным светским тюремных заведением, а церковное покаяние превратилось в дополнительную форму наказания» (с. 236—237).
Шелаев Ю. Б., Шелаева Е. П. Санкт-Петербург накануне крушения империи. СПб.: Лики России, 2010. 352 с., ил. Тир. 1000. Замысел этого издания — воссоздать панораму Санкт-Петербурга в период его наивысшего расцвета, на рубеже XIX – XX веков, в преддверии величайшей социальной катастрофы, буквально разрушившей прежний уклад столичной жизни. В альбом вошло около 500 фотографий, запечатлевших разные стороны городского быта. Первую главу — «Столица Российской империи» — составили сюжеты, отражающие столичный статус Петербурга, такие как императорский двор, высший свет, правительственные учреждения и высшие органы государственной власти, дипломатический корпус, визиты иностранных гостей и государственные праздники. Во вторую главу — «Трудовые будни города» — включены фотографии, показывающие повседневную рабочую жизнь горожан. Здесь представлены руководящие и регламентирующие городской быт структуры в лице Петербургской городской думы, градоначальства, полиции, пожарные службы, финансовые и торговые заведения, городской транспорт, водопроводные и водоочистные станции, дорожные и строительные работы, а также многочисленные труженики улицы, от точильщиков ножей до дворников и уличных разносчиков. Третья глава — «Культурная жизнь столицы» — посвящена Петербургу как крупнейшему просветительскому и духовному центру, городу с развитой сетью образовательных, научных и культурных учреждений, гуманитарными традициями. На вошедших сюда фотографиях — воспитанники и преподаватели различных учебных заведений, выдающиеся деятели науки и искусства, известные благотворители и меценаты, а также картины досуга и отдыха горожан.
Шустрова И. Ю. Русская крестьянская семья Верхневолжья XIX—начала XX века: источники и методы изучения : монография / И. Ю. Шустрова ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Яросл. гос. ун-т им. П. Г. Демидова. — Ярославль : ЯрГУ, 2013. — 215 с. : факс. ; 22 см. — Библиогр.: с. 169—172. — В прил. включ. арх. док. — 150 экз. Монография посвящена комплексу источников для изучения семейного быта и повседневности русских крестьян Верхневолжья в XIX—начале XX в., которые позволяют рассмотреть особенности хозяйственных традиций крестьян, досуга, структуры семьи, семейно-бытовых отношений, положения женщины-крестьянки в зависимости от возрастной и социально-семейной стратификации. В книге описан ряд материалов, свидетельствующих о взаимовлиянии городской и сельской культуры в условиях развитого отхода; охарактеризованы методы исследования крестьянской семьи региона.
Эткинд А. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России. М.: НЛО, 2013. 204 с. Тираж 3000. Новая книга профессора Кембриджского университета Александра Эткинда посвящена колонизации. По мнению автора, Российская Империя овладевала чужими территориями и осваивала собственные земли, колонизуя многие народы, включая и самих русских. Эткинд подробно говорит о границах применения западных понятий колониализма и ориентализма к русской культуре, о формировании языка самоколонизации у российских историков, о крепостном праве и крестьянской общине как колониальных институтах, о попытках литературы по-своему разрешить проблемы внутренней колонизации, поставленные российской историей.

Библиография

  1. ХIХ век в фотографиях из коллекции Михаила Виллие: Альбом. М.: РГАЛИ, МЦФЭР,
    2006. 162 с. 1500 экз.
  2. 90 лет СССР. Сб. ст. М. АИРО-ХХI. 2012. 268 с. Сборник составлен на основе материалов конференции РУСО 27 октября 2012 г. и прежде всего посвящен истории создания СССР 30 декабря 1922 г. В докладах и выступлениях участников конференции нашли отражение проблемы истоков советской государственности, предпосылок ее создания в форме федерации нового типа. Находят отражение в этих материалах и планы будущего построения страны, которые имелись у представителей русского общества еще до революций 1917 г. Центральное место в сборнике занимают проблемы оформления союза советских республик после окончания Гражданской войны. Подробно рассказывается о той борьбе мнений, которая имела место в то время, когда шли поиски создания оптимальной модели для нового государства Европы и Азии. Специально разбираются основополагающие документы, закрепившие создание СССР. Авторы также предметно исследуют вопросы экономической истории, государства и права, сложные проблемы военного дела, духовной культуры. Изучаются различные социальные слои того времени – рабочий класс, крестьянство, казачество. Находят также отражение в сборнике и ситуация в некоторых регионах страны, как накануне, так и после создания СССР. Разбираются спорные вопросы периодизации отечественной истории, а также рассматривается жизнь страны на различных ее этапах после создания нового государства. Ряд докладов посвящен причинам разрушения СССР и его последствиям и поискам путей для дальнейшего сотрудничества в рамках СНГ.  Сборник предназначен прежде всего для историков – исследователей, преподавателей вузов, учителей школ, а также для всех тех, кто интересуется отечественной историей новейшего времени. Содержание: Алпатов В. М. Языковая политика в СССР (143—146), Земсков В. Н. Колхозное крестьянство в 1941 – 1945 гг. Феномен патриотической поведенческой позиции и трудового подвига (147—173), Юрченко И. Ю. Изучение казачества в советской историографии (174—187), Бокарев Ю. П. Мобилизационная политика Советской власти в области экономики. «Военный коммунизм» (104—115), Ермалавичус Ю. Ю. Глобальные последствия разрушения СССР (223—237), Лысенко Е. Г. Формы хозяйствования на земле: от старой России к Советскому Союзу (131—142), Акимов А. Д. Идеология трудового энтузиазма и идеология обогащения (252—265).
  3. «А се грехи злые, смертные…»: Русская семейная и сексуальная культура глазами историков, этнографов, литераторов, фольклористов, правоведов и богословов XIX- начала XX века. В 3 кн. / Изд. подгот. Н. Л. Пушкарева, Л. В. Бессмертных. М.: Ладомир, 2004. 746, [б] с. 1500 экз. Систематическая публикация наиболее значимых работ отечественных деятелей науки и культуры XIX-начала XX века, посвященных различным аспектам сексуальности в жизни русских на протяжении многовековой истории нашего народа. Собранные вместе, эти малоизвестные тексты (многие из которых — уникальные свидетельства очевидцев) позволяют по-новому взглянуть на то, как жили и любили наши предки, что считали дозволенным и запретным в отношениях между мужчиной и женщиной, что публично осуждали, а на что попро-сту не обращали внимания. Некоторые темы, затрагиваемые в рамках настоящего проекта (семейные зверства, религиозное мракобесие вкупе с сексуальной вседозволенностью и половыми извращениями, бытовая и регламентированная проституция), могут показаться сенсационными, тенденциозно подобранными и даже шокирующими, вплоть до полного неприятия. Но такова была жизнь на Руси, и чем глубже будем знать свое прошлое, тем лучше поймем настоящее.
  4. А. С. Хомяков – мыслитель, поэт, публицист: Сборник статей по материалам международной научной конференции, состоявшейся 14-17 апреля 2004 года в г. Москве в Литературном институте им. А. М. Горького. М.: Языки славянских культур, 2007. Т. 1. 728 с. 800 экз.
  5. Авдеев В. А. Русское общество и военные реформы в 1905 – 1912 гг. // Власть и общество в истории России. Сб. ст. М. АИРО-ХХI. 2012.
  6. Агапова Е. А. Феномен цензуры. Ростов н/д: ИПО ПИ ЮФУ, 2008 184 с. 500 экз. Теоретико-историческое исследование: 1. Специфика и сущность цензуры. 2. Теоретическое осмысление цензуры. 3. Цензура в России (от зарождения до настоящего времени). 4. Заключение. С 149-159. Библ., с. 160-181 (424 назв., в т.ч. 412 на русском яз.).
  7. Агеев А.Д. Сибирь и американский Запад: Движение фронтиров. Иркутск:
    ИГУ, 2002. 294 с. Интересная рец. Д.Резуна: Ab Imperio. 2005. № 3. С. 651-657.
  8. Агеева О. Г. Императорский двор России, 1700-1796 годы. М.: Наука, 2008. 380 с. Монография научного сотрудника Ин-та российской истории РАН посвящена истории преобразования императорского двора России на протяжении значительного времени — от реформ Петра I до конца правления Екатерины П. Рассматриваются организация придворного ведомства, создание и деятельность его подразделений — Главной дворцовой канцелярии и Придворной конторы, а также Собственной вотчинной. Придворной, Конюшенной и Обер-егермейстерской канцелярий. Дается характеристика обязанностей основных команд двора, занимавших ведущие должности чинов, выявляются особенности принятия на придворную службу, денежного содержания, наказаний, увольнения и социального обеспечения служителей двора.
  9. Агеева О. Г. Церемониалы рождения царских детей в век европеизации: от Петра I до Екатерины II // Российская реальность конца XVI-первой половины XIX в.: экономика, общественный быт, культура. Сб. статей к 80-летию Ю. А. Тихонова. М.: ИРИ РАН, 2007. С. 210-238. В XVIII в. в корне изменилось празднование рождения царских детей. Отпали все обряды и церемонии с языческими корнями, остался канонический обряд крещения в церкви, традицией стала пушечная пальба. Пышные европеизированные увеселения, введенные в начале века, были постепенно в большинстве отменены (с. 234).
  10. Адлер Л. Повседневная жизнь публичных домов во времена Золя и Мопасана
    / Пер с фр. М.: Мол гвардия, Палимпсест, 2005. 230 с. 5000 экз.
  11. Аграрные проекты / Сост вступ ст., коммент. В.Н.Колодежного. М.: Росспэн, 2010. 759 с. 1000 экз.
  12. Административные реформы в России: история и современность / Р. Н. Байгузин (ред.). М.: РОССПЭН, 2006. 645 с. 2000 экз. В коллективной монографии анализируются административные реформы с эпохи Древней Руси до настоящего времени под углом зрения их важности и актуальности для современной практики государственного строительства.
  13. Азиатская Россия в геополитической и цивилизационной динамике. ХVI-ХХ века
    / В.В. Алексеев, Е.В. Алексеева, К.И. Зубков, И.В. Побережников; Ин-т истории
    и археологии УрО. М.: Наука, 2004. 600 с. Тир. 1000 экз.
    Монография представляет собой одно из первых комплексных исследований истории
    регионов азиатской части России на протяжении 400 лет их развития в составе
    Российского государства. Существенное внимание уделяется раскрытию многофакторного
    влияния восточных регионов на процессы геополитического самоопределения России,
    складыванию ее культурно-цивилизационного облика. Выявлены механизмы формирования
    региональной структуры Азиатской России, положительный вклад Сибири в экономический,
    социально-политический и культурный прогресс страны. Монография включает Введение,
    Заключение, Указатель имен и четыре главы: (1) Геополитическая и цивилизационно-культурная
    динамика развития; (2) Освоение Азиатской России в сравнительно-исторической
    ретроспективе; (3) Формирование региональной идентичности; (4) Вклад восточных
    регионов в развитие российской цивилизации и государственности.
  14. Азиатская Россия: люди и структуры империи / Под ред. Н. Г. Суворовой. Омск:
    Изд-во ОмГУ, 2005. 600 с. 250 экз.
  15. Айвазян С. А. Россия в межстрановом анализе синтетических категорий качества жизни населения // http://www.hse.ru/journals/wrldross/vo101_4/Ivazian1.htm
  16. Айзенштат М. Публичная сфера: общественные организации Англии второй половины ХVIII-начала ХIХ века // Европейский Альманах: История. Традиции.
    Культура. 2003. М.: Наука, 2004. С. 127-133.
  17. Айнутдинова Л. М. Либеральное движение в Казнской губернии: 1900-1917 гг. Казань: Фэн, 2003. 207 с.
  18. Айрапетов О. Внешняя политика Российской империи (1801-1914). М.: Европа, 2006. 672 с.
  19. Айрапетов О. Р. Репетиция настоящего взрыва: Немецкий погром в Москве: бои на внешнем и внутреннем фронте // Родина. 2010. № 1. Фрагмент из статьи: «Немецкий погром в Москве в мае 1915 г. долгое время являлся забытым сюжетом времен Первой мировой войны. Говорить о сколько-нибудь значительном внимании к этому событию в советской исторической литературе не приходится. Откроем, например, 5-й том «Истории Москвы», вышедший в 1955-м в издательстве АН СССР под редакцией академика А. М. Панкратовой. Там нет ни слова об антинемецких волнениях осени 1914 года, а организация майского погрома целиком приписана военным властям, которые «рассчитывали путём разжигания шовинизма отвлечь рабочий класс от революционной борьбы и добиться поддержки рабочим классом войны «до победного конца». Естественно, что рабочие Москвы на провокацию не поддались, а погром был проведён «хитровцами» и черносотенцами — более ничего об этих событиях не сказано. Первая публикация по этому сюжету в постсоветской историографии вышла в журнале «Родина» — это воспоминания чиновника МВД, занимавшегося расследованием московских событий. Ю. И. Кирьянов в «Вопросах истории» предпринял попытку их объективного описания на материалах архивов и пришёл к выводу, что погром был организован правительством или определёнными кругами в «высших сферах». В 2000 году С. А. Рябиченко опубликовал по преимуществу официальные документы Департамента полиции, Отдельного корпуса жандармов и комиссии по расследованию майских событий в Москве. Публикатор уклонился от использования справочного аппарата, описания, комментирования и анализа источников. В 2002-м в «Родине» вышла статья Л. С. Гатаговой, в которой была сделана попытка проанализировать ход погрома, объяснявшегося патриотической истерией и глубоким упадком «российского общества». Данный вопрос в связи с вмешательством Ставки во внутреннюю политику был затронут и в моей монографии, посвящённой предыстории Февральской революции, а также в прекрасной работе по той же теме, написанной Ф. А. Гайдой. В западной историографии московским событиям была посвящена статья Э. Лора».
  20. Акельев Е. В. Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина. М.: Молодая гвардия, 2012. 416 с. Ванька Каин — беглый дворовый, лихой вор, «московский сыщик», каторжник, фольклорный персонаж — стоит на первом месте в череде знаменитых отечественных уголовников. С кем вместе он совершал кражи и почему сдал властям бывших приятелей? Кого в XVIII веке называли вором и чем занимались в то время мошенники? Что отличает тогдашних преступников от их современных коллег? На эти вопросы отвечает книга, написанная на основе архивных документов, запечатлевших результаты семилетней доносительской деятельности Каина. Ее страницы пропитаны атмосферой преступного мира Москвы середины XVIII века, когда на Красной площади бурлила торговля, воры чистили карманы зевак и сбывали добычу держателям краденого, нищие и арестанты громко требовали милостыню, конвоиры вели задержанных в располагавшийся прямо у кремлевской стены Сыскной приказ — предок современного МУРа, а в Зарядье усадьбы знатных господ, притягивавшие воров, соседствовали с притонами, где обитали беглые, карманники, разбойники, скупщики краденого.
  21. Акельев Е. В. Преступный мир Москвы: Два «повинных доношения» профессиональных воров, 1741 г. // Исторический архив. 2007. № 6. С. 209-214. Оба просят прощения и обещают выдать сообщников и скупщиков краденного.
  22. Акользина М.К. Что хранилось в сундуках: гардероб провинциальной
    горожанки в первой половине ХIХ века (по материалам Моршанска Тамбовской губернии
    // Женская повседневность в России в ХVIII-ХХ вв.: Материалы международной
    научной конференции. 25 сент 2003 года / Отв ред. П.П.Щербинин . Тамбов: ТГУ,
    2003.
  23. Акользина М. К., Морозова Э. А. Исповедные ведомости городских и сельских церквей как источник по социальной истории Тамбовской губернии первой половины ХIХ в. // Материалы церковно-приходского учета населения как историко-демографический источник / В. Н. Владимиров (ред.). Барнаул: АлтГУ, 2007. С. 121-126. В исповедных ведомостях содержалось много ошибок; возраст имел тенденцию завышаться по той причине, что «священники писали прихожан тем возрастом, на который они выглядели» ( с. 123).
  24. Аксенова Н. В. Семантика примет о деньгах: приемы управления денежной энергией // Этнографическое обозрение. 2009. № 2. Март-апрель. С. 6-12. Антропология денег.
  25. Александер Дж. Россия глазами иностранца / Пер. с англ. М.: Аграф, 2008. 303 с.
  26. Александр II: трагедия реформатора: люди в судьбах реформ, реформы в судьбах людей / В.В. Лапин (ред.). СПб.: Изд-во ЕУ в СПб., 2012.
  27. Александров-Деркаченко П. Февральская трагедия // Свободная мысль. 2007. № 2. С. 155-170. Оценка социально-экономической и политической ситуация в России в конце ХIХ-начале ХХ в.
  28. Александрова Е.Л. Санкт-Петербургская губерния: Историческое прошлое. СПб.: Гйоль, 2011. 790 с. 1250 илл., более 1300 библ. ист. 2000 экз. Книга посвящена историко-культурному прошлому Санкт-Петербургской губернии. В ней собраны сведения, опубликованные о губернии как в дореволюционных краеведческих изданиях, так и в путеводителях по Ленинградской области советского периода. Собранный материал охватывает широкий спектр исторических событий, начиная от окончания последнего ледникового периода на территории современного Северо-Запада России до момента преобразования Санкт-Петербургской (тогда Петроградской) губернии в Ленинградскую область, т. е. до 1927 г. Книга состоит из двух частей: исторического очерка (главы 1-4) и путеводителя (главы 5-13).
  29. Алексеев В. В. Современные граффити как источник для изучения изменений
    в общественном сознании и повседневном быте: Проблемы методологии и источниковедения.
    Материалы III Научных чтений памяти академика И. Д. Ковальченко. М.: Изд-во
    МГУ; СПб.: Алетейя, 2006. С. 300-308.
  30. Алексеев М. Военная разведка России от Рюрика до Николая II.: В 2 т. М., 1998.
  31. Алексеева Е. В. Европейская культура в имперской России: проникновение, распространение, синтез. Екатеринбург: УрГИ, 2006. 263 с. Библиогр., с. 235-254 (325 названий). 300 экз. Диффузия инноваций и усвоение европейской культуры в ХVIII-начале ХХ в. Каналы диффузии; российские ученики; европейские заимствования в повседневной жизни; западное влияние на лексический состав русского языка.
  32. Алексеева И. В. Дебаты о конституции в России? Становление думской либеральной оппозиции (конец 1907-начало 1908 г.) // Политика. Общество. Человек. К 85-летию А. З. Ваксера / В. М. Ковальчук (ред.). СПб.: Европейский дом, 2008. С. 41-57. 13 ноября 1907 г. в 3-й Гос. думе проходила дискуссия по вопросу, есть ли конституция в России? После дебатов, против предложения правых поставить в заголовок адреса «Его Величеству Государю Императору, Самодержцу Всероссийскому» проголосовало 59% (212 из 360). Это означало, что большинство консервативной Думы считало, что Россия — конституционная страна (с. 49).
  33. Алексеева С.И. Святейший Синод в системе высших и центральных государственных
    учреждений пореформенной России 1856-1904 гг. — СПб.: Наука, 2003. 276 с.
    700 экз. В центре внимания — церковно-государственные отношения второй половины
    XIX в., когда самодержавие вступило на путь буржуазных реформ. Выясняются
    действительное место Синода в системе государственной власти и его влияние
    на выработку внутриполитического курса в эту эпоху. Анализируются структура,
    правовые и реальные особенности положения членов Синода, система делопроизводства,
    основные направления деятельности и проекты реформ Синода, его взаимоотношения
    с Государственным советом, Сенатом, Комитетом и Советом министров, а также
    рядом министерств. Вводятся в научный оборот новые архивные источники по истории
    государственного аппарата Российской империи и Русской православной церкви.
  34. Альтшуллер М. Беседа любителей русского слова: У истоков русского славянофильства / Пер. а англ. М.: НЛО, 2007. В 1811—1816 гг. в Петербурге существовало литературное общество «Беседа любителей русскою слова». «Беседа» провела десятки публичных заседаний, на которые собиралось до нескольких сот человек, практически вся столичная интеллигенция. Было издано 19 номеров журнала «Чтения в Беседе любителей русского слова». «Беседа» была объединением консервативно настроенных деятелей, находившихся в оппозиции к либеральному правительству Александра I. Предлагаемая вниманию читателя книга рассматривает основные аспекты деятельности «Беседы». Отдельные главы посвящены участию в «Беседе» крупнейших писателей начала XIX века: Г.Р. Державина, И.А. Крылова, А.С. Шишкова и др. Восстанавливается по документам история возникновения «Беседы», исследуется ее отношение к русской культуре XVIII века, проясняется позиция «Беседы» в полемике о русском языке и пр. Впервые эта книга вышла в 1984 году в издательстве «Арлис» (США) под названием «Предтечи славянофильства в русской литературе (Общество Беседа любителей русского слова)». Для второго издания книга дополнена, расширена и переработана.
  35. Ананьев Д. А. Истории Сибири конца ХVI-первой половины ХIХ в. в англо- и германоязычной историографии (ХХ в.). Автореф. .. к.и.н. Новосибирск: ИИ СОРАН, 2007. 24 с.
  36. Ананьич Б. В. В поисках новых приоритетов и концепций в изучении истории дореволюционной России: (Историографические заметки) // Власть, общество и реформы в России: История, источники, историография / Л. А. Вербицкая и др. (ред.). СПб.: Олеариус Пресс, 2007. С. 236-242.
  37. Ананьич Б. В. Отзыв о диссертации С. В. Любичанковского «Губернская администрация и проблема кризиса власти в позднеимперской России (на материалах Урала, 1892-1914 гг.) / Клио. 2008. 2008. № 4 (43). С. 141-142. Диссертант разделяет тезис о системном кризисе и потому получил полную поддержку рецензента. «Проблема кризиса, который С. В. Любичанковский определяет как ”внутренний” и “системный” – кризис аппарата государственного управления, заложенный “в самой организации государственного учреждения” (с. 584), посвящена значительная часть диссертации, включая и раздел историографии. Автором учтена и подвергнута критическому анализу литература. <…> Но если в зарубежной историографии проблема кризиса власти в позднеимперской России не получила широкого распространения и не стала предметом заметной полемики, то в отечественной литературе в последнее время, в связи с переоценкой взглядов на события, связанные с русской революцией, обозначились разногласия, в частности, по вопросу о кризисе самодержавия накануне его падения в феврале 1917 г. В диссертации тщательно рассмотрена эта историографическая ситуация. С. В. Любичанковский называет три направления в изучении кризиса самодержавия. Первое из них связано с именем А. Я. Авреха, считавшего, что кризис власт в полной мере проявился в период Первой мировой войны. Второе направление диссертант связывает с именами П. В. Волобуева и В. П. Булдакова, предложивших концепцию системного кризиса власти до Первой мировой войны. Наконец, третье направление, по мнению диссертанта, обозначено в сочинениях Б. Н. Миронова “Социальная история периода империи” в двух томах и его статьях в журнале “Родина”. Он считает, что “кризис самодержавия” – миф придуманный большевиками. При изучении признаков кризиса власти в дореволюционной России необходимо больше внимания уделять мнению современников событий… Позволю провести выдержку из письма гофмейстера и академика И. И. Толстого своему сыну в январе 1907 г. “Никто, я думаю, не сомневается, за исключением изуверов, как Грингмут или Дубровин, — писал И. И. Толстой, — что весь строй Российской империи… требует коренного изменения, и в этом согласны не только граждане, но и само правительство. Благодаря 30-летней реакции и довольно общей бездарности правителей, русскую болезнь довели до болезненного кризиса, причем никто не знает с чего начать, чтобы дать организму выбраться из кризиса и укрепиться” (Ананьич Б. В. И. И. Толстой и петербургское общество накануне революции. СПб., 2007. С. 86). Очень убедительно выглядит аргументация С. В. Любичанковского в его полемике с Б. Н. Мироновым. Диссертант показал, что, выстраивая свою концепцию благополучной накануне революции России и “идеального чиновничества”, Б. Н. Миронов не всегда корректно использует источники (с. 435-437). На мой взгляд, критика концепции Б. Н. Миронова могла бы быть еще более строгой. Б. Н. Миронов претендует на то, чтобы представить свои работы как новое направление в науке. Он строит свои сочинения на основе клиометрических и антропометрических расчетов. Замечательно, что он обращается к методам, которые, к сожалению, редко пользуются историки. Однако, на мой взгляд, его концепция дискредитирует эти методы. Клиометрия и антропометрия не могут быть основными источниками для оценки социальных процессов и их оценки общего характера. Даже самая изысканная бухгалтерия в этих случаях бессильна. По моему мнению, клиометрия и антропометрия в этом случае могут выполнять важную, но вспомогательную роль» (с. 142). Комментарии, как говорится, излишни: спорить с человеком, который всерьез обсуждает вопрос, могут или могут «клиометрия и антропометрия быть основными источниками для оценки социальных процессов», т.е. не отличает методику от источников, просто бессмысленно.
  38. Анархизм в истории России: от истоков к современности. Библиографический словарь-справочник / В. Д. Ермаков, П. И. Талеров (сост.). СПб.: Соларт, 2007. 724 с. 8350 названий на русском и иностранных языках; Перечень анархистской периодической печати; Перечень некоторых анархистских сайтов интернет. Предметный указатель (с. 630-649).
  39. Андерсон П. Родословная абсолютистского государства / Пер с англ. М.: Изд. дом “Территория будущего”, 2010. 511 с. 1000 экз.
  40. Андреев А. Ю. Русские студенты в немецких университетах ХVIII-первой
    половины ХIХ века. М.: Знак, 2005. 432 с. 700 экз.
  41. Английские путешественники в Московском государстве в ХVI веке / Подг. А. И. Цепковым. Рязань: Александрия, 2007. 399 с.
  42. Андреев А.Ю. Российские университеты XVIII-первой половины XIX века в контексте университетской истории Европы. М.: Знак, 2009. 640 с.
  43. Андреев А.Ю. Русские студенты в немецких университетах ХVIII-первой
    половины ХIХ века. М.: Знак, 2005. 432 с. 700 экз.
  44. Андреева Н. С. «Остзейский вопрос» в реформаторских планах российского правительства начала ХХ в. // Политика. Общество. Человек. К 85-летию А. З. Ваксера / В. М. Ковальчук (ред.). СПб.: Европейский дом, 2008. С. 11-26. Городская (1877 г.), школьная (1886-1887 гг.), полицейская (1888 г.) и судебная (1889 г.) реформы ограничили компетенцию прибалтийско-немецких дворянских организаций, лишили их контроля над судом, полицией и сельскими школами, передав его государственным учреждениям. Судебная и адм. реформы явились частью необходимой модернизации империи, а школьная реформа имела целью противодействовать германизации эстонского и латышского населения. На рубеже XIX-XX вв. правительство отказалось от реформ, а с 1905 г. возобновило реформаторскую деятельность, приступив к аграрной реформе, целью которой было наделение землей эстонского и латышского крестьянства за счет немецких землевладельцев. Однако реформа проводилась медленно и непоследовательно из-за опасения усиления сепаратизма. В зарубежной, в том числе и немецкой историографии, с 1980-х гг. наметилась тенденция к пересмотру «русификационной» политики правительства в прибалтийских губерниях и к отказу от самого термина «русификация» как не отражающего сущности реформ 1880-х гг. (с. 12). Реформы конца XIX в. проводились с целью стандартизации и унификации государственного управления и повышения его эффективности (с. 12-13).
  45. Андреева Н. С. К вопросу о «русификации» немецкой школы Прибалтийских губерний // Политика. Общество. Человек. К 85-летию А. З. Ваксера / В. М. Ковальчук (ред.). СПб.: Европейский дом, 2008. С. 313-320. Школьная (1886-1887 гг.), реформа имела целью противодействовать германизации эстонского и латышского населения и отвечала интересам государственной безопасности, так как прибалтийские призывники не знали русского языка.
  46. Андреева Т. А. Образ революций 1917 года в сознании Романовых (по мемуарам и дневникам представителей династии) // Проблемы отечественной истории: Источники, историография, исследования / Отв. ред. М. В. Друзин. СПб.: Нестор-история, 2008. С. 57-72. «В персональном видении Романовых не просматриваются контуры революционного процесса 1917 года в известном нам стадиально-историческом измерении. <…> Они демонстрируют катастрофическое видение ситуации, переживают душевный надлом и находятся во власти одной мысли – о спасении» (с. 71).
  47. Андреева Т. В., Соломонов В. А. Историк и власть: Сергей Николаевич Чернов: 1887-1941. Саратов: Научная книга, 2006. 376 с. 500 с. Биография и анализ научно-педагогической деятельности историка.
  48. Андреевский Г.В. Москва на рубеже XIX—XX веков. 2-е изд. М.: Дипак, 2011. 560 с. 500 экз. Повседневная жизнь москвичей в «серебряный век».
  49. Андреевский Г. В. Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху (20-30-е годы). М.: Мол. гвардия, 2003. 573 с., ил. 8000 экз. Пестрая и многоликая Москва 1920-1930-х годов оживает, движется, захватывает воображение читателя своими неповторимыми красками, сюжетами и картинами, увлекая его по улицам и переулкам, магазинам и кинотеатрам, паркам и дворам, знакомя с жизнью поэтов, музыкантов, политиков, широко распахивая окно в неизвестное прошлое столицы. Редкие фотографии из архивов и частных собраний богато иллюстрируют книгу. Достоинством этого научно-популярного исследования является то, что оно создано на основании воспоминаний, архивных материалов и сообщений прессы тех лет о таких редко замечаемых деталях, как, например, езда в трамваях, мытье в банях, обучение на рабфаках, торговля на рынках, жизнь в коммуналках, о праздниках и труде простых людей, о том, как они приспосабливались к условиям послереволюционного времени.
  50. Анналы экономической и социальной истории: Избранное / Пер. с фр. Сост. В. В. Анашвили, А. Л. Погорельский. М.: Территория будущего, 2007. 494 с. 1000 экз.
  51. Араловец Н. А. Городская семья в России. 1897-1926 гг.: Ист.-демографический
    аспект. М.: ИРИ РАН, 233 с.
  52. Араловец Н. А. Детность городской российской семьи, 1946-1959 гг. // Проблемы исторической географии и демографии России. М., 2007. Вып. 1 / Ю. А. Поляков (ред.). С. 330-345.
  53. Арапов Д.Ю. Ислам в петровской России // Вестник МУ. Серия 8. История. 2012. № 4. С. 3—11. «Исламская политика Петра I определялась прежде всего его видением государственных интересов России». Он «был сторонником прагматичного и достаточно жесткого курса в “мусульманском вопросе”. Эта линия была в целом продолжена преемниками Петра на русском троне в эпоху дворцовых переворотов. Лишь в царствование Екатерины II, начиная с 70-х гг. XVIII в., отношения имперских властей к мусульманам становится более толерантным, что было в первую очередь обусловлено изменившимися задачами внутренней и внешней политики» (с. 10). Серьезное значение имела внешняя политика, противостояние России и Турции с Ираном. «Политика первых Романовых по отношению к исламу и мусульманам до 70-х гг. XVII в. была толерантной. Мусульманским помещикам разрешено было сохранить земли и православных крестьян, полученные в «безгосударное время». В последние десятилетия XVII в. наблюдалось ожесточение политики в отношении мусульман в связи с обострением внешнего мусульманского фактора» — войны с Турцией и Крымским ханством. Петр продолжил эту политику ожесточения. У мусульманских помещиков по указу 1713 г. отбирались православные крестьяне в пользу казны, если «служилые татары» не крестились. (с. 6). Петр I (как позднее и Екатерина II) был «твердо убежден, что религиозные структуры всех конфессий империи», включая в православную церковь, «должны беспрекословно подчиняться государству, все их служители сверху донизу обязаны быть прежде всего верными помощниками светской власти, высшим приоритетом в их деятельности должно являться служение ”державным интересам”» (с. 4).
  54. Арбузов Л.А. Очерк истории Лифляндии, Эстляндии и Курляндии / Пер с нем. М.: Троица, 2009. 301 с. 3000 экз.
  55. Арендт Х. О революции / Пер с англ. М.: Европа, 2011. 464 с. 1000 экз. Известная интеллектуалка ХХ века, влиятельный политический философ и историк Ханна Арендт (1906–1975) родилась в Германии, училась у М. Хайдеггера и К. Ясперса, покинула страну после прихода к власти нацистов и в 1941 году оказалась в Америке, где получила множество премий и титулов, преподавала и стала первой женщиной, удостоенной профессорского звания в Принстоне. Она прославилась прежде всего работами, исследующими истоки тоталитаризма, природу воли и свободы, зла и власти. В книге «О революции» (написана в 1935 г.) Арендт исследует этот феномен, опираясь в основном на примеры американской (1770-х гг.), Французской и русской революций. Автор стремится охватить целую эпоху, связанную с выходом на свет и развитием изначальных потенций такого явления Нового времени, как революции. Феномен революций весьма сложен и едва ли может быть сведён лишь к нескольким известным его разновидностям. И если революции XVI—XVII вв. носили почти исключительно буржуазный, антимонархический характер, то уже Французская революция привносит к нему ярко выраженный социальный и антибуржуазный оттенок (получивший наиболее яркое воплощение в Русской революции 1917 года). Более того, в реальных проявлениях эти различные аспекты: освободительный, антимонархический, республиканский, национальный, социальный и т. п. – как правило, сочетаются самым причудливым образом. Заслуживают внимания и другие выводы Арендт: (а) о глубокой и прогрессирующей деградации и упадке современной политической системы по всему миру и системы представительной демократии в целом; (б) её заключение, что большинство современных «демократий» по сути представляют собой особого рода олигархии с высоким уровнем коррупции и практически полной утратой авторитета власти в глазах населения; (в) об опасностях, которое несёт разрастания массового общества для различных сфер бытия человека. В то же время некоторые её выводы пока не получили пока подтверждения. Так, например, высоко ценимая Арендт советская форма правления не только не получила развития, но и оказалась свернутой даже в тех местах, где они ещё проявляли какие-то признаки жизни.
  56. Арефьев Б. В. Солдат империи. М.: Русский путь, 2003. 240 с. История солдата Ивана Арефьева (1830-1909), прадеда автора: от рекрутства до смерти.
  57. Армеев В., Щи да каша — пища наша: Этюд о военно-полевой кухне //
    Родина. 2007. № 3. С. 103-108. Солдатский паек 1899, 1949 гг. В начале ХХ в.
    русский паек был богаче немецкого, французского и австрийскому по мясу и хлебу,
    но русский хлеб был худшего качества. «Пища русского солдата была груба и обильна.
    Такой солдат мог победоносно воевать». (с. 106).
  58. Арсентьев Н. М. Экономическое положение рабочих Замосковного горного округа в первой половине ХIХ в. // Металлургическая промышленность России ХVIII-XIX веков / Н. М. Арсентьев (ред.). Саранск; Екатеринбург: Историко-социолог. ин-т МГУ им. Н. П. Огарева, 2007. С. 279-327. Существенный (в 2-3 раза) рост номинальной зарплаты (без учета цен и курса рубля.) в 1801-1820 гг. и стагнация ее в последующие 30 лет. Автор соглашается с М. Туган-Барановским относительно динамики зарплаты (с. 284). Однако полагает, что оценить изменение реального уровня жизни представляется крайне сложным из-за сложного состава доходов рабочих, являвшихся одновременно и крестьянами (с.325).
  59. Арсланов Р. А. Кружки и салоны в повседневной жизни русской интеллигенции середины ХIХ в. // Ежегодник историко-антропологических исследований. 2005. М.: Экон-Информ, 2006. С. 156-163.
  60. Артамонова Л. М. Общество, власть и просвещение в русской провинции XVIII-начала XIX в. Самара: Издат-во Самарского научного центра
    РАН, 2001. 392 с.
  61. Артемова Ю. А. Отношения подшучивания в традиционных обществах // Этнографическое обозрение. 2006. № 4. С. 109-125.
  62. Артамонова Л.М. Политикa в сфере народного просвещения в Поволжье (XVIII—первой половине XIX в.) // Российская история. 2013. № 2. С. 101—112. «Российский абсолютизм все это время, по сути, не переставал оставаться просвещенным в прямом смысле этого слова, т.е. понимающим необходимость широкого распространения образования и принимающим на себя ответственность за это» (с. 112).
  63. Артамонова Л. М. Проекты преобразования школьного дела России в 1760-1770-е годы // Самарский земский сборник. 2008. № 1 (17). С.
  64. Арутюнян Ю. В. Трансформация постсоветских наций: По материалам этносоциологических
    исследований. М.. Наука, 2003. 207.
  65. Архив еврейской истории / Гл ред. О. В. Будницкий. М.: РОССПЭН, 2004-2005.
    1000 экз. Т. 1. 456 с. Т. 2. 464 с.
  66. Асланов Л. А. Менталитет и власть: Русская цивилизация. М.: Теис, 2009. Кн. 1. Основы теории. Начало Руси. Московское царство. 557 с. Кн. 2. Российская империя. 704 с. Кн. 3. СССР и реформы. 475 с.
  67. Астанин В. В. Борьба с коррупцией в России XVI-XX веков: диалектика
    подхода. М.: Рос криминал ассоциация, 2003. 96 с.
  68. Афанасенко И. Д. История русской цивилизации. СПб.: Изд-во СПбГУ ун-та экономики и финансов, 2007. 1000 экз.
  69. Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? 2-е изд., испр. и доп. М.: Новое издательство, 2008. Указ. имен. Книга посвящена развитию российской государственности с древнейших времен до начала ХХI в. в ракурсе взлетов и катастроф, реформ и контрреформ.
  70. Ахметова М. В. Тексты московских нищих // Этнографическое обозрение. 2007. № 3. С. 39-51.
  71. Бабич М. В. Государственные учреждения XVIII века: комисии петровского
    времени. М.: РОССПЭН, 2003. 480 с.
  72. Бабкин М. А. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало XX в.- конец 1917 г.). М.: Гос. публ. ист. б-ка России, 2007. 532 с. Тираж 500 экз. Анализируются взаимоотношения церкви и государст-ва, а также внутрицерковные процессы в судьбоносное для России время. Модели церковно-государственных отношений, разрабатывавшиеся духовенством Русской православной церкви в 1905-1917 гг., рассматри-ваются главным образом с точки зрения историко-богословской проблемы «священства-царства». В этом русле анализируются изменения богослу-жебных чинопоследований и реакция российского духовенства на свер-жение монархии. Особое внимание в книге уделено исследованию офи-циальной политической позиции священнослужителей Русской право-славной церкви относительно событий Февральской революции. Рассматривается также и деятельность Поместного собора на протяжении первой его сессии.
  73. Бабкин М. А. Свержение монархии в России и православная церковь.
    Автореф. .. канд. ист. наук. Челябинск, 2003. Прилагаю
    мой отзыв об автореферате диссертации
  74. Бабкин М.А Священство и царство (Россия начала ХХ в. – 1918 г.): Исследования и материалы. М.: Индрик, 2011. 920 с. 800 экз. Монография посвящена взаимоотношению православного духовенства (прежде всего высшего) с государственной властью Российской империи в 1904–1918 годы. С рубежа XIX–XX вв. вплоть до начала Февральской революции представителями высшей иерархии РПЦ проводилась деятельность, направленная на ограничение участия императора в церковном управлении и на «отдаление» церкви от государства. В то же время духовенство едва ли не демонстративно уклонялось от разработки богословского взгляда на царскую власть. В целом, оно придерживалось «рациональных» оценок, дававшихся царской власти юристами, политологами и историками. Меры, предпринимавшиеся представителями епископата в предреволюционные годы, были направлены на «десакрализацию» власти российского самодержца. Они сводились к укоренению в сознании паствы представлений о царе не как о духовно-харизматическом «лидере» народа и «Божием установлении» (помазаннике), а как о мирянине, находящемся во главе государства. В целом, духовенство с начала ХХ в. постепенно становилось в оппозицию к царской власти, стремясь освободиться от государственного надзора и опеки, стремясь получить возможность самоуправления и самоустроения. Основным мотивом соответствующих действий священнослужителей было стремление разрешить многовековую проблему «священства-царства» в свою пользу. Наиболее яркое выражение противостояния высшего духовенства монархии (в контексте проблемы «священства-царства») приняло в первые дни и недели Февральской революции. Иерархи решили воспользоваться политической ситуацией для осуществления своего желания получить освобождение от влияния императора («светской» власти) на церковные дела и фактически избавиться от царя как своего «харизматического конкурента». Священнослужителям принадлежит временной приоритет в узаконивании российской демократии (народовластия). Если Россия была провозглашена А.Ф. Керенским Республикой через шесть месяцев после революционных событий февраля-марта 1917 г., то Св. синодом «молитвенно-духовно» (и «богословски», и «богослужебно») это было сделано уже буквально через шесть дней. Св. синод фактически упразднил государственно-религиозные праздники Российской империи – «царские дни» до соответствующего правительственного постановления. Члены Св. синода, приведя православную паству к присяге на верность Временному правительству и не освободив народ от действовавшей присяги на верноподданство императору, сподвигли, по сути, российских граждан на клятвопреступление.
  75. Баганова М. Русская история в сплетнях. М.: Олимп, Астрель, 2010. 383 с.: илл. 3000 экз. Все самые интересные факты истории мы знаем через сплетни. Раньше иностранным послам даже вменялось в обязанность скрупулезно собирать все, даже самые немыслимые слухи. Начиная с Ивана Грозного и заканчивая Советской Россией — все основные события и незначительные, но крайне любопытные (а порой скабрезные) происшествия в слухах и сплетнях позволят увидеть настоящую, подлинную историю. Книга представляет собой сборник исторических сплетен.
  76. Багиров Ф.Э. Переселенческая политика царизма в Азербайджане (1830-1914 гг.). М.: Маросейка, 2009. 697 с. 1000 экз.
  77. Баддели Дж. Завоевание Кавказа русскими (1720-1860) / Пер. с англ. М.: Центрполиграф, 2010. 351 с. 2000 экз.
  78. Базанов С. Н. От революционного патриотизма к полной утрате боеспособности (солдатские массы в марте – октябре 1917 г.) // Власть и общество в истории России. Сб. ст. М. АИРО-ХХI. 2012.
  79. Байбурин А. К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. 2-е изд. М.: Языки славянской культуры, 2005. 224 с. 1000 экз. Выявление символических
    аспектов традиционного жилища русских, украинцев и белорусов. На материале обрядов, верований, фольклорных и мифологических текстов рассматриваются основные
    стратегии освоения пространства, включение дома в символический универсум. Особое внимание уделяется семиотическим аспектам организации внутреннего пространства
    жилища.
  80. Байбурин А. К. К антропологии документа: паспортная «личность» в России» // Антропология социальных перемен / Э. Гучинива, Г. Комрова (ред.). М.: РОССПЭН, 2011. С. 533—555. История паспорта и его содержания в контексте отношения государства к личности. «В ходе исторических изменений взглядов на «личность» и удостоверяющие ее документы, до настоящего времени дожили только два: 1) нейтральные сведения идентификационного характера (определяющие человека как физический объект) и 2) свидетельствующие о его правовом положении. Полностью исчез второй блок сведений, включавший социокультурные характеристики человека (социальная принадлежность, вероисповедание, национальная принадлежность). Другими словами, исчезли все те сведения, которые использовались властью для реализации различных культурных и идеологических проектов. Человек лишился признаков принадлежности тем или иным группам (сконструированным с помощью паспортной системы) и предстал перед властью в своей нейтральной простоте. Простота, как известно, обманчива».
  81. Байрау Д. Фантазии и видения в годы Первой мировой войны: православное военное духовенство на службе Вере, Царю и Отечеству // Петр Андреевич Зайончковкий: Сборник статей и воспоминаний к столетию историка. М.: РОССПЭН, 2008. С. 752-774.
  82. Бакаева Э. П. «Двадцать копеек – это семьдесят денег» // Этнографическое обозрение. 2009. № 2. Март-апрель. С. 13-15. Антропология денег.
  83. Балалыкин Д. А. Проблемы «Священства» и «Царства»
    в России второй половины ХVII в. в отечественной историографии 1917-2000 гг.
    М.: Весть, 2006. 335 с. 1000 экз.
    Балюк Н. А. Крестьянское хозяйство Зауралья в конце ХVI-начале ХХ в. Тюмень:
    Изд-во ТУ, 2003. 188 с. Три главы, посвященные социально-экономической трансформации,
    производственному потенциалу и экономике крестьянского хозяйства Зауралья
    за три столетия.
  84. Балановский О.Б. Пространственная структура русского генофонда
    (сравнительный геногеографический анализ) // Антропология на пороге III тысячелетия.
    В 2 т. М.: Рос. Отд. Европ. антропол. ассоциации, 2004. С. 390-415. «Русский
    генофонд тесно связан с генофондами многих восточно-европейских народов —
    по частотам генов к русским чрезвычайно близки белорусские, украинские, мордовские
    и многие другие восточноевропейские популяции» (с. 412).
  85. Балацкая Н. М., Раздорский А. И. Памятные книжки губерний и областей Российской империи (1833-1917): Сводный каталог-репертуар. СПб.: Дм. Буланин, 2008. 645 с. 800 экз.
  86. Балзер Х. Интеллигентные профессии и интеллигенты-профессионалы //
    Из истории русской интеллигенции: Сб. материалов и статей к 100-летию со дня
    рождения В. Р. Лейкиной-Свирской. Отв. ред. Р. Ш. Ганелин. СПб.: Дм. Буланин,
    2003. С. 201-231.
    Очерк развития профессий в предреволюционной России до 1905 г. в контексте
    дискуссий о профессионалах и профессионализации в Европе и США. Российские
    профессионалы не были способны консолидироваться в сильные профсоюзы и политические
    организации (с. 219).
  87. Бальжанова Е. С. Отношение русских православных крестьян Урала к приходскому духовенству // // Урал в контексте российской модернизации / Н. Н. Алеврас и др. Челябинск: Каменный пояс, 2005. С. 416-426. Отношение позитивное, никакой враждебности или презрения.
  88. Балязин В. Н. Интриги и тайны царского двора: В 2 кн. М.: Олма Медия Групп, 2009. 1500 экз.
  89. Балюк Н. А. Крестьянское хозяйство Зауралья в конце ХVI-начале
    ХХ в. Тюмень: Изд-во ТУ, 2003. 188 с. Три главы, посвященные социально-экономической
    трансформации, производственному потенциалу и экономике крестьянского хозяйства
    Зауралья за три столетия.
  90. Банников Е. Славянские праздники и обряды + православный календарь. М.: Гелеос, 2008. 409 с. 5000 экз.
  91. Банникова Е.В. Купечество Южного Урала в первой половине ХIХ века.
    СПб.: Нестор, 2004. 207 с. Состав, деятельность и менталитет купечества Оренбургской
    губернии. Приложение: Стат. табл. о численности купечества по гильдиям в 1795-1850
    гг. (с. 190-206).
  92. Барабаш В.В., Бордюгов Г.А., Котеленец Е.А. Образ России в мире. Курс лекций. М.: АИРО-XXI, 2010. 296 с. Россия вызывает обострённый интерес и дискуссии в мире. В книге показывается, как создавались и создаются образы России исторической и современной, каким правилам подчиняется вообще создание образа, что такое этнические стереотипы, как и почему они возникают, как порождают ксенофобию и как, наоборот, могут помочь в её преодолении. Для этого определяются факторы и границы конструирования образа страны, культуры и старо-новых мифов, «Русского мира» и соотечественников за рубежом. Подробно рассматриваются структуры информационной политики и пропаганды, характер информационных войн, рейтинги и бренды как способ представления государства. Особое внимание уделяется тому, как влияет на общественное восприятие России её профессиональное изучение за рубежом. Лекции предназначены для тех, кто преподаёт и изучает имагологию и россиеведение – дисциплины, которые определяют, как изменяются образы одних и тех же стран и народов в различных языках и культурах, в чём состоит учение о сущности России, причины её возникновения и особенности развития, её духовные ценности. Курс включает 14 лекций, сгруппированных по 4 темам: основания интерпретации образов, формирование образов России исторической, факторы и границы конструирования образа России, механизмы создания позитивного негативного образов.
  93. Баринов Д.А. Коллективная биография студенчества Санкт-Петербургского университета 1884—1916 гг.: статистический анализ // Клио. 2013. № 10 (82).  С. 42—48.
  94. Баринова Е. П. Российское дворянство в начале XX века: социокультурный портрет / Федеральное агентство по образованию: Изд-во «Самарский университет», 2006. 380 с. 500 экз. Рассматриваются проблемы, связанные с трансфор-мацией сознания, психологии и социального поведения дворянства Рос-сии. На основании анализа периодической печати, документальных пуб-ликаций и архивных материалов в монографии анализируются система ценностных ориентации и общественно-политических взглядов дворян-ского сословия, эволюция экономического поведения и трансформация усадебного мира. Акцент сделан на консервативных чертах дворянства. Другой взгляд см. в книге: Беккер С. Миф о русском дворянстве: Дворянство и привилегии последнего периода императорской России. М.: НЛО, 2004.
  95. Баринова Е.П. Российское дворянство в начале ХХ века: экономический статус и социокультурный облик. М.: РОССПЭН, 2008. 351 с. В исследовании рассматриваются проблемы, связанные с трансформацией экономического положения, сознания, психологии и социального поведения дворянства России. На основании анализа периодической печати, документальных публикаций и архивных материалов в монографии анализируется система ценностных ориентации и общественно-политических взглядов дворянского сословия, эволюция экономического поведения и трансформация усадебного мира. Книга состоит из предисловия, семи глав («Проблемно-историографический очерк», «Социальная эволюция дворянства», «Социальная психология сословия», «Экономическая программа дворянства», «Дворянство в годы первой русской революции», «Общественно-политические взгляды дворянства», «Дворянство на службе России») и заключения. Работа снабжена справочным аппаратом и приложением. Во введении подчеркивается, что реконструкция социального портрета русского помещика «позволяет выяснить вопрос о том, как дворянство испытывало на себе и переживало воздействие социальных процессов и структур, каким образом под воздействием трансформирующейся социальной среды изменялись мировоззрение, образ жизни, система личностных пристрастий, поведенческие стереотипы» (с. 7). К началу XX в. дворянство России, по переписи 1897 г., насчитывало 248,8 тыс. человек (с. 43) и представляло собой сложное, неоднородное социальное образование. Сословие состояло из комбинаций стратификационных систем и их переходных форм. Сильные наследственные традиции, глубокие культурные и юридические различия содействовали сохранению старой общественной структуры даже в условиях экономических и политических изменений. Тем не менее ряд стратификационных критериев, таких как социально-профессиональный и этакратический, стал оказывать менее существенное влияние на положение дворянина в обществе. На первый план выходят классовые, экономические критерии, определяющие как нормы поведения, так и социальный статус дворянина (41). Социальная эволюция поместного дворянства определялась изменившимися историческими условиями. Социальная идентификация поместного дворянства была нестабильной и колебалась между категориями сословной принадлежности, экономического статуса и рода занятий. Перемещение индивидов в рамках социальной иерархии постепенно вытеснялось вертикальной мобильностью, диктуемой структурными изменениями общества. Мобильность способствовала реализации личных данных отдельных представителей сословия, росту самосознания и самооценки поместного дворянства. К отрицательным результатам нисходящей мобильности следует отнести утрату частью поместного дворянства своей прежней групповой принадлежности, снижение престижа и роли сословия в жизни общества. Среднепоместное дворянство было наиболее политически и социально активно, принимало деятельное участие в работе дворянских собраний, земских учреждений. Крупные и мелкие помещики как правило не участвовали в жизни губернии. Реформирование российской экономики было неразрывно связано с трансформацией социальных отношений, изменением взаимоотношений между различными социальными слоями. От мечтаний и общих рассуждений о будущем державы дворянство перешло к обсуждению конкретных проблем российского общества. Деятельность дворянских собраний в начале XX в. была подчинена генеральной задаче — любыми способами сохранить позиции сословия в обществе и его властных структурах. С этой целью дворянство пыталось найти новые формы представительства своих интересов. На протяжении всего исследуемого периода поместное дворянство стремилось выработать программу экономического и политического реформирования России. Дворянскими собраниями была выработана система мер по упрочению экономического положения сословия. Она включала капитализацию оклада частного дворянского сбора с продаваемых имений, удешевление кредита, обращение выморочных имуществ в собственность дворянства, изменение деятельности Крестьянского и Дворянского банков, расширение государственных льгот, субсидий, покровительственной системы. Особые надежды дворянство возлагало на создание касс взаимопомощи, которые должны были не только помогать нуждающимся помещикам, но и облегчить положение заемщиков Дворянского банка. В начале XX в. активно шел процесс политической дифференциации поместного дворянства. Накануне революции 1905-1907 гг. постепенно оформляются политические позиции консервативного и либерального дворянства, каждое из которых пыталось найти пути «обновления» России. Либерально настроенное дворянство выступало за создание новой мировоззренческой системы, на основе которой предполагалось трансформировать политическую систему путем постепенного перехода к народно-представительной или конституционной форме правления. Либеральные помещики предлагали изменить социальную структуру общества путем отказа от сословного деления и привилегий дворянства в сфере государственного управления, создания всесословной системы местного управления на уездном уровне, уравнения крестьян в правах с другими сословиями. Сознавая нежизнеспособность консервативной программы, либеральное дворянство искало способы приспособления к изменившимся социальным условиям. Пытаясь модернизировать политический и правовой режим, приспособиться к условиям капиталистической эволюции страны, наиболее дальновидные представители сословия наметили контуры аграрной реформы. «Революция всколыхнула в поместном дворянстве надежды на возможность более активного привлечения сословия к власти. Уже в первые дни революции Николай II был вынужден издать Указ 18 февраля 1905 г., допускающий народное представительство» (с. 148). Рост реформаторских тенденций в обществе в период первой русской революции, осознание необходимости минимума преобразований привели к политическому размежеванию дворянства. Дворянские собрания выступили за необходимость реформ, привлечение к преобразованиям представителей сословия, введение народно-представительного правления. Солидарные в защите интересов поместного землевладения, по мере нарастания крестьянских выступлений как консерваторы, так и либералы все чаще обращались к власти с требованиями оградить право частной собственности. Толчком к созданию объединенной дворянской организации послужил невиданный размах крестьянского движения, поставивший помещиков перед фактом необходимости объединения для защиты своих экономических интересов. Изменения во внутренних потребностях сословия и его сознании, угроза распада общества и социальных связей привели к консолидации дворянства. Создание Совета объединенного дворянства явилось завершающим этапом в стремлении поместного дворянства добиться от власти большей самостоятельности в деятельности своих корпоративных организаций и придать им общероссийский характер. Как на местах, в уездных и губернских дворянских собраниях, так и на съездах уполномоченных дворянских губернских обществ, показывает автор, обсуждались острейшие вопросы политической, экономической и социальной жизни. Наравне с ними рассматривались и чисто сословные вопросы: обсуждение условий приобретения прав потомственного дворянства; воспитание и образование дворянской молодежи; деятельность дворянских касс взаимопомощи и опек. Поместное дворянство через своих представителей в правящих кругах (в Государственной Думе и Государственном Совете) оказывало влияние на правительственную политику. В силу внутрисословной неоднородности, как социально-экономической, так и политической, дворянство не могло иметь единой идеологии, выработать антикризисную программу, адекватную потребностям развития страны. Совет объединенного дворянства выражал интересы наиболее консервативной части сословия. Региональное поместное дворянство не всегда поддерживало и одобряло политику и тактику дворянской элиты. Дворянство, поляризованное на консерваторов и либералов, оказалось не в состоянии гармонизировать противоречивые, а нередко взаимоисключающие интересы и ценности. Анализ взаимоотношений дворянского и крестьянского сословий в годы первой русской революции позволил определить основные факторы нарастания кризиса в российской деревне. Политические позиции дворянства и крестьянства в социальной структуре общества изменились. «Многие дворяне давали негативную оценку воздействия первой русской революции на взаимоотношения дворянства и крестьянства. 1905 г. оставил «глубокий след разрушения» в сознании дворянства» (с. 208). В лице активного крестьянина помещики увидели реальную опасность своему существованию и экономическому благополучию. Они начали осознавать необходимость решения крестьянского вопроса, сословной консолидации. Аграрные преобразования, предложенные правительством П.А.Столыпина, местное дворянство, безусловно, поддерживало и способствовало их претворению в жизнь. Противодействие поместного дворянства реформам Столыпина в области местного управления объяснялось неготовностью большей части сословия к резкому изменению своей роли в социальной структуре общества. Социальные процессы оказали воздействие на трансформацию социальной психологии поместного дворянства. Гипертрофия надежд на верховную власть сдерживала проявление реальной инициативы в политическом и социальном поведении дворянина. Перспектива полной утраты контроля над крестьянами вела к тому, что у помещика не было психологически четкой перспективы дальнейшей хозяйственной деятельности. Осознание непрочности существующего государственного и общественного порядка вызывало распространение апатии, неверия в возможность перемен, парализовывало политическую волю сословия. Признавая необходимость эволюции и приспособления к современности, дворянство тем не менее не находило приемлемых решений для поставленных жизнью задач. Политический реформизм либералов оценивался консерваторами как измена интересам сословия. Хотя дворянство и говорило о необходимости возвращения к додумской практике или даже временам Александра III, его стратегию нельзя просто определить термином «реакционность», считает автор. Настроения и взгляды помещиков были модифицированы новой интерпретацией целей и особой тактикой, которые отражали новые времена. Идеологические представители крайне правых были враждебны всем западным идеям как таковым, начиная от либерализма, парламентаризма. Но тем не менее они постепенно осознавали необходимость переустройства экономики и желали разработать законы о собственности по типу западноевропейских. Дворянство полагало себя в качестве носителя идеи справедливого общественного устройства и стремилось экспортировать, навязать свои представления другим слоям, что неизбежно вело к конфронтации. Не было устойчивой идентичности общества и человека. У большинства представителей сословия пропала уверенность в завтрашнем дне. Это мешало дворянству занять активную мироустроительную позицию. Власть не отпускала на свободу различные общественные силы, не хотела давать им автономию, создать атмосферу творческой свободы, так как это было опасно рассогласованностью социального поведения, фрагментацией общества. Нерешенный конфликт между различными программами модернизации общества как на региональном, так и на общероссийском уровне вел к обострению ситуации в стране. Начиная с 1915 г. периодическая печать отмечала определенные сдвиги политических настроений дворянства влево. Лучшая часть поместного дворянства справедливо усмотрела в выступлении А.П. Струкова ту бездну, к которой приводит политиканство бюрократов и обюрократившегося дворянства. Совет объединенного дворянства был центром правых сил страны, способствовал укреплению правительственной власти, активно противодействовал проведению реформ. Местные дворянские общества резко отрицательно отзывались о политике Совета объединенных дворянских обществ, что свидетельствовало о падении его авторитета в глазах поместного дворянства. Их резкая критика в адрес бюрократии, императора объективно способствовала расшатыванию основы старого режима. Четко обозначились демаркационная линия между дворянством от департаментов и поместным дворянством, различие их политических идеалов и интересов. Принятые дворянскими собраниями в 1917 г. постановления свидетельствуют о том, что, хотя дворянство и осознавало всю серьезность положения и глубину кризиса, но надеялось путем определенных уступок сохранить свое положение. Землевладельцы пытались корпоративно консолидироваться для борьбы с «анархией и разрухой», однако практически для их преодоления на местах у них не было ни сил, ни средств. «Взаимоотношения поместного дворянства и правительства составляли одновекторную константу, их политика была негибкой, не соответствовала задачам модернизации и тем самым способствовала кризису и крушению государственного строя» (с. 323). Эволюция общественно-политических взглядов дворянства проявлялась во всех сторонах его жизнедеятельности. Убеждение в незыблемости монархизма сменяется безоговорочной поддержкой Временного правительства. Еще в январе 1917 г. дворяне говорили о незыблемости основ царской власти и о своей готовности служить ей верой и правдой. После падения самодержавия практически все дворянские собрания поддержали новую власть. Стремление представителей дворянских обществ внедриться в различные комитеты, создававшиеся Временным правительством, было вызвано желанием так или иначе повлиять на ситуацию в деревне, однако эти попытки в большинстве случаев не имели успеха из-за резкого противодействия крестьян-общинников. Общественно-политическая ситуация, сложившаяся в стране весной 1917 г., постепенно лишала земельных собственников, особенно крупных помещиков, влияния в деревне. Крестьяне развернули активную борьбу за землю. Для грабежа избирали самых беззащитных помещиков или тех, кто проживал в городе. В этих условиях необходимость создания действенных организаций, способных защитить интересы помещиков от посягательств крестьян, осознается большинством поместного дворянства. Идея организации всесословного союза земельных собственников вновь выступает на первый план. В апреле 1917 г. Постоянный совет объединенного дворянства разослал всем губернским предводителям дворянства письма, в которых поддержал создание губернских союзов земельных собственников. По мнению Постоянного совета, дворяне должны были принять самое активное участие в их организации и деятельности. Однако попытки помещиков привлечь крестьян в эти организации не удавались, союзы земельных собственников не смогли создать прочную социальную базу для защиты интересов землевладельцев и их прав собственности. По инициативе Н.Ф. Иконникова на заседании собрания предводителей и депутатов Саратовского дворянства (16 сентября 1917 г.) был обсужден вопрос о выборах в Учредительное собрание. Собрание постановило поддержать денежными средствами, до 20 тыс. руб., Союз земельных собственников, так как «интересы дворянства совпадают с его интересами», и известить всех помещиков о необходимости вступления в этот союз. В июне 1917 г. Постоянный совет принял решение разработать проект устава реорганизации дворянских обществ в Союз на случай упразднения дворянства как сословия. В августе 1917 г. Министерство финансов сделало запрос в Министерство юстиции, в котором затрагивалась проблема дальнейшего существования дворянских учреждений. Оно уведомляло об отсутствии средств на их содержание и «невозможность существования за счет казны». Министерство юстиции 3 сентября 1917 г. сообщало, что «в настоящее время производятся подготовительные работы по составлению законопроекта об упразднении сословий вообще, и дворянского в особенности». Для этого предполагалось образовать специальную комиссию при участии представителей всех заинтересованных ведомств и сословных учреждений. Однако вопрос об отмене сословий был фактически решенным делом, поскольку осенью 1917 г. Министерство юстиции проводило активную координационную работу с губернскими предводителями дворянства, которым предлагалось «заблаговременно сдать дела в архив.
  96. Барталь И. От общины к нации: евреи Восточной Европы в 1772-1881 гг. / Пер. с англ. М.: Мосты культуры, 2007. 263 с.
  97. Бартлетт Р. Становление Европы: Экспансия, колонизация, изменения в сфере культуры. 950-1350 / Пер. а англ. М.: РОССПЭН, 2007. 432 с. 1000 экз.
  98. Батунский М.А. Россия и ислам. В 3 ч. М.: Прогресс-Традиция, 2003.
    1000 экз.
    Ч. 1. Русская средневековая культура как основа генезиса и функционирования
    разноликих моделей теоретических и прагматических оценок ислама. 383 с. Ч.
    2. Русская культура в ее отношении к Западу и Востоку: опыт историко-эпистемологической
    реконструкции. 600 с. Ч. 3. Становление и динамика профессионального светского
    исламоведения. 256 с. Дискурс об исламе, России и Востоке, православии и исламе.
  99. Баумоль В. Роль предпринимательства в истории общества: производительная,
    непроизводительная и разрушительная (реферат статьи сост. Ю.В. Латовым) // Историко-экономические
    исследования (Байкальский гос. ун-т экономики и права) 2006. Том 7. № 3.
  100. Бахмутская Е. В. Немецкие колонии Санкт-Петербургской губернии: 1760-1870-е
    гг. Автореф. .. к. и.н. СПБ., 2003. 31 с. По заключению автора, законодательство,
    подворно-наследственное землевладение (майорат), налоговые льготы, государственная
    политика, менталитет, национальный характер предопределили наивысшие в регионе
    хозяйственные успехи немцев, которые применяли передовые технологии и имели
    самые высокие урожаи.
  101. Башаров И. Забайкальское казачество в советской и постсоветской
    историографии // Ab Imperio. 2004. № 2. С. 599-616.
  102. Башкатов И. П., Стрелкова Т. С. Характеристики молодежно-подросткового граффити // Социс. 2006. № 11. С. 141-145.
  103. Безансон, Ален. Россия — европейская страна? // Отечественные записки.
    2004. № 5 (20). С. 246-265. Оспаривает выводы книги Малиа о европейской сущности
    России.
  104. Безгин В. Б. Крестьянская повседневность (традиция конца XIX—начала ХХ в.). М.: Тамбов, 2004. 304 с. В монографии рассмотрены различные стороны крестьянской повседневности конца XIX—начала XX в. на основе архивных материалов. Дан анализ состояния сельских традиций в период модернизации страны. Исследованы хозяйственная деятельность, общинный уклад, правовые воззрения, духовные традиции и семейный быт.
  105. Безгин В. Г. Скрытая повседневность (половые отношения в русской
    деревне конца XIX-начала XX в. // Клио. № 3 (26). 2004. С. 103-107.
    В изображении автора отношения между полами в деревне (как между молодыми,
    так и взрослыми) выглядят легкими и фривольными, женщины выглядят более доступными,
    чем в современном большом российском городе. Это далеко не соответствует тому, что в действительности было (см., например, «Мужики и бабы»).
  106. Безнин М. А., Димони Т. М. Менеджеры в сельском хозяйстве России 1930—1980-х годов: (новый подход к социальной истории российской деревни). Вологда: Легия, 2009. 114 с. 100 экз. В книге обосновывается новая концепция социальной структуры российской деревни 1930—1980-х гг., включающую, по мнению авторов, следующие классы: протобуржуазию, менеджеров, интеллектуалов, рабочую аристократию, сельский пролетариат. Вызревание новой социальной системы произошло в 1930—1950-е гг., несмотря на существование системы повинностей, малую еще социальную дифференциацию, на первый взгляд, примитивные, раннекапиталистические отношения собственности с сохранением элементов, весьма характерных для государственного феодализма. Последнее же 30-летие колхозно-совхозного строя (1960—1980-е гг.) было временем, когда оформились буржуазные тенденции в отношениях собственности, произошло раскрестьянивание деревни с формированием новых социальных классов.
  107. Бекасова А. Отцы, сыновья и публика в России второй половины XVIII века / НЛО. 2012. № 113. С. 99-129. «Отцы и сыновья сильно зависели от общественного мнения и активно участвовали в его формировании. … Эпистолярная коммуникация играла определяющую роль в формировании общественного мнения, а разветвленная сеть бюрократических канцелярий и присутствий, где концентрировались и циркулировала разного рода информация, была важным элементом инфраструктуры общественного пространства в России второй половины XVIII века. … Из писем отцам сыновья предстают кть и наказывать, наставлять и опекать. лица подчиненные, находящиеся во власти родителей, которые должны содержать их и кормить, учить и воспитывать, контролировать и наказывать, наставлять и опекать. Достижение сыновьями совершеннолетия, поступление на службу, получение чинов, пожалование наград не освобождали их от родительской власти. Таким образом, статус и положение детей внутри семейной иерархии фактически оставались неизменными до кончины отцов. Непослушание детей и непокорность родительской воле считались опаснейшими пороками, которые связывались с помутнением рассудка и рассматривались исключительно как вид страсти и болезненное состояние (подробнее об этом: Костюхина М. Золотое зеркало: русская литература для детей XVIII—XIX веков. М., 2008. С. 25—28). Неспособность нести ответственность за свои поступки, помешательство, представлявшие опасность для общественного порядка, в свою очередь, могли быть достаточно вескими основаниями для лишения детей расположения, доверия и даже наследственных прав». (с. 129). «От сыновей требовали подчинения, добросовестного исполнения служебного долга, ожидали преданности, а также рассчитывали на их посильное участие в поддержании связей отцовской клиентелы. Требовательность и суровость отцов по отношению к сыновьям можно рассматривать в качестве одной их тех скрытых пружин, которые приводили в действие социальный механизм дворянского служения монарху, как в более раннее время он служил укреплению вассально-ленной системы» (с. 129).
  108. Бекасова А. В. Семья, родство и покровительство в России ХVIII
    века: «домовое подданство» графа П. А. Румянцева. Дис. к.и.н.
    СПб.: СПбИИ, 2006. 24 с. «На примере рассмотрения клиентелы П. А. Румянцева
    показано, что сеть неформальных связей (родственных, соседских, покровительственных)
    была коллективным ресурсом дворянских фамилий, которые соперничали при дворце
    за влияние. Разветвленность этих связей и интенсивность контактов обеспечивали
    успех и признание в обществе» (с. 24).
  109. Беккер, Сеймур. Миф о русском дворянстве: Дворянство и привилегии
    последнего периода императорской России. М.: НЛО, 2004. 344 с. Тезис об упадке
    дворянства после Великих реформ — миф. На самом деле дворянство достаточно
    успешно адаптировалось к новым условиям жизни, хотя трансформация сословий
    в классы происходила, как и всюду, болезненно.
  110. Белова А. В. Женская повседневность как предмет истории повседневности // ЭО. 2006. № 4. С. 85-97. Библиогр., с. 95-97.
  111. Белова А.В. «Четыре возраста женщины»: Повседневная жизнь русской провинциальной дворянки XVIII–середины XIX в. СПб.: Алетейя, 2010. 479 с. 1000 экз. Книга посвящена исследованию повседневной жизни, опытов и переживаний российских дворянок от европеизации до модернизации с применением гендерной методологии на основе синтеза познавательных стратегий актуальных научных дисциплин: гендерных и женских исследований в этнологии, гендерной антропологии и истории повседневности, антропологически ориентированной истории, истории женщин и гендерной истории. Особое внимание уделено анализу недооценивавшихся ранее субъективных источников — женских писем, мемуаров, дневников, которые позволяют интерпретировать историю повседневности как «пережитую» историю, увиденную «глазами» российских дворянок и озвученную их собственными «голосами».
    Наряду с прикладным аспектом, в книге представлено теоретическое осмысление концептов «повседневность» и «женская повседневность», уточнено значение источников по истории женской повседневности, проанализирована современная историографическая ситуация в области исторических исследований повседневности.  Издание предназначено историкам, антропологам, культурологам, специалистам в области женских и гендерных исследований.
  112. Белокуров Е.В. Продовольственная кампания 1901– 1902 годов: неурожай 1901 года и меры правительства по борьбе с ним // Исторический журнал: научные исследования. 2013. № 1. С. 45–53. Рассматриваются причины и масштабы неурожая 1901 г., а также действия властей, направленные на ликвидацию вызванного им продовольственного кризиса. Анализируются распоряжения министра внутренних дел Д. С. Сипягина, регламентировавшие ход продовольственной кампании, динамика выдачи зерновых ссуд голодающим, организация общественных работ, эпидемиологическая ситуация (цинга, тиф и другие заболевания) в пораженных неурожаем губерниях весной 1902 г. Анализируются итоги продовольственной кампании 1901–1902 гг. Показываются масштабы государственной помощи, а также ее недостатки, связанные главным образом с недостаточностью развития транспортной сети. Указывается на сравнительно скромное влияние частной благотворительности. Особое внимание уделяется рассмотрению вопроса об эффективности продовольственной кампании, для чего осуществляется оценка влияния продовольственного кризиса на смертность и заболеваемость населения, а также на его экономическое положение.
  113. Беляева Л. А. Уровень и качество жизни: Проблема измерения и интерпретации // Социологические исследования. 2009. № 1 (297). С. 33-42. Уровень жизни более узкая категория по сравнению с качеством жизни. Он измеряется через социально-экономические показатели общего благосостояния людей: доходы, потребление, жилищные условия, услуги образования, здравоохранения и т.д. Качество жизни отражает более широкий комплекс условий жизни, а также такие составляющие, которые относятся к экологии, социальному благополучию, политическому климату, психологическому комфорту. «Для измерения качества жизни недостаточно статистических показателей, необходимы субъективные оценки соответствия этих параметров потребностям людей». «Качество жизни – объективно-субъективная характеристика условий существования в силу опыта, культурного капитала, ценностных предпочтений в сознании человека, другие менее, третьи совсем не актуальны человека и его субъективных представлений и оценок своей жизни. Некоторые объективные составляющие качества жизни могут быть более актуализированы. Они проецируются на всю систему отношений: между индивидами, социальными группами, регионами, а также на отношения индивидов с социальными институтами и главным институтом – государством. Измерение субъективных оценок качества жизни дает информацию о существовании и возникновении в обществе социальных напряженностей. Качество жизни – это компексная характеристика условий жизнедеятельности населения, которая выражается в объективных показателях и субъективных оценках удовлетворения материальных, социальных и культурных потребностей и связана с восприятием людьми своего положения в зависимости от культурных особенностей, системы ценностей и социальных стандартов, существующих в обществе» (с. 33-34).
  114. Беляков С. С. Лев Николаевич Гумилев // Вопросы истории. 2012. № 9. С. 15-39. «Лев Николаевич Гумилев — одна из наиболее ярких, хотя и спорных фигур в истории отечественной исторической мысли. В глазах своих немногочисленных учеников и многочисленных поклонников Гумилев был величайшим ученым, основоположником новой науки, гением. Оценки большинства коллег-историков и этнографов были в лучшем случае сдержанными, а подчас и резко негативными». (С. 15).
  115. Белякова Е.В. Церковный суд и проблемы церковной жизни. М., 2004.
  116. Бербенк Дж. Местные суды, имперское право и гражданство России // Российская империя в сравнительной перспективе // А. И. Миллер (ред.). М.: Новое издательство, 2004. С. 320-360. В России существовал правовой плюрализм, который позволял интегрировать различные слои общества в правовое государство. Российские интеллектуалы по причине ограниченности их политического мышления стремились к утверждению в России правового монизма.
  117. Бердинских В. А. История города Вятки: Очерки. 2-е изд. Киров, б.и., 2008. 336 с. 300 экз. Книга рассказывает о жизни города с момента его основания (XIV век) до наших дней. Жизнь и быт простых горожан прошлого, облик города прежних эпох показаны автором ярко, занимательно и достоверно. На страницах книги мы видим героев походов вятчан XIV-XV вв, богатейших вятских купцов XVIII-XIX веков и других замечательных горожан. Прошлое и настоящее в древнем городе тесно переплетены.
  118. Бессарабова Н. B.Путешествия Екатерины П по России. Изд. 2-е. М.: МГИ им. Е. Р. Дашковой, 2008. 272 с. 500 экз. В книге преподавателя МГИ им. Е. Р. Дашковой рассматриваются проблемы органи-зации и проведения поездок, ситуацию при дворе и в семье императрицы; освещает цели путешествий, контакты государыни с различными слоями на-селения, контроль за деятельностью местной администрации. По мнению авора, «потемкинские деревни» — «культурный миф, созданный прежде всего иностранными недоброжелателями, недовольных усилением России на Черном море (с. 262). Много внимания уделяется переговорам Екатерины П с иностранными монархами, обстоятельствам возникновения австро-русского союза и взаимоотношениям России с Османской империей. Путешествия Екатерины имели международное и внутриполитическое значение, были удачными политическими акциями и важными событиями в жизни российского общества (с. 260-263).
  119. Беспалов С.В. Проблемы социально-экономической модернизации дореволюционной России в современной западной историографии: (Обзор) // История России в современной зарубежной историографии: Сборник обзоров и рефератов. М.: ИНИОН РАН, 2010. Ч. 1. С. 154-192. Дается оценка состояния зарубежной историографии за последние годы. Хотя крайние даты охваченной литературы – 1985-2009, основная ее часть относится к 2001-2007 гг. Число упоминаемых работ (главным образом книг) – 41. Беспалов отмечает, что «на протяжении последних десятилетий в западной историографии идет непрекращающийся спор между «оптимистами», полагающими, что Российская империя в XVIII — начале XX в. в целом довольно успешно продвигалась по пути модернизации своей экономики, перенимая лучшие достижения стран Запада, и это поступательное развитие было прервано лишь Первой мировой войной, ставшей основной причиной революции 1917 г., и «пессимистами», убежденными в том, что особенности экономического развития страны и специфика политической системы России делали крах имперской модернизации и революционный взрыв практически неизбежными. То же самое можно сказать и об отечественной историографической ситуации начиная с 1990-х годов». Автор утверждает (впрочем, безо всяких расчетов, по-видимому, на глаз), что «исследователей, придерживающихся “пессимистической” точки зрения, по сравнению с периодом конца 1980-х — начала 1990-х годов, стало больше: полагаем, что не в последнюю очередь это связано с очевидным разочарованием в России» общественного мнения стран Запада». Автор того же сборника В.М. Шевырин, автор книги «Власть и политика в России XIX-начала XX века: Американская историография» (М.: Наука, 2008) О.В. Большакова полагают, что оптимистов стало больше. Мне также кажется, что пессимистов стало меньше. Беспалов полагает: «В западной историографии продолжается дискуссия по ряду ключевых проблем истории социально-экономической модернизации дореволюционной России. В центре внимания исследователей находятся следующие проблемы: (1) масштабы и характер использования государственной властью опыта наиболее развитых западных держав в процессе модернизации; (2) принципиальная возможность обеспечения самодержавной властью эффективной экономической модернизации; (3) соотношение стратегических целей социально-экономического развития и применявшихся властью инструментов их достижения; последствия форсирования государством модернизационных процессов; (4) «цена» модернизационной политики для большей части населения России; (5) характер и темпы эволюции социальной структуры общества, и в связи с этим проблема социальной базы осуществлявшихся преобразований; (6) соотношение процессов индустриального и аграрного развития» (с. 192).
  120. Бибиков Г. А.Х. Бенкендорф и политика императора Николая I.М.: Три квадрата, 2009. 408 с. 1500 экз.
  121. Бикташева А. Н., Гизатуллин М. Х., Ильина К. А. Неформальные практики властвования в Казанской губернии (первая половина ХIХ века). Казань: Рутен, 2006. 228 с. На конкретных примерах рассматривается деятельность губернатора, губернского прокурора и попечителя учебного округа. Огромная роль местного дворянства в местном управлении, способного убрать неугодного губернатора (с. 44-56).
  122. Биллингтон Д.Россия в поисках себя. М., 2005. 224 с.
  123. Благотворительность в истории России: Новые документы и исследования / Л. А. Булгакова (сост. и ред.). СПб.: Нестор-история, 2008. 436 с. 600 экз. Работы по истории благотворительности в XVIII-начала XX в. Особенно интересными представляются статьи А. Линденмайер «Открывая Атлантиду: тенденции и перспективы изучения истории российской благотворительности» (с. 95-107) и С. В. Куликова «Финансовые аспекты деятельности российских благотворительных организаций военного времени (июль 1914-февраль 1917 г.)» (369-396), в которой доказывается, что «стремление царя и его правительства к сотрудничеству с оппозицией в области благотворительности и снабжения, как и дистанцирование власти от консерваторов, было не декларативным, а действительным» (с. 386).
    В сборнике опубликованы новые источники по истории благотворительности и статьи, в которых обобщены результаты исследований последних лет и намечены перспективы дальнейшего изучения актуальных вопросов организации социальной помощи. Представлены как общетеоретические и методологические разработки проблемы, так и исследования по отдельным направлениям благотворительности XVIII–начала XX в. Особое внимание уделено отношениям государства и общественных организаций, роли церкви и частных предпринимателей в развитии благотворительности, участию женщин в благотворительном движении, международным связям благотворительных организаций, поддержке науки, образования и литературы, источникам финансирования социальной помощи в годы Первой мировой войны, продолжению благотворительной деятельности в эмиграции и созданию системы социальной помощи при советской власти. Материалы сборника могут быть использованы в курсах истории России и истории социальной работы.
  124. Блюм А. В. От НЕОЛИТА до ГЛАВЛИТА: Достопамятные и занимательные эпизоды из истории российской цензуры от Петра Великого до наших дней. СПб.: Изд-во Н. И. Новикова, 2009. 272 с. Рец.: Шомракова И. А. Хрестоматия по цензуре // Цензура в России: история и современность. Сборник научных тереудов. Вып. 5. СПб.: РНБ, 2011. С. 437—441. Эта книга – своеобразная комментированная антология анекдотических сюжетов из трехвековой истории российской цензуры. Наряду с прочим она содержит литературные тексты русских писателей, протестовавших против варварства и произвола цензуры, и уникальные документы из архивов Главлита, засекреченных до недавнего времени. Книгу можно назвать историей российской цензуры. Она рассказывает о том, как цензура возникла, к каким курьезам приводила и как влияла на жизнь общества в разные эпохи.
  125. Блюм А. Родиться, жить и умереть в СССР / Пер. с франц. М.: Новое
    издательство, 2005. 172 с. Библиогр. с. 159-170. Анализируя динамику основных
    демографических показателей российской истории XX века, известный французский
    демограф Ален Блюм не ограничивается количественными констатациями и приходит
    к нетривиальному выводу: политические события не оказывали на социальную жизнь
    населения СССР заметного долгосрочного влияния — демографические катастрофы
    первой половины века не изменили его общую с Западом траекторию демографического
    развития, а жесткая унификационная политика не смогла преодолеть региональное
    разнообразие, доставшееся Советскому Союзу в наследство от Российской империи.
    Автор доказывает автономию демографических процессов. Условность демографической
    и социальной категоризации в переписях.
  126. Блюм А., Меспуле М. Бюрократическая анархия: Статистика и власть
    при Сталине / Пер с фр. М.: РОССПЭН, 2006. 328 с. Взаимодействие статистической
    науки и власти при Сталине. На примере переписей населения авторы показывают,
    как происходило конструирование социальной реальности по идеологическим клише
    и директивам, главным образом.
  127. Бобров Д.С. Идея «фронтира» – один из взглядов на процесс освоения Алтая как периферийного пространства // Образ России с Центрально-европейским акцентом: Сб статей и материалов / Д. Свак, И. Киш (ред.). Будапешт: Russica Pannonicana, 2010. С. 7-17.
  128. Богатырева О.Н. Эволюция системы местного управления в Вятской и
    Пермской губерниях(1861-февраль 1917). Екатеринбург: УГУ, 2004. 43 с.
    В диссертации подвергаются ревизии ряд клише, широко бытующих в историографии.
    Компетенция органов самоуправления — земских, городских и крестьянских — повышалась:
    основные отрасли местного управления постепенно перешли в их руки, а в ведении
    коронных учреждений остались вопросы общественного порядка, безопасности,
    паспортного режима, социального контроля. Деятельность тех и других строилась
    на принципах разделения труда и сотрудничества, даже финансирование имело
    разные источники — коронная администрация финансировалась центральным правительством,
    а органы самоуправления — населением губернии. Серьезных противоречий между
    ними не было, что усматривается, в частности, из того, что протестов губернаторов
    на постановления земских собраний было относительно немного, и большинство
    их касалось оценки недвижимых имуществ. Усиления контроля со стороны местной
    коронной власти над самоуправлением не наблюдалось, деятельность последнего
    была вполне автономной и в гораздо большей степени ограничивалась центральной
    администрацией, чем губернской. Правительство стремилось поставить отношения
    между самоуправлением и коронной администрацией в рамки права (37). Введение
    института земских начальников автор считает оправданной и целесообразной мерой:
    этот институт отнюдь не подмял крестьянское самоуправление, а помог крестьянам
    адаптироваться к новым условиям жизни, порожденным Великими реформами. Деятельность
    земских начальников была направлена на искоренение злоупотреблений в крестьянской
    среде, которые совершались при отсутствии непосредственного контроля над крестьянским
    самоуправлением со стороны земств и местной администрации (38). Важные факторы,
    мешавшие дальнейшему развитию самоуправления, заключались, по мнению автора,
    в отсутствии у земств и городских дум принудительной власти, неграмотности,
    гражданской незрелости и бедности основной массы населения, в несовершенстве
    законодательства (34-35). Сельские и волостные сходы феминизировались и омолаживались,
    благодаря чему роль молодежи и женщин в сельском самоуправлении повышалась.
    Автор сделала много интересных частных наблюдений, например, состав гласных
    земских собраний Вятской и Пермской губерний на протяжении 1864-1917 гг. оставался
    преимущественно крестьянским, что позволяет уральские земства оценить как
    разночинные или всесословные (28); материальное обеспечение земских специалистов
    было выше, чем их коллег, находившихся на государственной службе.
  129. Богданов И. Дым Отечества, или краткая история табакокурения. М.: НЛО, 2007. 280 с. 3000 экз.
  130. Богданов К. А. Врачи, пациенты, читатели: Патографические тексты
    русской культуры ХУIII-ХIХ веков. М.: ОГИ, 2005. 504 с. Тираж 2000. Тема книги
    — тексты и события, демонстрирующие взаимосвязь власт-ных, медицинских и литературных
    представлений о физической природе человека и об их влиянии на общество. Служит
    ли прочтение русской литературы с упором на тексты, изображающие болезнь,
    смерть, умирание, более глубокому ее пониманию? Как соотносится патографический
    дискурс русской культуры и ее эсхатология? Что думал Петр I о медицине? Масонские
    добродетели и медицина; некроромантизм и революция; аншлаг в анатомическом
    театре. Отдельная часть книги посвящена истории холерных эпидемий в России,
    сыгравших кардинальную роль в формировании «медико-политической»
    риторики и стереотипа «врага народа».
  131. Богданов С. В. Коллективные трудовые конфликты в СССР в 1930–1950-х гг.: причины возникновения, формы протекания, способы разрешения // Историко-экономические исследования. 2008. Т. 9. № 1. С. 58-82.
  132. Богданович А.Е. Пережитки древнего миросозерцания у белорусов: Этнографический очерк (воспроизведение изд. 1895 г.). М.: ИЦ «Слава!», 2009. 159 с. 1000 экз.
  133. Богословский М. М. Петр I: Материалы для биографии: В 5 т. М.: Центрполиграф,
    2007. 2000 экз.
  134. Богоявленский С. К. Московский приказный аппарат и делопроизводство
    ХVI-ХVII веков / Птв. Ред. С. О. Шмидт. М.: Языки славян. культуры, 2006. 608
    с. 1000 экз.
  135. Бойко Я. В. Заселение Южной Украины: Формирование этнического состава населения края: русские и украинцы (конец XVIII – начало XXI в.). Черкассы: Вертикаль, 2011. Краткое описание истории заселения края в 1783-1917 гг. крестьянами российских и малороссийских губерний. Большое внимание уделяется миграционным процессам в советский период. Часть книги есть в Интернете. Режим доступа: <http://www.hist.msu.ru/Labs/UkrBel/bojko.pdf>
  136. Бокарев Ю. П. СССР и становление постиндустриального общества на Западе, 1970-1980-е годы. М.: Наука, 2007. 281 с. Задача монографии «сравнить происходившие в последние десятилетия ХХ в. в СССР и развитых странах экономические и социальные процессы, определить основные причины проигранного социализмом экономического соревнования с Западом. Важнейшие из них – игнорирование социальной составляющей новой научно-технической революции, жесткая ориентация советского руководства на марксистскую идеологию, исключавшую значительные социальные преобразования. Советский социализм не был новой общественно-экономической формацией, это был своеобразный мобилизационный вариант индустриального общества, позволивший достичь высоких темпов экономического роста путем сосредоточения производительных сил в руках государства. В 1970-1980-е гг. социально-экономическое устройство СССР не отвечало требованиям времени.
  137. Бокова В. М. Детство в царском доме: Как растили наследников русского престола. М.: Ломоносовъ, 2011. 304 с. «Во всей послереволюционной истории Романовых (тех, выросших в “царском доме”) не зафиксировано, кажется, ни одного случая трусости, малодушия, пресмыкательства перед новой властью. Ни один не спился, не опустился, не деградировал. Они достойно переносили нищету, безвестность, бессилие, изгнание, они много и настойчиво работали, снова и снова начиная с нуля, – и остались верны себе. Воспитательная система, способная производить на свет подобный человеческий материал, при всех своих огрехах есть явление замечательное» (с. 301).
  138. Бокова В. М. Эпоха тайных обществ.. М.: Реалии-Пресс, 2003. 656 с.
    Сведения о 150 общественных объединений первой трети XIX в. (кружки, салоны,
    клубы, общества). Список обществ, с. 624-629.
  139. Бокарев Ю.П. Еще раз о темпах роста промышленного производства
    в России в конце ХIХ-начале ХХ века // Отечественная история. 2006. № 1. С.
    131-141. Автор считает, что Л.Б.Кафенгауз и П.Грегори преувеличивают темпы
    роста промышленности в 1887-1913 гг.
  140. Бокарев Ю.П. Проблемы сравнительно-исторических исследований //
    Историко-экономический альманах / Сост. и предисл. Д.Н.Платонова. М.: Академический
    проект, 2004. Вып. 1. С. 7-33. Превращение формационной концепции развития
    Европы в общую схему общечеловеческого развития на совести российских последователей
    Маркса, стремившихся вписать Россию в европейскую историю. Краткая характеристика
    цивилизационного подхода (13-14). Обстоятельная характеристика евразийской
    концепции от истоков до Л. Гумилева (14-29). Геоэкономика (29-31).
  141. Бокова В. Повседневная жизнь Москвы в XIX веке. М.: Молодая гвардия, 2009. 540 с. 3000 экз.
  142. Болтунова Е. М. Гвардия Петра Великого как военная корпорация. Афтореф.
    … к. и. н. М.: ИРИ РАН, 2003. 28 с.
    Преображенский и Семеновский полки
    при Петре выполняли функции управления и контроля, использовались царем для
    решения политических вопросов. Это были не обычные воинские подразделения,
    а привилегированные корпорации.
  143. Болтунова Е. Русская гвардия первой четверти XVIII в.: «борцы
    с традицией» или «традиционалистские реформаторы« // Ab
    Imperio. 2004. № 2. С. 149-170. «Традиционные установки допетровской
    России стали существенным фактором при создании структуры нового уровня, ориентированной
    на европейские имперские образцы и принимающей активное участие в их актуализации.
    Сознание общества, как и традиция/культурная память в широком смысле слова,
    многослойно. Отторжение одного из пластов не исключает апелляции к другому.
    Актуализируя иное поле традиции — семейные связи, понятие чести рода и, в
    конечном итоге, отнюдь не забытые принципы местничества, — Петр получил возможность
    до определенной степени снять антагонизм меж-ду унаследованными установками
    и необходимостью создания новой коллективной памяти. Таким образом, отказ
    от прежней традиции, внешне столь радикальный, не был целиком и полностью
    основан на разрыве с нею. Он, скорее, базировался на иной рецепции традиции
    как таковой, а, значит, до определенной степени был естественным выбором»
    (с. 170).
  144. Болтунова Е. Феномен удвоения столицы как проявление дуализма в культуре: Москва и С.-Петербург в первой четверти XVIII века // Конструкты национальной идентичности в русской культуре XVIII—XIX веков: Материалы конференции. Апрель 2008 г., Тверь / Р. Нохейль, Ф. Карл, Э. Шоре. М.: РГГУ, 2010. С. 294—302.
  145. Большакова О. В. История России в гендерном измерении: Современная российская историография: Аналитический обзор. М.: ИНИОН, 2010. 122 с. 300 экз. Раскрываются новые тенденции в зарубежной историографии России, связанные с изучением тендерной проблематики. Освещаются такие вопросы, как периодизация гендерной истории России Х-ХХ вв.; трансформация идеалов мужественности и женственности в XVII — XX вв.; эволюция моделей семьи; женская религиозность и духовная жизнь; имущественные права русских женщин; литература и «женский вопрос»; «новая маскулинность» начала XX в. и война; «освобождение женщины» в эпоху социализма; гендер и национальная идентичность.
  146. Бон Т.М. Русская историческая наука (1880-1905): Павел Николаевич Милюков и Московская школа СПб.. 2005. 272 с.
  147. Бордюгов Г., Молодяков В., Соколов Б. Россия: Удачи минувшего века.
    М.: Аиро-ХХ, 2004. 304. 3000 экз.
  148. Борисенков А. А. Гражданское общество: сущность и особенности формирования // Социум и власть. 2009. № 1. С.14-22.
  149. Борисов А. А. Социальная история якутов в XVII-50-х гг. XIX в.: общество,
    право, личность в условиях российской колонизации. Якутск, 2004.
    Диссертация, представленная на соискание ученой степени доктора исторических
    наук. Социальная история якутов в контексте российской колонизации — такова
    крупная, важная и оригинальная проблема диссертации. Автор отходит от клише
    советской историографии в методологическом, понятийном и содержательном отношениях.
    Опираясь на солидную источниковедческую базу, он на примере Якутии показывает,
    как осуществлялась колонизация и какие изменения она вызывала в якутском обществе
    в XVIII-первой половине XIX в. Поскольку якутский вариант — это базисный тип
    российской колонизации, выводы Борисова продвигают наше понимание особенностей
    и влияния колонизации на многочисленные этносы, попавшие в ее орбиту. Благодаря
    этому диссертация выходит за границы краеведческой или местной истории и с
    полным основанием может претендовать на важное место в современной российской
    историографии колонизации и социальной истории России. Некоторые наиболее
    важные выводы. Обычное право якутов в области суда и властных, семейно-брачных,
    имущественных отношений продемонстрировало устойчивость, что во многом объясняется
    прагматизмом и терпимостью, свойственных национальной политики России в XVIII-первой
    половине XIX в., а говоря более конкретно — поддержкой центральным правительством
    правового плюрализма. Именно по инициативе правительства обычное право якутов
    в конце XVIII — начале XIX в. приобрело статутный характер. Русская колонизация
    Якутии XVII-середины XIX в. носила преимущественно торгово-промышленный, сравнительно
    мирный характер, при активной роли государства. Благодаря этому якутам удалось
    увеличить свою численность, сохранить образ жизни, хозяйственный уклад, территорию
    проживания. Якуты на протяжении второй половины XVIII-XIX вв. переживали этнокультурный
    подъем, выразившийся в феномене культурного «классицизма», когда появились
    те образцы, которые известны миру как якутские: костюм, чороон, орнамент,
    косторезное искусство и т.д. Изменения в организации управления в Якутии происходили
    параллельно с эволюцией самоуправления якутов. Ясачный режим был тяжелой повинностью,
    однако борьба с ним стимулировала развитие якутского самоуправления, которое
    смогло в значительной степени нейтрализовать его разрушительного воздействия
    на экономику и быт населения. В данном случае заслуживает поддержки методологический
    подход диссертанта, который рассматривает фактическое положение якутов как
    результат диалога и взаимодействия центральной власти и местного населения.
    Новым и перспективным представляется тезис диссертанта о клановом характере
    якутского общества и выявление специфики якутского клана. Интересен анализ
    генезиса личности в социальной истории якутов, когда диссертант на примерах
    наиболее видных деятелей якутской истории обнаружил, как клановые лидеры превращались
    в рационально мыслящих деятелей Нового времени.
  150. Борисов Н.С. Повседневная жизнь русского путешественника в эпоху бездорожья. М.: Молодая гвардия, 2010. 440 с. 4000 экз. В истории России дороги всегда были чем-то большим, нежели простая линия между двумя пунктами на карте. А потому и бездорожье — одна из двух главных бед нашей действительности — воспринималось и воспринимается особенно болезненно. («В России нет дорог — только направления», — острили по этому поводу иностранцы.) Вся наша история — это история бесконечных передвижений по громадным пространствам Евразии — порой вынужденных, порой добровольных, — и не столь важно, путешествуем ли мы по бездорожью жизни или по гладкому асфальту шоссе. «Повседневная жизнь русского путешественника в эпоху бездорожья (а какая эпоха в России может быть названа иначе?) — это, по сути, книга о познании нами собственной страны и собственной истории — ибо иного способа познать страну, кроме, как вдоволь поездить по ней, не существует. И не случайно книгу эту написал историк — один из лучших специалистов по истории средневековой Руси, автор многих книг, человек, вдоль и поперек исколесивший Россию. Две эпохи, выбранные им в рамках книги, — эпоха Николая I, когда зародился и расцвел жанр «дорожной» прозы, и наше время, — во многом схожи. Духовное «бездорожье», утрата ценностных ориентиров одинаково характерны и для второй четверти XIX века, и для наших дней. А потому и тогда, и сейчас, путешествуя — в кибитке ли, в тарантасе или за рулем собственного автомобиля, — мы пытаемся отыскать ту единственную дорогу, на которую когда-то звал русского человека Гоголь, заклинавший его «проехаться по России». А о том, как «ехалось» и ездится по вечным ухабам русских дорог, что сопровождало и сопровождает путешественника во все времена, без чего он не может обойтись, а что проклинал и проклинает по сей день, — и рассказывается в книге.
  151. Борисов С.Б. Энциклопедический словарь русского детства: В 2-х т. Шадринск. 2008. Т. I: А-Ы. 520 с. Т. 2: О-Я. 520 с. Труды по »этнографии детства» и детским субкультурам всегда занимали видное место в отечественной этнографии и фольклористике. Практически во всех серьезных работах XIX в.. посвященных народному быту, можно найти разделы о воспитании детей, их взаимоотношении со взрослыми и сверстниками, детских развлечениях и играх, детском фольклоре (см.. напр.: Русские крестьяне 2005-2007). Но наибольший всплеск интереса к этой проблематике относится к первым десятилетиям XX в.. что связано с задачей «создания человека будущего», который должен был кардинально отличаться от «человека прошлых веков». «Взращивание новых поколений» было невозможно без изучения познавательных п творческих особенностей ребенка и его психики, способов формирования личности и механизмов ее социализации. Одним из прикладных направлений стало изучение повседневной жизни детей и их творчества. И это во многом определило круг тем и методику фольклорно-этнографнческих исследований детских субкультур в России и в СССР на протяжении практически всего прошлого века. Вектор, заданный в 1920-1930-е гг. исследователями детского быта и фольклора получил продолжение в серии «Этнография детства» под редакцией И.С. Кона, в работах М.В. Осориной «Секретный мир детей в пространстве взрослых» (СПб., 1999) и в публикациях современного школьного фольклора, включающих не только фольклор, но описания контекстов и ситуаций его бытования. Очень показательным примером в этом смысле является рецензируемое нами издание, которое подытоживает серию работ его автора и составителя, посвященных современным детским и подростковым субкультурам. Данное издание, претендуя на всеобъемлющий охват «культуры детства», его «энциклопедическое» описание, уникально и не имеет аналогов в отечественной историографии. Автором найдена достаточно понятная и вполне адекватная форма описания для совершенно разнородных и разноплановых явлений и фактов. Энциклопедия охватывает вторую половину XIX в. и ХХ в. См. рецензию И. А. Морозова: Этнографическое обозрение. 2009 г. № 3. С. 197-200.
  152. Бородкин Л. И. Дореволюционная индустриализация и ее интерпретации
    // Экономическая история: Обозрение. Вып. 12. М.: Изд-во МГУ, 2006. С. 184-200.
    Дискуссия по поводу оценки темпов роста российской промышленности в 1887-1917
    гг. Наиболее интересная часть — возражения Ю. П. Бокареву, полагающего, что
    существующие оценки завышают темпы роста, так как учитывают только крупную
    промышленности, да и то не полностью.
  153. Бородкин Л. И. О темпах промышленного роста дореволюционной России: новый виток дискуссий // Россия между прошлым и будущим: Исторический опыт национального развития: Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 20-летию Института истории и археологии УрО РАН. Екатеринбург, 4-5 марта 2008. Екатеринбург: Института истории и археологии УрО РАН, 2008. С. 29-33. По расчетам П. Грегори по сведениям Б. Б. Кофенгауза, средний темп роста промышленного производства в России 1887-1913 гг. – 6.65% (Грегори П. Поиск истины в исторических данных // Экономическая истоия. Ежегодник. 1999. М.: Росспэн, 1999. С. 488), доля в мировом промышленном производстве увеличилась с 3.4% в 1881-1885 г. до 5.3% в 1913 г. (Россия. 1913 г. Статистико-документальный справочник / А. П. Корелин (отв. ред.). М.: Блиц, 1995. С. 51). Возражения Ю. П. Бокарева: не учтена мелкая промышленность, Польша. Финляндия и Прибалтика – СССР в границах конца 1920-х гг.). По расчету Бородкина, средний темп роста промышленности Финляндии в 1887-1913 гг. – 6.5%. Расчет Грегори надежен и точен. Отставание России от ведущих западных держав в действительности было меньше, чем утверждалось в советской историографии.
  154. Бородкин Л. И. Синергетика и история: моделирование исторических процессов // История и Математика: Анализ и моделирование социально-исторических процессов / А. В. Коротаев, С. Ю. Малков, Л. Е. Гринин (ред.). М.: КомКнига, 2007. С. 8-48. Краткое изложение основных понятий синергетики с примерами применения методологии синергетики к истории.
  155. Бородкин Л.И., Кирьянов Ю.И. К вопросу о факторах дифференциации
    оплаты труда текстильщиков в дореволюционной России // Россия в XIX-XX веках:
    Материалы II Научных чтений памяти проф. В.И.Бовыкина. М.: РОССПЭН, 2002.
    С. 157-178.
    Связь между грамотностью и зарплатой была, но не сильной.
  156. Бородкин Л. И., Валетов Т. Я., Смирнова Ю. Б., Шильникова И. В. Жильё фабричного рабочего в период дореволюционной индустриализации: сравнительный анализ архивной документации двух крупных мануфактур // Историко-экономические исследования. 2007. Т. 8. № 2.
  157. Бородкин Л. И., Валетов Т. Я., Шильникова И. В. Школы на дореволюционных фабриках: «создание кадров более развитых рабочих» // Россия и мир: Панорама исторического развития: Сборник научных статей, посвященный 70-летию ист. факультета УрГУ им. А. М. Горького / Д. А. Редин (отв. ред.). Екатеринбург: НПМП «Волот», 2008. С. 666-677. Школы на дореволюционных фабриках для получения детьми рабочих начального образования и трудовых навыков способствовали закреплению «нужных», квалифицированных, дисциплинированных работников на предприятии.
  158. Боук, Брайен. От вымирания к процветанию: казацкая идентичность
    и этничность на Кубани, 1991-2002 // Ab Imperio. 2004. № 2. С. 617-645.
  159. Брачев В.С. Служители исторической науки: Академик С.Ф. Платонов. Проф. И.Я. Фроянов. СПб.: Астерион, 2010. 768 с. 500 экз. Научные биографии акад. С.Ф.Платонова (1860-1933) и проф. СПбГУ И.Я. Фроянова (род. в 1936 г.).
  160. Брешко-Брешковская Е. К. (1844-1934) Скрытые корни русской революции: Отречение великой революционерки 1873-1920. М.: Центрполиграф, 2006. 336 с. 3000 экз. Воспоминания, лишенные индивидуальности, и наполненные штампами либерально-радикальной общественной мысли. По-видимому, в момент написания воспоминаний, 1922 г. (с. 13), когда ей было 78 лет, она уже мыслила штампами. Запись разговора с крестьянином 1874 г.: «Если бы вы записали эти слова и распространили повсюду, — говорил крестьянин, — от них бы была реальная польза, потому что тогда люди бы знали, что это не выдумки. В те чудовищно невежественные времена, когда в деревне не видели других бумаг, кроме приказов, изданных властями, вера крестьян в письменное слово была колоссальна, тем более среди них не было никого, кто умел сколько-нибудь прилично писать» (с. 60).
  161. Бриггс Э., Клэвин П. Европа нового и новейшего времени: С 1789 года до наших дней / Пер. а англ. М.: Весь мир, 2006. 600 с. 5000 экз. Политическая и социальная история Европы с участием России. Закономерность и противоречивость таких процессов, как становление национальных государств, колониальных империй, либерально-демократических институтов и тоталитарных режимов. История Европы как единый многомерный процесс, в котором время от времени менялись страны-лидеры, ускорялись и замедлялись темпы регионального развития, но движение никогда не прекращалось.
  162. Бродель, Фернан. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху
    Филиппа II. В 3 ч. Ч. 2: Коллективные судьбы и универсальные сдвиги / Пер.
    с фр. М. А. Юсима. М.: Языки славянской культуры, 2003. 808 с., илл., табл.,
    карты.
    Монография о Средиземноморье отражает представление, о «тотальной истории»,
    к которому пришла школа «Анналов»: максимальный охват всех сторон жизни прошлого
    (экономической, социальной, политической, культурной) на фоне географической
    среды и событийной истории. Именно такая обобщенная картина средиземноморского
    региона в XVI в. создается во второй части. Бродель реконструирует модель
    местной экономики, обсуждает последствия дальних плаваний и «революции цен»,
    судьбы турецкой и испанской империи. Особый интерес представляют мысли историка
    по поводу сосуществования христианской, исламской, иудейской цивилизаций и
    характеристики отдельных форм войны. Это самый большой раздел труда, наиболее
    насыщенный оригинальным материалом и наиболее полно отражающий исторические
    пристрастия автора. В отличие от 1-й части, описывающей средиземноморскую
    географическую среду, и 3-й, посвященной «событийной» истории, здесь исследованы
    как устойчивые социальные структуры, так и динамика разнообразных процессов;
    даны их подробные количественные характеристики, высказан своеобразный взгляд
    на средиземноморские цивилизации.
  163. Брэдли Дж. Гражданское общество и формы добровольных ассоциаций: опыт России в европейском контексте // Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи: Вторая половина XIX-начала XX века / Б. Пиетров-Эннкер, Г. Н. Ульянова (ред.). М.: Росспэн, 2007. С. 63-99. Уровень развития гражданского общества оценивается довольно высоко, потому что оно имело институциональное ядро — сеть добровольных ассоциаций, хотя и менее густую, чем на Западе. «Санкционированные самим государством ассоциации стали «передним краем» зарождающегося динамичного гражданского общества» (с. 99).
  164. Брэдли Дж. Добровольные ассоциации, гражданское общество и самодержавие в позднеимперской России // Российская история. 2011. № 2. С. 3-26.
  165. Брэдли М. Секреты масонов / Пер с англ. М.: Ниола Пресс, 2008. 208 с.
  166. Брюггеманн К. Новейшая историография Прибалтийских губерний в составе
    Российской империи (ХVIII-начало ХХ в.): От старых стереотипов к новому осмыслению
    // Россия и Балтия: Остзейские губернии и Северо-Западный край в политике
    реформ российской империи. М.: ИВИ, 2004. С. 220-245.
  167. Бугай Н.Ф. Проблемы реабилитации этносов Союза ССР в российской
    историографии // История и исорики. 2004. Историографический вестник / Отв.
    ред. А.Н.Сахаров. М.: Наука, 2005. С. 223-264. Обстоятельная статья, в которой
    критически анализируется историография и приводятся новые сведения по данной
    проблеме. Автор вскрывает мотивы у организаторов репрессий. «В определенной
    мере решить проблему помогают сведения из отчетов Отдела по борьбе с бандитизмом
    (НКВД СССР) за три года Великой Отечественной войны. Так, по данным «Справки
    о количе-стве зарегистрированных и раскрытых бандповстанческих групп, число
    зарегистрированных бандгрупп на Северном Кавказе состави-ло 1982 (Кабардинская
    АССР — 160, раскрыто — 113, Дагестанская АССР — 350-107; Северо-Осетинская
    АССР — 27-13; Краснодарский край — 499-482; Ставропольский край — 541-540;
    Грозненская обл. — 405-134). Наряду с этим регионом, в Закавказье было зарегистрировано
    1549 групп, раскрыто 1234, в Средней Азии — 1217-1084, в централь-ных областях
    СССР в данные включены сведения по 28 областям, а также Мордовской, Чувашской,
    Удмуртской, Марийской АССР, 527 зарегистрировано, раскрыто — 476; по Сибири
    и Дальнему Востоку — 1576, раскрыто 1348 враждебных групп. По имеющимся данным
    Отдела борьбы с бандитизмом, за три года войны (июнь 1941-1943 гг.) по Союзу
    ССР были ликвидирова-ны 7163 повстанческие группы, объединявшие в своих рядах
    54 130 человек. Обстановка в стране осложнялась борьбой с теми, кто оказывал
    сопротивление функционировавшему режиму власти, выступал против Красной Армии.
    Подпиткой этому движению оста-вались дезертиры и уклонявшиеся от службы в
    армии. За три года войны (июнь 1941-1943 гг.) численность дезертиров в Союзе
    ССР составила 1 210 224 человека, а уклонявшихся от службы в Красной Армии
    — 456 667, всего 1 666 891 человек27. Эти данные
    позволяют определить масштабность движения в Союзе ССР, его роль и место в
    дестабилизации ситуации во многих регионах страны в войне 1941-1945 гг. Подобные
    действия в комплексе явились и причиной депортации многих народов и групп
    населения Союза ССР. Они как раз и характеризуют бифуркационное состояние
    общества. Непосредственно военная обстановка в стране усиливала эту сторону
    проблемы. Часть населения выразила поддержку фашист-скому режиму, обосновывая
    это состояние различными причинами. Так было в Украине, Белоруссии, в Прибалтике,
    Крыму, на Север-ном Кавказе. Безусловно, это трагические страницы истории,
    одна-ко они имели место. Дестабилизация ситуации в государстве потре-бовала
    от Правительства Союза ССР защитных мер (ритомсация), и оно избрало испытанную
    и проверенную на практике (предвоенный период) меру — депортацию народов и
    когорт населения, принадле-жавших к различным национальностям».
  168. Брюкнер П. Тирания покаяния: Эссе о западном мазохизме / Пер с фр. СПб.: изд-во Ивана Лимбаха, 2009. 254 с. 2000 экз.
  169. Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми (1917-1920).
    М.: РОССПЭН, 2006. 552 с., ил. В книге рассматриваются участие евреев в Белом
    движении и политика руководства белых по отношению к ним, «еврейский
    вопрос» в идеологии белых и его международные аспекты, попытка части
    руководства Русской православной церкви и «белой» дипломатии не
    допустить создания еврейского государства в Палестине в 1919-1920 гг., особенности
    еврейских по-громов эпохи Гражданской войны, роль евреев в становлении Советского
    государства, деятельность еврейских социалистических партий по привле-чению
    евреев в Красную армию и попытка создания отдельных воинских формирований
    из евреев-красноармейцев, политика партии большевиков по отношению к еврейскому
    населению и некоторые другие проблемы. Мо-нография в значительной степени
    базируется на материалах, извлеченных из российских, американских, британских
    и французских архивов.
  170. Будницкий О., Полян А. Русско-еврейский Берлин: 1920—1941. М.: НЛО, 2013. 496 с. монография посвящена жизни российских евреев-эмигрантов в Берлине в период между двумя мировыми войнами. В работе рассказывается о социальной структуре и правовом статусе «русских евреев» в Берлине, об их повседневной жизни, взаимоотношениях с немецкими евреями, о деятельности различных благотворительных и профессиональных организаций (прежде всего – Союза русских евреев в Германии и Союза русской присяжной адвокатуры) в процессе адаптации эмигрантов к новым реалиям. Конечно, говоря об эмигрантах, нельзя обойти вопросы политики, идейных споров и дискуссий на темы недавней истории, в особенности русской революции, участия в ней евреев и ее воздействия на судьбы российского еврейства. В книге рассматривается также еврейский аспект культуры русского Берлина, ставшего в начале 1920-х годов «столицей» русской эмиграции. Отдельные главы посвящены жизни русских евреев при нацистском режиме (1933—1941), а также процессу реэмиграции в другие страны, преимущественно в США. Монография основана в значительной степени на материалах из архивов России, Германии и США. Книга адресована не только специалистам, но и всем читателям, интересующимся историей российского еврейства, историей русской эмиграции и культуры.
  171. Бужилова А. П. Homo sapience: История болезни. М.: Языки русской культуры, 2005. Инфекционные заболевания до эпохи железа с некоторыми выходами в современность.
  172. Бузин В. С. Этнография русских: Учебное пособие. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. 421 с. 800 экз. Традиционное системное описание русского этноса: современное положение (численность, расселение, антропологическая характеристика, конфессия), этногенез и этническая история, хозяйство и материальная культура (поселения и жилища, одежда, пища), общественные отношения (семья, община), духовная культура (обрядность календарная и жизненного цикла, дохристианские верования и представления).
  173. Буланин Д. Эпилог к истории русской интеллигенции. СПб.: Дм Буланин, 2005. В книгу собраны статьи, посвященные трем юбилеям: 90-летию Д. Лихачева, 75-летию В. Творогова и пятилетию издательства «Дмитрий Буланин». Все три материала, написанные в разное время, объединяет один сквозной сюжет, которому всякий раз отдается до половины объема: размышления о судьбе культуры и интеллигенции в России. Интересна трактовка интеллигенции как феномена неправового общества: в отсутствие отлаженного правового механизма интеллигенция осуществляет функцию совести. Трактовку советской науки как своеобразной религии, дававшей людям чудеса вне представления о Боге, в свое время выразили Стругацкие в образе НИИЧАВО (Научно-исследовательский институт чародейства и волшебства) из романа «Понедельник начинается в субботу». Любопытна трактовка советского общества как аскетического единства людей с неразвитой в силу объективных обстоятельств функцией потребления. Автор не разделяет восторгов по поводу советского книгоиздания, так как видит прямую технологическую преемственность процессов, происходивших в культуре советского общества, и теперешнего насилия политики и бизнеса над культурой.
  174. Булгаков М. Б. Пищевые промыслы и торговля продуктами питания в русском городе в XVII в. // Проблемы исторической географии и демографии России. М., 2007. Вып. 1 / Ю. А. Поляков (ред.). С. 115-146. Преимущественно в 1620-е гг. Без статистических данных.
  175. Булгакова Л.А. Служебные права врачей в царствование Николая I //
    Из истории русской интеллигенции: Сб. материалов и статей к 100-летию со дня
    рождения В. Р. Лейкиной-Свирской. Отв ред. Р. Ш. Ганелин. СПб.: Дм. Буланин,
    2003. С. 349-374.
  176. Булгакова Л.А. Материальное положение врачей в дореформенной России
    // Государственная власть и общественность в истории центрального и местного
    управления России // Отв. ред. М.Ф.Флоринский. СПб.: Изд-во СПБГУ, 2004. С.
    163-177. В Петербурге в 1915-1916 гг. среди семей нижних воинских чинов около
    10% составляли внебрачные семьи. Это было сенсационным открытием, сделанным
    петроградской интеллигенцией во время попечительских работ.
  177. Булдаков В. Россия и мифы о ней // Родина. 2006. № 8. С. 7-9.
  178. Булдаков В.П. Утопия, агрессия, власть: Психосоциальная динамика постреволюционного времени: Россия 1920—1930 гг. М.: РОССПЭН, 2012. 759 с. 800 экз.
  179. Булдаков В.П. Хаос и этнос: Этнические конфликты в России, 1917-1918 гг.: Условия возникновения, хроника, комментарий, анализ. М.: Новый хронограф, 2010. 1096 с.
  180. Буровский А. Вся правда о российских евреях. М.: Яуза-пресс, 2009. 446 с. 4000 экз.
  181. Буровский А.М. “Еврейское засилье” – вымысел или реальность: Самая запретная тема. М.: Яуза-пресс, 2010. 352 с. 6000 экз. Обсуждение официальной версии и возражений историков-ревизионистов, к которым себя относит автор, еврейского вопроса.
  182. Буровский А. Правда о допетровской Руси: «Золотой век» Русского государства. М.: Яуза, Эксмо, 2010. 414 с.
  183. Бутовская М. Л. Попрошайничество как универсальный феномен человеческой культуры // Этнографическое обозрение. 2007. № 3. С. 3-11.
  184. Бутовская М. Л., Дьяконова И. Ю., Ванчатова М. А. Бредущие среди нас: Нищие в России и странах Европы, история и современность. М.: Научный мир, 2007. 275 с. 500 экз.
  185. Бутовская М. Л., Ванчатова М. А. Нищие как городская субкультура: устойчивость взаимоотношений нищих и общества в исторической перспективе // Этнографическое обозрение. 2007. № 3. С. 12-25.
  186. Бутусова А. А. Провинциальное чиновничество России в 1861-1917
    гг. (на примере Курской губернии). Автореф. .. к.и.н. Курск: КГУ, 2006. 26
    с. Автор развивает тезис, высказанный в моей книге «Социальная история
    периода империи» (правда, без ссылки на нее), что российские бюрократы
    периода империи постепенно приближались к «идеальному типу» чиновника.
  187. Бушнелл, Джон. Борьба за невесту: Крестьянские свадьбы в Рязанском
    уезде 1690-х гг. // Русский сборник: Исследование по истории России / Ред.
    О. Р. Айрапетов и др. М.: Модест Колеров, 2006. С. 81-98.
  188. Бычкова М. Е. Генеалогия в России: история и перспективы. М.: Территория,
    2004. 280 с.
  189. Валетов Т. Я. Чем жили рабочие люди в городах Российской империи конца ХIХ-начала ХХ в. // Социальная история. Ежегодник. 2007. М.: Росспэн, 2008. С. 176-198. Возражение против оценки трудовой этики рабочих как минималистской и потребительской (с. 177-178).
  190. Вальдштейн М. Новый Маркиз де Кюстин, или польский травелог о России
    в постколониальном прочтении // НЛО. 2003. № 60. С. 125-144.
    Критика антирусского эссе польского исследователя Рышарда Капусцинского (Ruzard
    Kapuscinski) «Империум».
  191. Ван дер Ойе Д. С. Отношения между военными и гражданскими в III Думе
    // Последняя война в императорской России / Под ред. О. Р. Айрапетова. М.:
    Три квадрата, 2002.
    В десятилетия, которые предшествовали падению Романовых в 1917 г., начало
    зарождаться гражданское общество в России, в результате чего граница между
    государством и его подданными начала размываться (с. 10).
  192. Васильев Ю. А. Модернизация под красным флагом. М.: Современные
    тетради, 2006. 343 с. 2000 экз.
  193. Васильева Г.А. Города Южного Приуралья во второй половине XIX века.
    Автореф. дис. … к.и.н. Челябинск: Челябинский ин-т МВД России, 2004. 24
    с.
    На основе данных об отраслевой занятости городского населения доказывается,
    что уральские города эволюционировали от административно-аграрных к торгово-индустриальным
    и городам смешанного (универсального) типа. Эта схема развития была предложена
    и апробирована для всей России в моих книгах «Русский город» и «Социальная
    история России периода империи». Приятно, что региональные исследования подтверждают
    ее правильность.
  194. Васькин А.А Московские градоначальники XIX века. М.: Молодая гвардия, 2012. 294 с. 4000 экз.
  195. Вахромеева О.Б. Женщины и семья в Европейской России на рубеже XIX-XX веков. СПб.: Знаменитые универсанты, 2008. 231 с.
  196. Вдовин А.И. Подлинная история русских. М.: Алгоритм, 2011. 432 с. 4000 экз. В книге сделан акцент на анализе межнациональных отношений в СССР и в постсоветской России. Это значительно расширенный и дополненный вариант книги, написанной Вдовиным в соавторстве с А. С. Барсенковым «История России. 1917-2004».
  197. Вебер М. История хозяйства. Биржа и ее значение. М.: Гиперборея; Кучково поле, 2007. 432 с. 1000 экз.
  198. Вебер М. О России: Избранное. М.: РОССПЭН, 2007. 158 с. Сокращенные версии двух больших эссе, тексты газетных статей, прямо касающиеся России, в которых анализируется общественно-политическая ситуация в 1905 -1906 и 1917 -1918 гг., обсуждаются перспективы либеральной демократии и конституционной монархии в России, характер русского революционного движения.
  199. Ведерников В. Великая реформа или революционная ситуация, (к оценке движущих сил преобразований в отечественной историографии 1871—1986) // Александр II: трагедия реформатора: люди в судьбах реформ, реформы в судьбах людей / В.В. Лапин (ред.). СПб.: Изд-во ЕУ в СПб., 2012. С. 20—51.
  200. Венедиктова Т. Д. «Разговор по-американски»: Дискурс торга в словесности
    США XIX века. М.: НЛО, 2003. 328 с.
    Идеал общительности, полноценного разговора общечеловечен, но и своеобычен
    для каждой культуры. Американский идеал, становящийся (в XVIII-XIX вв.) в
    силовом поле рыночных практик, политической демократии, новорожденной системы
    массовых коммуникаций близок модели «торга» (bargaining). Он предполагает
    состязательное сотрудничество, взаимозаинтересованное разногласие соединяет
    в себе расчет и приключение, «эдем прирожденных прав человека» и поединок
    эгоистических воль, игру и ритуал. «Дискурс торга» — в психологическом, риторическом
    и эстетическом измерениях — рассматривается на материале классической американской
    автобиографии (Б. Франклин, Д. Крокет, Ф.Т. Барнум) и художественной прозы
    (Э.А. По, Г. Мелвилл, Марк Твен). Сравнительно-диалогический анализ русского
    и американского литературных дискурсов позволяет охарактеризовать особенность
    подразумеваемых тем и других идеалов общения. По-новому осмысливается литературная
    традиция — как длящийся, преемственный, заочный «разговор» между писателями
    и читателями в пространстве национальной культуры.
  201. Вербицкая О.М. Российская сельская семья в 1897-1959 гг.: Ист.-демогр. Аспект. М.: Тула: Гриф и К, 2009. 295 с. 500 экз.
  202. Веременко В. А. Дворянская семья и государственная политика России (вторая половина XIX-XX в.). СПб.: Европейский дом, 2007. 624 с., илл. Источники и литература, с. 585-622. Тираж 500 экз. В книге преподавателя Ро.с гос. пед. ун-та им. А. И. Герцена рассматривается политика государственной власти в отно-шении дворянской семьи в России во второй половине XIX-начале XX в. На основании большого круга источников, в том числе архивных, и с учетом последних достижений историографии в изучении семьи раскрываются из-менения, произошедшие в дворянской семье в условиях модернизации. Дается характеристика существовавших способов регулирования внутрисемейных отношений. Выясняется позиция светской и духовной властей по вопросу о возможности их вме-шательства в семейную жизнь дворян.
  203. Верне О. При дворе Николая I: Письма из Петербурга 1842-1843 / Пер. с фр.; вступ. ст., коммент. Д. Соколова. М.: РОССПЭН, 2008. 175 с. 1000 экз.
  204. Верхотуров Д. Идея сибирской самостоятельности вчера и сегодня. М.: АСТ Москва; Владимир: ВКТ, 2009. 331 с. 1500 экз.
  205. Вершинин Е. В. Внутренние конфликты среди аборигенов Западной Сибири и русская администрация в XVII в. (новые документы) // Уральский истор. Вестник.
    2005. № 10-11. Власть и общество в Российской провинции. Екатеринбург, 2005.
    С. 236-246.
  206. Веселие Руси: ХХ век: Градус новейшей российской истории: от «пьяного бюджета» до «сухого закона» / Руковод. авт. коллектива В. Б. Аксенов. М.: Пробел-2000, 2007. Алкогольный вопрос в России с конца ХIХ до начала ХХI в.
  207. Веселова А. П. Семья в старообрядческой культуре: опыт исторического исследования. Автореф. : к.и.н. Томск: ТГУ, 2007. 27 с.
  208. Вигель Ф. Ф. История светской жизни императорской России. М.: Эксмо, 2008. 639 с. 5000 экз.
  209. Виденеева А.Е. Ростовский архиерейский дом и система епархиального
    управления в России XVIII века / Отв. ред. С.М. Каштанов; Институт всеобщей
    истории. М.: Наука, 2004. 434 с.
    Автор изучает организационно-управленческую структуру Ростовского архиерейского
    дома в XVIII в. и его деятельность по управлению епархией. Исследуются принципы
    внутреннего устройства владычной резиденции, материальные основы существования
    и штаты архиерейского дома, а также его значение и место в системе епархиального
    управления. Рассматриваются процессы перехода от вотчинной к государственной
    системе финансирования. Раскрываются особенности административной деятельности
    ярких представителей ростовского епископата. Книга основана на широком круге
    архивных источников, большинство из которых впервые вводится в научный оборот.
    Большую часть книги (с. 155-374) занимает публикация источников.
  210. Виола, Линн. Крестьянский бунт в эпоху Сталина: Коллективизация и культура крестьянского сопротивления. М.: Росспэн, 2010. 367 с. Борьба советского крестьянства против коллективизации рассматривается как война между городом и деревней. Анализируются активные и пассивные, повседневные формы и стратегия крестьянского сопротивления в 1930-е и последующие годы. СПИИ К 46154.
  211. Виола Л. Крестьянский ГУЛАГ: Мир сталинский спецпоселений / Пер с англ. М.: РОССПЭН, 2010. 335 с. Тир. 2000 экз. В 1930 и 1931 гг. Книга известного канадского историка посвящена переломному моменту истории Советского Союза — коллективизации сельского хозяйства. Рассматривая борьбу советского крестьянства против коллективизации как гражданскую войну между городом и деревней, автор на основе архивных материалов исследует активные и пассивные, повседневные формы и стратегии крестьянского сопротивления в СССР 1930-х и последующих годов. Книга рассказывает также о затерянном мире спецпоселений. Сталин отправил в вечную ссылку почти 2 млн. крестьян. Целые семьи были обвинены в кулачестве — так Коммунистическая партия клеймила предполагаемых деревенских капиталистов. Их приговорили к «ликвидации» и насильственной депортации в удаленные районы Северного края, Урала, Сибири и Казахстана. Раскулаченных называли «спецпереселенцами» — удобное слово, за которым скрывались секретность, ложь и жестокость.
  212. Витенберг М. В. Власть, общество и еврейский вопрос в 80-е годы ХIХ века в России. Автореф. дис. … к.и.н. СПб.: СПбИИ РАН, 2009. 30 с.
  213. Вихавайнен Т. Внутренний враг: борьба с мещанством как моральная
    миссия русской интеллигенции / Пер. с англ. Е. Герасимовой и С. Чуйкиной.
    СПб.: Издательский дом «Коло», 2004. 416 с. Библ. (русскоязычная и иностранная
    литература), с. 391-414.
    В книге финского историка Тимо Вихавайнена рассматривается история антибуржуазных
    взглядов русской интеллигенции на фоне социально-политической истории страны
    с момента их зарождения (примерно в 40-х годах XIX в.) вплоть до начала 1839
    г. Подход автора — традиционен. Это рассказ, построенный на стандартном наборе
    материалов, в качестве которых использовались опубликованные тексты, включая
    идеологические заявления, газеты и журналы, манифесты и выступления, воспоминания
    и дневники, литературные произведения и критику, а также архивный материал,
    в том числе и касающийся изучения общественного мнения органами внутренних
    дел в 1920-е и 1930-е гг. Но это не интеллектуальная, а социальная история
    интеллигенции, доведенная в Послесловии (с.323-333) до настоящего времени.
  214. Вихнович В. 2000 лет вместе: евреи России. СПб.: Питер, 2007. 320
    с. 3500 экз.
  215. Вихнович В. Л. 2000 лет вместе: евреи в России. СПб.: Питер, 2007. 313 с.
  216. Вишленкова Е., Галлиулина Р., Ильина К. Русские профессора: Университетская корпоративность или профессиональная солидарность. М.: НЛО, 2012. 656 с. (на примере Московского, Казанского и Харьковского университетов идентификация комплекса ценностей и этических норм, поддерживающих единство и групповую солидарность разных людей. Концептуализация истории университетов в терминах «автономия», «солидарность», «групповые интересы», «контроль» и других концептов современной социологии знания. Ученые и интеллектуал в целом стремятся отстоять статус «мозгов нации». «Массовая наука, чтение публичных лекций становились инструментом политики, лекция в университетской аудитории превращалась в гражданский поступок, в то время как собственно научная репутация в меньшей степени являлась инструментом достижения независимости». Усиление вненаучных оснований академической репутации. Политизация позволяет понять причины отсутствия собственно академического основания для выстраивания научных репутаций. Полем их легитимации является не профессиональная корпорация и не институт производства знания, включающий признанную иерархию университетов, научных журналов, независимого рецензирования, академически ориентированного книжного рынка, цитирования и т.д., “общественное мнение”, позиция министерства или вердикт партийного руководства, обладавшего в советский период монополией на научную истину» (с. 422—423).
  217. Вишневски Э. Капитал и власть в России: Политическая деятельность прогрессивных предпринимателей в начале ХХ века. 2-е изд. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2006. 320 с. Книга профессора Лодзинского университета Э. Вишневски посвящена деятельности российских предпринимателей в годы Первой российской революции, их самоопределению и месту в общественной жизни России, взаимоотношениям с властью. В центре внимания — московские промышленники новой генерации — Рябушинские, А.И. Коновалов, С.И. Четвериков и их единомышленники — политический авангард крупного российского капитала. В работе, состоящей из пяти глав («Политический дебют», «Партийный бум», «Конструктивная оппозиция», «I Дума — Дума упущенных возможностей», «Борьба продолжается»), показаны истоки прогрессизма — выход на политическую сцену и деятельность в 1905 -1907 гг. либерально-оппозиционной группы промышленников и купцов во главе с П.П. Рябушинским, С.И. Четвериковым, А.И. Коноваловым и др., выступавшими за законодательное народ-ное представительство, за свободу личности и частной инициати-вы, необходимых, как им казалось, для прекращения «смуты» и для последующего успешного социально-экономического и политиче-ского развития страны. Добиваясь реформ от самодержавия, прогрессивные деятели готовы были использовать против него даже стачки рабочих. После Манифеста 17 октября бурный процесс партийного строительства, еще более взвинченный избирательной кампанией в Го-сударственную думу, захватил и многих бизнесменов. Они стремились объединить предпринимателей на либеральной плат-форме. Их рупором были оппозиционные «Народная газета» и «Утро», в которых, по сути, намечалась довольно обширная про-грамма врачевания недугов страны, дававшая ей возможность выйти из системного кризиса. Промышленники, таким образом, отнюдь не замыкались в себе, а стремились нести свои идеи в об-щество, в различные слои населения. Практически все лидеры прогрессивных предпринимателей — братья Рябушинские, А. И. Коновалов, С. И. Четвериков, С. Т. Морозов и многие другие — имели за плечами европейское образование. «Естественно, что таким людям самодержавные порядки казались особенно дикими. Выступлению их в качестве оппозиции само-державию способствовал и целый комплекс других факторов. По-новому проявлялось традиционное противостояние Москва — Петербург. Если в «стародворянские» времена Москва лишь фрондировала, соперничая с властно-казенным Петербургом как старая столица и место ссылки опальных вельмож, то на рубеже XIX и XX вв. их взаимная враждебность получила новое содержание, — уже с неким социально-политическим оттенком… Не «сжились», как отчетливо это проявилось в годы первой революции, и предприниматели Белокаменной и Северной Пальмиры. Петербуржцы были «под боком» у центральной власти, под надзором «ока государева», да и занятия их были несколько иными, чем у бизнесменов Москвы, — финансы, банковское дело и «тяжелый металл» — работа металлообрабатывающих отраслей промышленности, которая в большой мере зависела от государственных заказов и субсидий. Неспокойные мастеровые их фабрик и заводов также заставляли петербургских предпринимателей держаться ближе к власти. Москвичи же меньше зависели от казны. В основном они представляли текстильную промышленность центра страны, ориентировавшуюся на рыночный спрос населения. Известную самостоятельность московским промышленникам придавал и характер их заведений, сложившийся исторически и в новые времена дававший им возможность «самофинансирования». Предприятия, фабрики и торговые фирмы оставались обычно собственностью той семьи, которая создала дело, им руководила и передавала его по наследству» (с. 24-25). Так, банкирский дом братьев Рябушинских принадлежал Рябушинским, Морозовская фирма оставалась в руках Мо-розовых и т.д. В начале XX в. большинство фабрик и торговых фирм были акционированы, но почти все акции этих товариществ оставались в руках одной семьи, а в уставах имелась запись, затруднявшая возможность продавать акции чужим. Глава семьи и ее члены сохраняли за собой право выкупить акции, если кто-то из акционеров по каким-то причинам хотел выйти из дела. Такой вид семейных фирм влиял на руководство ими потому, что в правлениях «сидели» сами владельцы, и они принимали решения о путях развития предприятий. Само отношение предпринимателей к своему делу было иным, чем на Западе или в Америке. «На свою деятельность они смотрели не только как на источник наживы, но и как на… своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою» (с. 27-28). «Москва стала центром оппозиционности крупного капитала, по преимуществу, в отличие от финансового капитала Питера, производственного, текстильного. Московская буржуазия была «аборигенной», начинавшей с мелких деревенских станов и мануфактур. К началу столетия она породила ситцевых, шерстяных и прочих «королей» России. Живыми были еще корни, связывавшие их с российской глубинкой» (с. 298). С. Т. Морозов, Рябушинские, А. И. Коновалов, С. И. Четвериков и их единомышленники представляли собой новую генерацию российских предпринимателей. Они глубоко осознавали интересы крупного бизнеса и смело отстаивали их в напряженнейшей политической борьбе. Самую эту борьбу они рассматривали как необходимое условие реформирования страны и ее грядущего процветания. Им был присущ социальный и политический оптимизм. По их мнению, утверждает Э. Вишневски, Россия развивалась как нормальное европейское государство, но только с отставанием, которое они и стремились ликвидировать.
  218. Вишневски Капитал и власть в России. «В выборе средств для достижения этой цели они не стесня-лись… Лидеры российского бизнеса давали деньги «на револю-цию». Тысячи СТ. Морозова — хрестоматийная тому иллюстрация и лишь видимая часть, верхушка этого айсберга помощи отечест-венным радикалам. По далеко не полным подсчетам историков, субсидировали революционеров более 200 «последователей» Мо-розова. Отношение капитала к власти здесь выражается весьма на-глядно. Подобное отношение вытекало из дихотомии капиталисти-ческого развития страны и сковывающего это развитие авторитарного режима. Прогрессивные капиталисты с катоновской настойчивостью стремились разрушить «Карфаген» самодержавия. Они не были, разумеется, апологетами революции. Но, усматривая ее первооснову в недальновидной, близорукой политике верхов, они в своей политической деятельности ставили акцент на борьбе с существовавшей системой власти» (с. 296-297). Класс предпринимателей — экономически окрепнув, стал претендовать на участие в управлении страной. 1905 год ускорил политическое созревание промышленников. Они начали объединяться и, отказавшись поддерживать самодержавие, примкнули к той либеральной части общества, которая выдвигала требования политических свобод, парламентаризма и конституционного строя. Прогрессивные промышленники ратовали за уничтожение остатков феодализма и крепостничества и надеялись создать единую либеральную оппозицию. Э. Вишневски отвергает тезис о контрреволюционности крупной /русской буржуазии — лейтмотив в недалеком прошлом многих работ исследователей российского среднего класса. Политический инструментарий прогрессивных предпринимателей, который они предлагали для «ампутации пережитков крепостничества», и шокировавший не только современников, но и некоторых историков, был обусловлен вовсе не их политической неопытностью или неискушенностью, как то представляется иногда в литературе, а наоборот, их развитым политическим самосознанием. Они были убеждены, что будущее принадлежит им. Но, встречая препятствия на этом пути, промышленники почти не питали надежд на благоразумие и дальновидность правящих верхов, на их способность раскрепостить производительные силы страны. «Взаимоотношения капитала и власти П.П. Рябушинский в образ-ной форме охарактеризовал на одном из съездов торговли и промышленности так: «Мы прежде всегда были для правительства только простыми сборщиками податей, которые ходили в ханскую ставку, в Петроград, для отчета, получая оттуда ярлыки на право торговли и промысла»… Неудивительно, что и он сам, признанный лидер прогрессивных предпринимателей, и его единомышленники так упорно боролись с этим «игом». В борьбе с царским правительством соратник П.П. Рябушинского С.И. Четвериков даже призывал своих коллег, представителей торгово-промышленного мира, закрыть в 1905 г. фабрики и заводы, чтобы создать массовое рабочее движение. Разумеется, не ради создания этого рабочего движения. Оно было лишь «инструментом», с помощью которого можно было попытаться вырвать у правительства уступки и реформы» (с. 298). Уже в 1905 -1906 гг. прогрессивные московские предприниматели становились политическими лидерами «своего класса» и наиболее полно выражали его широко понятые интересы. Тогда у них был период политической самоидентификации, определения и укрепления программных и тактических приоритетов, поисков политических союзников и путей создания собственной партии. Их попытки установить контакты с земскими съездами в 1905 г. были неудачными как по причине традиционной неприязни между дворянами и купцами, так и в силу тактики, застав-лявшей стремительно левевших земцев отстраняться от «капиталистов». Стремясь обрести политическую опору, свое партийное лицо, прогрессивные предприниматели участвовали в создании ряда политических партий либерального толка. Им весьма импонировали и Партия демократических реформ, и Партия мирного обновления с их идеями создания конституционного центра и борьбой на два фронта: против реакции и революции. Но эти партии в условиях явно не мирных оказались генералами без армии. Четко прослеживавшаяся тенденция прогрессивных предпринимателей к созданию собственной партии стала реальной лишь в 1912 г., когда возникла Партия прогрессистов, появление которой было едва ли возможно, не будь у предпринимателей опыта, обретенного в 1905-1907 гг. Основные принципы партии были заявлены еще в 1905-1907 гг. Прогрессивные предприниматели с их прессой («Народная газета», «Утро», «Утро России») выступали с обширной программой ре-форм, показывая их неотложность и резко критикуя правительство за нежелание их проводить. Газеты нередко помещали статьи из-вестных специалистов по различным отраслям народного хозяйст-ва. В частности, развернулась активная дискуссия по аграрной ре-форме, доказывалась необходимость принудительного отчуждения частновладельческих земель с целью увеличения крестьянского землепользования; тщательно обсуждался рабочий вопрос и меры по его решению; дебатировались проблемы государственного устройства России: роль Государственной думы и Государственного совета в системе государственной власти; подчеркивалась насущ-ная потребность страны в демократизации местного самоуправле-ния и т.д. Почти каждый номер из указанных изданий П.П. Рябушинского нес в себе сильнейший критический заряд — власти вменялись в вину нарушение принципов Манифеста 17 октября, ре-прессии против инакомыслящих, несоответствие ее экономической и социальной политики духу времени. Прогрессивные предприниматели не ограничивались только «словом», но и принимали активное участие в заседаниях город-ских дум, руководили рядом торгово-промышленных организаций, устраивали съезды предпринимателей, внося заметный вклад в общественную жизнь страны. Многие из них участвовали в выработ-ке резолюций и решений предпринимателей, в том числе и выработке текстов писем к царю и различных записок к министрам. В 1905 г. они с самого начала отвергали законосовещательный ха-рактер Думы и решительно высказывались за ее законодательные функции; в период деятельности I и II Государственных дум все мерно поддерживали их, считая эффективную работу народного представительства необходимым условием успешного преобразования страны. Попытки давления правительства на парламент вызывали решительный протест прогрессивных предпринимателей. Вместе с тем они порицали и уклонения кадетского и октябристского флангов российского либерализма от принципов Манифеста 17 октября. Так, они обрушивались с резкой критикой на «Союз 17 октября» и его лидера А.И. Гучкова за безоглядную поддержку правительства, в борьбе с революцией применявшего военно-полевые суды. Все это вызывало крайнее недовольство властей, которые нередко приостанавливали и в конце концов закрыли «Народную газету» и «Утро». Выход в свет «Московского еженедельника» не раз приостанавливался за публикацию в нем статей, не соответствовавших «видам» правительства. При всем том, что прогрессивные предприниматели играли видную роль и в торгово-промышленных организациях, и в ряде политических партий, «словом» и «делом» вносили свой вклад в либерализм и социально-экономическое развитие страны, им не удалось сконцентрировать, собрать воедино не только демократические и либеральные силы страны, но даже добиться политического объединения российских предпринимателей. «Это во многом объяснялось экстраординарным, революционным временем, когда невероятно обострились все противоречия в стране и, случалось, даже близкие в идеологическом отношении партии далеко расходились не столько из-за программных, сколько из-за тактических разногласий. Разобщенность буржуазии проистекала и вследствие незаконченности процесса ее классообразования, слабости российского «среднего класса», еще не вполне преодолевшего разделявшие его территориальные, отраслевые, конфессиональные и другие различия. Но «ахиллесовой пятой» прогрессивных предпринимателей было отсутствие массовой поддержки, сколько-нибудь широкой социальной базы» (с. 301).
  219. Вишневский А.Г. Избранные демографические труды: В 2 т. М.: Наука,
    2005. Т. 1. Демографическая теория и демографическая история. Представлены
    его исследования по теоретической и исторической демографии, включая его самую
    известную ра-боту «Демографическая революция>, вышедшую отдельной книгой
    в 1976 году, а также статьи и доклады разных лет вплоть до самого послед-него
    времени. Некоторые из них публиковались за рубежом и на русском языке появляются
    впервые. Для историков особую ценность представляет четыре статьи по исторической
    демографии: (1) Ранние этапы становления нового типа рождаемости в России;
    (2) Оценка числа родившихся в Российской империи (1840-1913 годы); (3) Место
    исторического знания в изучении прокреативного поведения в СССР; (4) Образ
    прошлого в демографической литературе. Т. 2. Экономическая демография: Анализ
    демографических процессов. Включает его исследование по экономической демографии
    «Население и производство», выполненное в начале 1970-х годов,
    но впервые публикующееся целиком; не издававшуюся на русском языке работу
    «Восток и Запад Европы: разные демографические судьбы»; статью
    «Русский крест» и ряд других статей, посвященных анализу демографических
    проблем России и всего мира. В том вошло так-же недавно законченное исследование
    демогра-фических потерь от политических репрессий советского времени.
  220. Вишневский Ю. Р., Трынов Д. В., Шапко В. Т. Гражданская культура студентов: тенденции и проблемы формирования // Социологические исследования. 2009. № 4 (300). С. 108-116. На смену политическому активизму, как целевой установки воспитания, приходит гражданская культура с акцентом на внутреннем самоконтроле, понимании того, что может и чего не должен делать человек.
  221. Владимиров В. Н. Применение геоинформационных систем для изучения метрических книг// Материалы церковно-приходского учета населения как историко-демографический источник / В. Н. Владимиров (ред.). Барнаул: АлтГУ, 2007. С. 188-197. Применение картографирования позволяет реконструировать территорию церковных приходов и наглядно показывает состояние информационной базы для историко-демографических исследований.
  222. Владимиров В.Н., Силина И.Г, Чибисов М.Е. Приходы Барнаульского
    духовного правления в 1829-1864 гг. (по материалам клировых ведомостей): монография).
    Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. 140 с. 300 экз. В монографии на основе данных
    клировых ведомостей, с использованием геоинформационных технологий реконструируется
    система церковных приходов Барнаульского духовного правления в 1829-1864 гг.
    Рассматривается дина-мика изменения формы и структуры клировых ведомостей,
    определяется их информационный потенциал и достоверность. Анализируются численность,
    состав и размещение населения приходов.
  223. Власть земли: Традиционная экономика крестьянства XIX-начала XX в. / Сост.
    Ю. И. Семенов. Т. 1, 2. М.: Современные тетради, 2001, 2003. Библиогр.
  224. Власть земли: Традиционная экономика крестьянства России ХIХ века – начала ХХ века / Сост., автор введения и ред. Ю. И. Семенов. В 2 т. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2002, 2003. 366, 429 с. Семенов Ю. И. Общая теория традиционной крестьянской экономики (крестьянско-общинного способа производства). Т. 1, с. 6-175. Извлечение из трудов П. С. Ефименко, В. В. Тарановского, П. П. Чибинского, Ф. Р. Рыльского. Т. 2. Извлечения из трудов П. А. Матвеева, Д. Самоквасова, П. М. Богаевского, В. П. Тихонова, С. В. Пахмана, Д.И., В. П. Тихонова, С. Понаморева, Ф. Щербины, Я. Абрамова, В. П. Сазонова, Д. Чирцова. Избранная библиография по крестянству и крестьянской традиционной экономике, с. 377-418 (около 800 работ). Ин-т этнологии и антропологии РАН им. Н. Н. Миклухо-Маклая, Центр по изучению межнациональных отношений.
  225. Власть и общество в истории России. Сб. ст. М. АИРО-ХХI. 2012. 208 с. Сборник составлен на основе материалов конференции РУСО 29 октября 2011 г. и посвящен проблемам взаимоотношения власти и общества в истории России в новое и новейшее время. Сборник открывается статьей об отношении русского общества к антинаполеоновским войнам. А в связи со 150-летием Крестьянской реформы 1861 г. в нем представлена специальная статья о взаимоотношениях власти и общества накануне и во время этой реформы. Проблема межнациональных отношений получила отражение в статье по взаимоотношениям российских властей и местного общества в Средней Азии в конце ХIХ – начале ХХ вв. Изменение настроений солдатских масс показано на примере событий бурного 1917 г., а проблема Советов находит отражение при исследовании отношения к ним анархистов в эпоху трех русских революций. Проблема бюрократизма исследуется на основе сочинений Е.А. Преображенского. Аграрно-крестьянская тематика представлена специальными статьями о коллективизации сельского хозяйства в СССР и положении сельскохозяйственной интеллигенции в 20-х – 40-х гг. ХХ века. Специально исследуется проблема взаимоотношений власти и казачества в межвоенный период, также как изучается деятельность партийных структур правящей партии в СССР с позиций защиты текущей информации. В сборнике имеются также материалы о Великой Отечественной войне, чему посвящены статьи о политике властей по отношению к детям, а также к спецпереселенцам. Сборник предназначен прежде всего для историков-исследователей, преподавателей вузов, учителей школ, а также для всех тех, кто интересуется отечественной историей нового и новейшего времени.
  226. Власть, общество, индивид в средневековой Европе / Сост. О.С.Воскобойникова. М.: Наука, 2008. 600 с. 800 экз.
  227. Власть, общество и реформы в России: История, источники, историография / Л. А. Вербицкая и др. (ред.). СПб.: Олеариус Пресс, 2007. 558 с.
  228. Власть, общество и реформы в России в XIX — начале XX века. Исследования, историография, источниковедение. СПб.: Нестор-История, 2009. 396 с. 500 экз. При всем тематическом, хронологическом и жанровом разнообразии статей и публикаций сборника, предлагаемого вниманию как специалистов по отечественной истории, так и ее любителей, все они объединены интересом их авторов к фундаментальной проблеме — взаимоотношениям власти и общества в ходе реформаторского процесса, протекавшего в России в XIX — начале XX века. Применение, при изучении этой темы, традиционных и новых исследовательских подходов позволило прийти к уточнению устоявшихся историографических представлений и расширению источниковедческой базы.
  229. Во время таможенного досмотра обнаружены: Таможня Санкт-Петербурга в зеркале времен / Ав.-сост. В. М. Мамиков. СПб.: Изд-во СпбГУ, 2006. 190 с. Свидетельства современников о петербургской таможне за 300 лет.
  230. Водарский Я. Е. Исследования по истории русского города: факты, обобщения,
    аспекты. М:: ИРИ РАН, 2006. 300 экз.
  231. Водарский Я. Е. Территория России в XI—XVII веках // Историческая география России: IX—начало ХХ века: Территория. Население. Экономика. Очерки / К. А. Аверьянов (ред.). М.: ИРИ РАН, 2013. С. 73—110. Я.Е. Водарский (1928—2007), известный исторический географ и демограф, оценивает изменение территории России за семь веков. Самая полная и авторитетная оценка на настоящий момент. Дискутирует с Б.Н. Мироновым по вопросу определения понятия «город» определения города (с. 98—104).
  232. Водарский Я.Е., Истомина Э.Г. Сельские кустарные промыслы Европейской
    России на рубеже XIX-XX столетий. М.: ИРИ РАН, 2004. 514 с. Указатели имен
    (с. 461-464) и географических названий (с. 465-511). 300 экз. Рассмотрена
    классификация сельских промыслов, дано их погубернское и поуездное размещение,
    предложено определение «центр промысла», приведены сведения о
    численности кустарей по губерниям и группам промыслов, прослежено развитие
    отраслей кустарного производства, даны описания наиболее распространенных,
    в т.ч. художественных, промыслов. В приложении помещены перечень производившихся
    кустарных изделий (более 600) и алфавитный список более 4 тыс. центров с указанием
    волости, уезда, губернии и основных промыслов.
  233. Воздействие западных социокультурных образцов на социальные практики в России (Теории, наблюдения, биографические интервью. Советы студентам) / В.А. Ядов (ред.). М.: ТАУС, 2009. Россия и Запад.
  234. Воинство Святого Георгия: Жизнеописания русских монархистов начала ХХ века
    / Составл. И ред. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. СПб., Царское дело, 2006.
    807 с. 2000 экз. перед читателем предстает целая плеяда черносотенцев, служивших
    дорогим для них идеалам — Православию, Самодержавию, Народности. В книге представлены
    45 портретов активистов русского монархического движения. Биографические очерки
    написаны профессиональными истори-ками, исповедующими православие и живущими
    в самых разных регионах России и Украины. Авторы использовали уникальные источники,
    включая труднодоступные архивные материалы. Тем не менее, благодаря легкости
    стиля, предлагаемый сборник представ-ляет интерес не только для специалистов,
    но для самого широкого круга читателей, которым небезразличны судьбы Отечества.
    Часть очерков была опубликована в 2005 году православным информационным агентством
    «Русская линия» (www.rusk.ru) в связи
    со столетним юбилеем Союза Русского Народа.
  235. Волго-Уральский регион в имперском пространстве: XVIII-ХХ вв. / Н. Норихиро, Д.М. Усманова, Х. Мами (ред.). М.: Вост. Лит., 2011. 343 с. 500 экз. В книге, являющейся итоговым сборником материалов международной конференции «Волго-Уральский регион как перекресток Евразии: империя, ислам и национальность» (Казанский государственный университет, 19-20 сентября 2008 г.), главный акцент сделан на особенностях формирования государственной территории Российской империи и ее преемника — СССР, а также на становлении их «имперского» управления. Особое внимание обращено на то, каким образом в результате было трансформировано не только физическое, но и идеологическое пространство империи, а также на то, как повлияло на эти процессы взаимодействие власти и народов Поволжья и Приуралья. При этом учитывалось и воздействие на судьбы государства и населения таких внешних факторов, как войны и международные отношения в целом. «19–20 сентября 2008 г. в Казани состоялась международная научная конференция на тему «Волго-Уральский регион как перекресток Евразии: империя, ислам, национальность» (The Volga-Ural Region as a Crossroads of Eurasia: Empire, Islam, and Nationality). Eе организатором выступил Центр исламских региональных исследований Токийского университета (National Institute for Humanities Islamic Area Studies Program, Center at the University of Tokyo) совместно с Казанским университетом и Центром славянских исследований университета Хоккайдо (Slavic Research Center, Hokkaido University). В конференции приняли участие историки Японии, России, Германии, Франции, США и Турции, доклады которых были сгруппированы по пяти тематическим блокам: I. Волго-Уральский регион в имперском, локальном и межрегиональном измерениях; II. Ислам как посредник во взаимодействии местного населения с государством; III. Интеллектуальное сообщество Российской и Османской империи; IV. Мусульманский вызов СССР внутри страны и за ее пределами; V. Этноидентификации в ходе социально-политических трансформаций в Волго-Уральском регионе в новейшее время. Статьи посвящены анализу моделей исламско-государственных отношений в различных странах, ожесточенной борьбе за лидерство в национально-освободительной борьбе башкир и татар, внутренней жизни местных мусульманских обществ, особенно таких институтов как мечети и суфийские братства. По мнению авторов, мечети и суфийские ордены являлись для татар и башкир Волго-Уральского региона не только религиозно-культовыми учреждениями и практикой, но и значимыми социальными явлениями и важными каналами коммуникации как внутри самих мусульманских общин, так и между мусульманским населением и государственными органами. В них или через них удовлетворялись многие духовно-культурные запросы местного населения, происходило урегулирование взаимоотношений с окружающим, в том числе иноверным миром, от их состояния зависели интенсивность и направления диалога с властями.
  236. Володин А.Ю. История фабричной инспекции в России 1882-1914 гг. M.: Росспэн, 2009. 207 с. 800 экз. Комплексное исследование институциональных основ фабричной инспекции, изучено развитие личного состава инспектората, впервые рассмотрена посредническая деятельность инспекторов как фактор реализации законодательных норм. «Положение рабочих медленно улучшалось, а сознание необустроенности быстро развивалось. Рост желаемых потребностей опережал увеличение предоставляемых возможностей, такая диспропорция, все увеличиваясь, оставляла все меньше возможностей для мирного урегулирования. А ведь именно это было одной из задач фабричной инспекции на рубеже XIX-ХХ вв.» (с. 147).
  237. Володин А. Ю. Фабричная инспекция в России (1882-1904 гг.) // Отечественная история. 2007. № 1. С. 23-40. Инспекция помогла рабочим (посредничеством и контролем за законодательством) и предпринимателям (технической поддержкой), государству (сбором информации и укреплением правопорядка на фабриках и заводах) — все это до сих пор игнорировалось в историографии (с. 37).
  238. Воронин Г.Л. Объективные и субъективные показатели общественного благополучия // Социологический журнал. 2009. № 3. С. 41-54. Статья посвящена сопоставлению объективных (число самоубийств и убийств, зарегистрированных браков и рождаемость) и субъективных показателей общественного благополучия (удовлетворение жизнью, вера в будущее, тревожность, субъективная оценка здоровья, экономического, правового и социального положения) в 1994-2007 гг. Анализ обнаружил тесную корреляцию между ними.
  239. Воронцов-Дашков А. Екатерина Дашкова: Жизнь во власти и опале / Пер с англ. М.: Молодая гвардия, 2010. 335 с. 5000 экз.
  240. Воропанов В. А. О статусном положении гражданских судей в Российксой империи первой половины ХIХ в. (на материале губерний Урала и Западной Сибири) // Уральский исторический вестник. 2005. № 10-11. Власть и общество в российской провинции. Возникновение профессионального
    компетентного независимого суда в России.С. 70-80. Автор доказывает развитие правомерности функционирования судебного аппарата, ослабление роли «полицейски-просветительского» регулирования и изживание жестких форм государственной опеки правосудия, заложенные в период становления абсолютизма.
  241. Воротников А.А. Бюрократия в Российском государстве: историко-теоретический
    аспект. Саратов: изд-во ГОУ ВПО «Саратовская гос. академия права»,
    2004. 320 с. 500 экз. Автор разделяет традиционную концепцию (Н.П. Ерошкин,
    П.А.Зайончковский, Н.Ф.Демидова и др.), согласно которой на протяжении столетий
    Россия являлась бюрократическим государством, в котором чиновник и его бюрократический
    аппарат были главными действующими лицами государства. Преемственность в деятельности
    бюрократического государства не были зависимы от формы правления. История
    бюрократии от Киевской Руси до современности. Книга написана на основе отечественной,
    преимущественно советской литературы, без привлечения источников.
  242. Вострышев М. Москва: Большая иллюстрированная энциклопедия: Москвоведение от А до Я. М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. 736 с.
  243. Вострышев М. Московские обыватели. 3-е изд. М.: Молодая гвардия, 2007. 476 с. 5000 экз.
  244. Воцелка, Карл. История Австрии: Культура, общество, политика. М.: Весь мир, 2007. 2000 экз. История австрийских земель с древнейших времен до наших дней в контексте исторических судеб Германии, Священной Римской империи, Габсбургской монархии и Европы в целом. Особое внимание уделяется вопросам социальной и гендерной истории, а также основным тенденциям в области культуры.
  245. Врангель Н.Е. Воспоминания: От крепостного права до большевиков /
    Вступ. статья, коммент. и подгот. текста Аллы Зейде. М.: НЛО, 2003. 512с.

    Впервые на русском языке публикуются в полном виде воспоминания барона Н.
    Е. Врангеля, отца историка искусства Н. Н. Врангеля и главнокомандующего вооруженными
    силами Юга России П. Н. Врангеля. Мемуары его весьма актуальны: известный
    предприниматель своего времени, ом описывает, как (подобно нынешним временам)
    государство во второй половине XIX-начале XX века всячески сковывало инициативу
    своих подданных, душило их начинания инструкциями и бюрократической опекой.
    Перед читателями проходят различные сферы русской жизни: столицы и провинция,
    императорский двор и крестьянство. Ярко охарактеризованы известные исторически?
    деятели, с которыми довелось встречаться Н.Е. Врангелю: М.А. Бакунин, М.Д.
    Скобелев, С.Ю. Витте, Александр III и др.
  246. Врангель Н. Н. Помещичья Россия. С.-Петербург: Коло, 2007. 304 с.: илл. 1300 экз. Автор убежден, что русские, независимо от их социального положения, не берегут своего культурного наследства, поэтому оно постепенно погибло. «Но то, что уцелело по странной случайности (от помещичьих усадеб к 1917 г. – Б.М.), погибло в разрухе русской революции. Бунтующие крестьяне сожгли и уничтожили то немногое, что осталось дорогого и милого, что напоминало о том, что Россия когда-то могла называться “культурной”. В общем костре жгли беспощадно все, что поддавалось сожжению, рвали, резали, били, ломали, толкли в ступе фарфор, выковыривали камни из драгоценных оправ, плавили серебро старинных сосудов. В области разрушения у русских не было соперников» (с. 134-135).
  247. Вудс Т. Как католическая церковь создала западную цивилизацию / Пер с англ.М.: Ирисэн, Мысль, 2010. 278 с. 1200 экз.
  248. Выскочков Л.В. «Дней Александровых прекрасное начало…»:
    Внутренняя и внешняя политика Александра I (1801-1811): Учеб. пособие. СПб.:
    Изд-во СПбГУ, 2006. 112 с. 100 экз. Пособие посвящено насыщенному событиями
    началу царствования Александра I — внутренней и внешней политике России: проектам
    реформ, преобразованиям, войнам с Францией, Персией, Турцией и Шве-цией, дипломатической
    дуэли между Россией и Францией накануне Отечественной войны 1812 г.
  249. Выскочков Л.В. Николай I. М.: Молодая гвардия, 2003. 693 с. 10000
    экз. Второе, дополненное изд. книги «Император Николай I: Человек и
    государь». СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001.
    Новое издание не содержит источниковедческую и историографическую главы первого,
    зато дополнено тремя новыми главами: Подходы к национальному вопросу, Дипломат
    на троне и Августейший меценат. Написано в русле взвешенной переоценки царствования
    Николая I.
  250. Гагаев А.А., Гагаев П.А. Русские философско-педагогические учения
    ХVIII-ХХ веков: культурно-исторический аспект. М.: Русское слово, 2002. 464
    с. Рассматривается феномен русского взгляда на мироздание как ведущей категории
    в теории русской школы; содержание отечественных философско-педагогических
    учений анализируется сквозь призму русского взгляда на мироздание. И то, и
    другое на основе главным образом философско-исторических воззрений старших
    славянофилов и их последователей.
  251. Гагкуев Р. Г. Белое движение на юге России: Военное строительство, источники комплектования, социальный состав: 1917—1920 гг. М.: Содружество Посев, 2012. 704 с. 1000 экз.
  252. Гайда Ф. А. Бюрократ глазами либерала: российское правительство в восприятии парламентской опозиции (1911-1917 гг.). // Российская империя ХIХ-начала ХХ в. К 100-летию со дня рождения проф. П. А. Зайочковского. М., 2007.
  253. Гайда Ф. А. Бюрократ глазами либерала: российское правительство в восприятии парламентской оппозиции (1911-1917 гг.) // Петр Андреевич Зайончковкий: Сборник статей и воспоминаний к столетию историка. М.: РОССПЭН, 2008. С. 647-658.
  254. Гайда Ф. А. Либеральная оппозиция на путях к власти: 1914-весна 1917 г. М., 2003.
  255. Гайда Ф. А. П. А. Столыпин: консерватор и проблема модернизации // Вестник МУ. Серия 8. История. 21012. № 5. С. 79—107. Политическое положение Столыпина оставалось прочным. Отставки по политическим причинам в ближайшее время не предвиделось. Происходила не агония а трансформация правительственного курса, его корректировка под влиянием обстоятельств и эволюции взглядов премьера» (с. 106).
  256. Гайда Ф. А. Прогрессивный блок в оценке русской либеральной оппозиции:
    1915-1917 // Последняя война в императорской России / Под ред. О. Р. Айрапетова.
    М.: Три квадрата, 2002.
    Русский либерализм начала ХХ в. основной своей задачей ставил не организацию
    гражданского общества, а борьбу за государственную власть. Поэтому проблема
    Прогрессивного блока — часть более общей проблемы кризиса, дезорганизации
    и изоляции самодержавия накануне Февральской революции (с. 93). В кадетском
    исполнении он стал безответственной инициативой с расчетом на завоевание популярности
    в стране (с. 103).
  257. Гайда Ф.А. Внутриправительственные конфликты в период кризиса третьеиюньской системы (1911-1917 гг.) // Российская история. 2009/4. С. 77-90.
  258. Гайда Ф.А. Правящая бюрократия в восприятии российских консерваторов в период кризиса третьеиюньской системы // Вестник Моск. ун-та. Серия 8. История. 2009/2. С.3-13. «Превращение консерваторов в IV Думе в оппозиционную парламентскую силу влекло их к принятию духа парламентской политической культуры и подчинению законам парламентской борьбы» (с. 13).
  259. Гайда Ф. А. Русские либералы в восприятии правящей бюрократии в период кризиса третьеиюньской системы // Отечественная история. 2007. № 4. С. 42-56. «В последние годы существования Российской империи сановники, за редким исключением, воспринимали Государственную думу как неудобного оппонента, однако полагали, что она в целом представляет страну. Они исходили из того, что ее нельзя распускать, наоборот, с ней можно и нужно работать, воспитывая ее и влияя через нее на остальную Россию. В кризисной ситуации считали возможным сговориться и разделить ответственность. В условиях постоянно нарастающего в этот период внешнеполитического кризиса, а затем и войны, это представление только усиливалось. Политические партии и общественные организации, не обладавшие подобным статусом, не имели в глазах правящей бюрократии даже доли того значения, которое придавалось Государственной думе. Их деятельность обычно служила поводом для разочарования, горькой иронии или «охранительного» настроения. В отношении к ним министры в целом сохраняли традиционный патерналистский взгляд, основанный на противопоставлении бюрократического рационализма общественной деструктивности. Государственный аппарат, по мнению его руководителей, всегда имел возможность оказать на эти силы соответствующее давление. Иное дело — Дума. Значение Думы в законодательной деятельности ценилось гораздо меньше, чем ее роль в создании общественных настроений (этого же мнения, кстати, придерживались и представители либеральной оппозиции). Другой перспективы, кроме сотрудничества с парламентом, подавляющее большинство государственных деятелей не видело. Имевшиеся в правительстве трения и противоречия практически никогда не касались этого принципиального вопроса. Ликвидация Думы воспринималась как бессмысленный возврат к тупиковому положению до 1905 г. По сравнению с этим министров не пугал даже опыт взаимоотношений с VI и II Думами. Это заставляло министров и даже терявших надежду на здравомыслие и добропорядочность депутатов выдерживать в отношении к Думе «мягкую» линию. При этом она безусловно представлялась властным государственным учреждением. Ярко выраженный юридизм сознания и западничество, впитанные большинством министров с университетской скамьи и усиленные печальными последствиями внутренней политики 1881-1904 гг., не позволяли высшим чиновникам и помыслить дальнейшее политическое развитие страны без законодательных палат. Третьеиюньская система и в период ее углубляющегося кризиса рассматривалась как установленная «всерьез и надолго». Даже представление о необходимости постоянной борьбы с парламентом не могло сподвигнуть бюрократию на хотя бы временную, но длительную приостановку его деятельности. Это в свою очередь усиливало политические позиции парламента и его большинства в стране и подготовило высших чиновников Российской империи к февральской капитуляции перед Думой» (с. 54).
  260. Гайдар Е. Гибель империи: Уроки для современной России. 2-е изд. М.: РОССПЭН, 2007. 10000 экз.
  261. Галицкий П. К. «Почти сто лет жизни…»: Воспоминания пережившего сталинские репрессии: В 3 кн. СПб.: Нестор-история, 2009. 308 с. Состоят из трех самостоятельных книг, вместе с тем, продолжающих друг друга: «Без прикрас», «»Этого забыть нельзя!»: Записки реабилитированного» и «С неволи на волю» — и хронологически охватывают период с начала XX в. (1910-е гг.) до начала ХХI столетия (доступ: <http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=13108>).
  262. Галкин Е. Б. Некоторые историко-социальные черты российской монархии
    // Социс. 1998. № 5. С. 14-23.
  263. Гальперин Ч. Лакуны национальной памяти: российская историография
    Золотой Орды как политика «включения» и «исключения»
    // Ab Imperio. 2005. № 3. С. 131-144. Интерпретация историками роли Золотой
    Орды в российской истории определялась политическими соображениями.
  264. Гаман Л.А. Советский период в историософии Н.А. Бердяева // Методологические
    и историографические вопросы исторической науки. Томск: Изд-во Томского ун-та,
    2003. С. 94-113.
    За многими негативными явлениями советского периода истории Бердяев усматривал
    величие и мощь России и русского народа. Он верил, что «начинающийся новый
    период будет в значительной степени стоять под знаком России». Именно с советским
    строем связывал Бердяев историческое будущее России.
  265. Гаммерль Б. Нация, государство или империя: подданство и гражданство
    в Британской и Габсбургской империях на рубеже веков // Ab Imperio. 2006. #
    4. С. 301-328.
  266. Ганелин Р. Ш. Совет министров, его политическая роль в Российской империи // Власть, общество и реформы в России: История, источники, историография / Власть, общество и реформы в России: История, источники, историография / Л. А. Вербицкая и др. (ред.). СПб.: Олеариус Пресс, 2007. Л. А. Вербицкая и др. (ред.). С. 272-276.
  267. Гендерная реконструкция политических систем / Ред.-сост. Н. М. Степанова
    и Е. В. Кочкина. СПб.: Алетейя, 2004. 992 с. (Серия «Гендерная коллекция»).

    Сборник «Гендерная реконструкция политических систем» представляет российскому
    читателю широкую палитру работ отечественных и зарубежных авторов, связанных
    темой «Женщина и политика». Каковы ближайшие перспективы мирового и отечественного
    женского движения? В чем причина низкой политической представленности женщин
    в политической жизни России? На каких путях наиболее перспективны консолидация
    и объединение женских организаций? Ответы на эти и многие другие вопросы составители
    сборника попытались обнаружить в полифоническом диалоге авторов — самых разных
    по стилю, жанру и предмету анализа. Составителями сознательно под одной обложкой
    объединены тексты классиков политической теории и конкретные политологические
    работы самого последнего периода, статьи, реконструирующие историю женского
    движения в длительной хронологической перспективе и аналитические разборы
    современного законодательства, региональная аналитика и анализ мировых тенденций.
    Книга состоит из 4 частей: 1. Гендерная политика в странах Северной Америки,
    Скандинавии и Зпадной Европы. 2. Гендерные вехи в политической истории России.
    3. Политическое участие и представительство в странах переходного периода.
    4. Вклад феминизма в политическую теорию. Для отечественных социальных историков
    наибольший интерес представляют следующие статьи: Юкина И. И. Женское движение
    России, ценз пола и суфражизм (с.279-299); Стайтс Р. Феминистское движение
    и большевики: Февральская и Октябрьская революции 1917 г. (с.300-318); Кулик
    В.Н. Первые выборы после победы суфражизма в 1917 г.: избирательницы и политические
    партии (на примере Тверской губернии) (с.319-328); Хасбулатова О. А. Эволюция
    государственной политики в отношении женщин: обзор исторического опыта дореволюционного
    периода (с.329-354); Бакли М. Политика большевиков и женотделы в 1920-х —
    1930-х гг. (с.355-380); Козлова Н. Н. Женотделы и представительная система
    местных органов власти как эмапсипаторский проект большевиков в 1920-е гг.
    (на материалах Тверской губернии) (с.381-396); Хасбулатова О. А. Обзор опыта
    советской государственной политики в отношении женщин (с.397-422); Завадская
    Л. Н. Гендерная экспертиза Конституции России и практики ее применения (1917-2000)
    (с.423-454); Кочкина Е. В., Кириченко М. М. Введение. Дестабилизация политических
    предписаний полу (с.477-523).
  268. Гендерное неравенство: Взгляд из Германии и России. Материалы межд. круглого
    стола, организованного совместно Академией труда и социальных отношений (Россия)
    и Фондом Розы Люксембург (ФРГ) 26 января 2005 г. М.: Академия труда и социальных
    отношений, 2005. 150 с.
  269. Гензель П. П. Налогообложение в России времен НЭПа: Избранные статьи. М.: Общество купцов и промышленников России, 2006. 384 с. 1000 экз. 4 статьи П. П. Гензеля (1878-1949) — проф. Московского ун-та: «Налоги СССР», «К вопросу о налоговой реформе», «Прямые налоги», «Местные налоги».
  270. Гензель П. П. (1878-1949). Налогообложение в России времен нэпа:
    Избранные статьи. М.: Общество купцов и промышленников, 2006. 384 с. 100 экз.
  271. Георги И. Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов: их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей / Предисл., примеч. В. А. Дмитриева. 2-е изд. М.: Русская симфония, БАН, 2007. 808 с. 700 экз.
  272. Гилинский Я. Глобализация, девиантность, социальный контроль. СПб.: ДЕАН, 2009. 311 с. 500 экз.
  273. Гиндин И. Ф. Государство и Экономика в годы управления С. Ю. Витте
    // Вопросы истории. 2006. № 12; 2007. № 1-4.
  274. Гис Ф., Гис Дж. Брак и семья в Средние века / Пер. с англ. М.: РОССПЭН,
    2002. 384 с.
    На основе исследований разножанровых источников в книге сделана попытка выявить
    основные тенденции развития брака и семьи в среде знати, среднего класса,
    крестьян и ремесленников на протяжении тысячи лет Средневековья (500-1500).
    Начиная с двойного наследия римского и германского миров и влияния раннехристианской
    церкви, авторы прослеживают существование семьи в первые пять веков Средневековья
    вплоть до 1000 года, когда в ее форме и организации происходят важные изменения,
    и далее в развитое Средневековье до трагедии Черной Смерти и, наконец, до
    XV в. и начала Нового времени. В работе отмечаются изменения в восприятии
    семьи, в ее общественной роли и в ее отношениях с более крупными родственными
    группами, в составе домохозяйства, во влиянии церковных представлений о браке,
    в распределении власти внутри семьи, в распоряжении ее собственностью и в
    ее окружающей среде, а также рассматриваются семейные чувства и отношения
    к сексу. Авторы утверждают — в противоречии с широко распространенными взглядами
    на семью в западноевропейских странах — что в средние века существовали составные
    семьи, что эмоциональная жизнь семьи была богата и родители чувствовали, как
    и сегодня, к детям нежность, умиление и удивление, что была супружеская любовь,
    романтика и даже страсть, что молодые участвовали в принятии решения о браке,
    что сексуальные удовольствия играли важную роль в семейной жизни, что цель
    брака постепенно смещалась от реализации интересов родителей и родственников
    к удовлетворению потребностей супругов. Словом, средневековая семья больше
    похожа на современную, чем принято думать.
  275. Гительман Ц. Беспокойный век: Евреи России и Советского Союза с 1881 г. до наших дней / Авториз. пер. с английского А. Б. Каменского; науч. редактор О. В. Будницкий. М.: Новое литературное обозрение, 2008. 512 с, ил. 1500 экз. Книга богато иллюстрирована редкими фотографиями. Столетие назад в Российской империи проживало крупнейшее в мире еврейское сообщество — около 5 миллионов человек. К сегодняшнему дню численность еврейского населения на этой территории уменьшилась при-мерно на 90%. В прошлом веке евреи бывшей империи и бывшего СССР много раз оказывались в эпицентре драматических событий — двух миро-вых войн, революций, погромов, политических потрясений, экономичес-кой модернизации и развала двух огромных государств. Книга профессора Мичиганского университета посвящена истории этих евреев и их взаимоотношений с соседями. Она рассказывает о еврейской изобретательности, триумфах и поражениях, о Холокосте на территории СССР, о неудавшейся подмене еврейской традиционной культуры секулярной советской культурой, о предпринимаемых в постсоветскую эпоху по-пытках найти новые способы сохранения и развития народа и его культуры.
  276. Гильфердинг А. Россия и славянство. М.: Ин-т русской цивилизации, 2009. 491 с.
  277. Гитальская К. Самоубийства среди евреев на белорусских землях Российской империи в период 1860-1914 гг. (по материалам На цист архива Республики Беларусь) // Проблемы еврейской истории: В 2 ч. М.: Книжники, 2008. С. 292-301. Число суицидов на 100 тыс. чел среди евреев 4-4.6, а среди неевреев 2.6-3.1 (с. 298) по причине двойственного отношения иудаизма к самоубийству.
  278. Гладких П. Ф. Здравоохранение и военная медицина в битве за Ленинград глазами историка и очевидцев: 1941-1944 гг.: Очерки истории отечественной военной медицины. СПб.: Дм. Буланин, 2006. Средняя калорийность пищи, с. 25. Фотография — сбор урожая капусты на Исаакиевской площади (перед с. 97). СпбИИ Л 12379.
  279. Глазунов С. Р. Правовая практика против забастовщиков в России в конце–начале ХХ в. // Рабочие и общественно-политический процесс в России в конце XIX—XX в.: Материалы VI Всерос. научной конференции: В 2 ч. / А.М. Белов (ред.). Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2012. С. 90—97. В 1845 г. «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», ст. 1792 впервые устанавливало наказание за стачки рабочих – прекращение работы прежде истечения установленного срока с целью принудить хозяина к повышению зарплаты – арест зачинщиков от 3-х недель до 3-х месяцев, прочих – от 7 дней до 3-х недель. По ост. 1794 предприниматели за незаконные действия, которые могли привести к стачкам, – понижение зарплаты, замена денежной оплаты натуральной – к штрафуют 100 до 300 руб., лишению некоторых прав и преимуществ и заключению в смирительном доме от двух до трех лет (ПСЗ-IIТ. ХХ. № 19283). Правило наказания рабочих и хозяев за нарушение договора, вызвавшего стачку, действовало до 1905 г. Указ от 2 декабря 1905 г. отменял уголовное наказание рабочих за участие в мирных стачках, предоставлял им право коллективной защиты их интересов, что означало переход от полицейско-охранительной к умеренно-либеральной позиции (ПСЗ-III. T. XXV. № 26987)
  280. Глезеров С. Петербург Серебряного века: Быт и нравы. М.: Центрполиграф, 2007. 362 с. 3000 экз.
  281. Гневэк О. В., Коробков Ю. Д. Отношение уральских рабочих к страданию: религиозно-философский аспект // Проблемы российской истории. Вып. 7. М.; Магнитогорск: ИРИ РАН; МагГУ, 2006. С. 417-435.
  282. Гоголевский А. В. Революция и психология: Политические настроения
    рабочих Петрограда в условиях большевистской монополии на власть, 1918-1920.
    СПб.: Изд-во СПбГУ, 2005. 219 с.
  283. Голдман В.З. Женщины у проходной: Гендерные отношения в советской индустрии (1917-1937 гг.) / Пер с англ. М.: РОССПЭН, 2010. 358 с. Тир. 1500 экз. Книга известного американского историка представляет собой первое исследование, посвященное социальной истории советских женщин-работниц в 1930-х гг.
    Это рассказ о глобальных изменениях, произошедших в процессе тендерного реструктурирования советской экономики, когда доля женщин в составе рабочего класса необычайно возросла. Ни в одной другой стране мира численность женщин-работниц не росла так быстро за такое короткое время. Женщины пополняли ряды наемных рабочих в традиционно «мужских» отраслях, пошатнув сложившуюся иерархическую структуру рабочей силы. Рабочим-мужчинам пришлось пересмотреть свои предубеждения в отношении «женской» и «мужской» работы, роли женщин на производстве.
  284. Голечкова О.Ю. Политическая жизнь Российской империи конца XIX—начала ХХ в. на страницах дневника А.А. Половцова // Вестник Московского университета. Серия 8. История. 2011. № 6. С. 25-36. В статье используются неопубликованные фрагменты из опубликованного дневника Половцова. «Главным виновником “бедствий” представители высшей бюрократии, входившие в круг Половцова, считали не столько самого императора, сколько его окружение, “отдельных личностей”. … Практически во всех разговорах на эту тему преобладали следующие выражения: Николая “убедили”, ему “внушили”, “бедный государь”, “по интригам”, “попал в руки” и т.д., т.е. Половцов и его окружение не рассматривали возможность того, что император мог действовать самостоятельно» (с. 35.). Министр внутренних дел Д.С. Сипягин и В.П. Мещерский, по словам Половцова, сбили с толку монарха, убедив его в том, что «люди не имеют влияния на ход человеческих событий, что всем управляет Бог, коего помазанником является царь; что царь не должен никого слушаться, ни с кем советоваться, а следовать исключительно Божественному внушению, и если его распоряжения могут современным очевидцам не навиться, то это не имеет никакого значения, потому что резульат действий, касающихся народной жизни и истории, дает результаты и получает надлежащую оценку лишь в будущем, более или менее отдаленном» (с. 34—35).
  285. Головнин А.В. Записки для немногих (Библиотека журнала «Нестор».
    Т. X.). СПб.: Издательство Санкт-Петербургского Института истории РАН «Нестор-История»,
    2004. 576 с. Мемуары А.В.Головнина (1821-1886) — яркого представителя либеральной
    бюрократии эпохи «великих реформ» Александра II. На всех этапах
    своей карьеры (деятельного сотрудника одного из ведущих реформаторов вел.
    кн. Константина Николаевича, министра просвещения (1862-1866), члена Государственного
    совета и статс-секретаря) Головнин не изменял реформаторским убеждениям. Мемуары
    охватывают период до 1877 г.
  286. Голофаст В. Б. Социология семьи. Статьи разных лет / Под ред. О.
    Б. Божкова. СПб.: Алетейя, 2006. 432 с. 1000 экз. Книга состоит из трех частей.
    Первая часть — это коллективная монография «Семья в крупном городе».
    В. Голофаст был ее вдохновителем и ответствен-ным редактором. Однако ему не
    довелось увидеть эту книгу: в 1984 году монография была изъята из издательского
    плана ленинградского отделения издательства «Наука». Ответственный
    редактор, по мнению некоторых чиновников от науки, владел «особо слабой
    идеологической выправкой», поэтому книга содержала грубые идеологические
    ошибки. Впрочем, теперь читатель сам имеет возможность оценить, насколько
    грубыми были ошибки в этой книге и были ли они вообще. Вторая часть включает
    три статьи, написанные в период перестройки и посвященные социологическому
    анализу момента. Эти статьи публикуются впервые. В третьей части — статьи
    последних лет как опубликованные (в основном в журнале «Телескоп: мониторинг
    повседневной жизни петербуржцев»), так и не опубликованные при жизни
    автора. Список научных трудов, с. 426-429.
  287. Голубев А. В. «Взгляд на землю обетованную»: Из истории советской культурной дипломатии 1920-1930-х годов. М.: ИРИ РАН, 2004. 300 экз. Обзор использования культурных и общественных связей в политических целях. Показан исторический контекст, в котором развивалась советская культурная дипломатия, проанализирован вопрос о степени «закрытости» советского общества межвоенного периода. Раскрываются особенности периода становления советской культурной дипломатии и отдельно — ее «звездного часа», относящегося к 1930-м годам. Рассматриваются вопросы об инфраструктуре, целях и методах советской культурной дипломатии, ее результативности и восприятии советским обществом. В приложении публикуются выявленные автором архивные документы.
  288. Голубинов Я.А. Продовольственный вопрос в Среднем Поволжье в годы Первой мировой войны. Автореф. …. к.и.н. Самара: Самарский гос. ун-т, 2009. 20 с. «До февраля 1917 г. власть достаточно эффективно справлялась с продовольственным вопросом. В 1914-1917 гг. население, за исключением отдельных групп, не предъявляло особых претензий к власти по поводу продовольственного снабжения. Крестьянство охотно продавало зерно правительственным закупочным агентам. С марта 1917 г. власть не смогла обеспечить нормальное снабжение городов продуктами питания и была вынуждена применять силу для отъема хлеба у села. Таким образом, тезис советской историографии о том, что именно продовольственный кризис сыграл ключевую роль в складывании на данной территории «революционной ситуации» до февраля 1917 г., неверен. Показано, что неспособность новой власти после Февральской революции справиться с продовольственными трудностями явилась важной составляющей обострения социальных противоречий в государстве» (с. 18).
  289. Голубинский А. А. Полевые записки Генерального межевания как источник для изучения грамотности крестьян Нижегородско-Костромского Поволжья // Вестник Моск. ун-та. Серия 8. История. 2008. № 6. Ноябрь-декабрь. С. 83-91. Грамотность на основании подписей под документами межевания.
  290. Гончаров Ю. М. Очерки истории городского быта дореволюционной Сибири
    (середина XIX-начало XX в). Новосибирск: Сова, 2004. 358 с.: ил. 3000 экз.

    Очерк повседневной жизни горожан пореформенной Сибири: занятия и доходы, жилище,
    одежда, питание, досуг, развлечения, облик и благоустройство городов, а также
    социально-правовое положение, состав и численность городского населения. Преимущественное
    внимание уделено среднему и высшему классу населения. Живой язык, многочисленные
    примеры, богатый иллюстративный материал, включая 36 фотографий, позволяют
    читателю ярко представить быт городских жителей того времени. Несмотря на
    научно-популярный жанр, книга имеет научный аппарат.
  291. Гончаров Ю. М. Женщины Сибири XIX-начала ХХ в.: Библиографический указатель. Барнаул: Концепт, 2008. 69 с. 200 экз.
  292. Гончаров Ю.М. Очерки истории еврейских общин Западной Сибири (XIX-начало
    XX в.). Барнаул: Изд-во «Аз Бука», 2005. 108 с. 300 экз. Книга
    посвящена истории еврейских общин Западной Си-бири в дореволюционный период.
  293. Гончаров Ю.М. Польская семья в городах Западной Сибири // Процессы
    урбанизации в центральной России и Сибири / В.А.Скубневский (отв. ред.). Барнаул:
    Изд-во АГУ, 2005. С. 101-114. Гендерная диспропорция в польском населении
    городов в пользу мужчин вызывала необходимость вступления поляков в межнациональных
    браки, которые получили широкое распространение, несмотря на русификаторскую
    политику в матримониальной сфере.
  294. Гончаров Ю.М., Чутчев В.С. Мещанское сословие Западной Сибири второй
    половины XIX-начала XX в. Барнаул: Аз Бука, 2004. 206 с. Библиогр. с. 177-191.
    300 экз.
    Книга посвящена истории мещанства пореформенной Западной Сибири. Рассмотрено
    социально-правовое положение сословия, состав, численность и источники формирования
    мещанства, его хозяйственная деятельность, участие в общественной жизни, много
    внимания уделено мещанской семье и бытовой культуре.
  295. Горбунова М.Ю., Фиглин Л.А. Эмоции как объект социологичеких исследований: библиографический анализ // Социс. 2010. № 6 (314). С. 13-22.
  296. Гордеев А. А. История казачества. М.: Вече, 2007. 640 с. 7000 экз. Популярная история всех казачьих войск России.
  297. Гордеева И. А. «Забытые люди»: История российского коммунитарного
    движения. М.: АИРО-ХХ, 2003. 240 с. Впервые рассматривается история «интеллигентных»
    земледельческих общин в контексте социально-культурной и интеллектуальной
    истории России в последней четверти XIX в.
  298. Города и селения Тульской губернии в 1857 году. Тула: ФГУП «ИПО Лев
    Толстой», 2004. 176 с. (репринт издания 1859 г.)
  299. Города России / Автор текста Ю.Н.Лубченко. М.: Белый город, 2005. 591 с.
    15000 экз.
  300. Города Сибири XVII — начала XX в. Выпуск 2. История повседневности: Сборник
    научных статей / Под ред. В.А. Скубневского, Ю.М. Гончарова. Барнаул: Изд-во
    Алт. ун-та, 2004. 230 с. 300 экз. Сборник содержит работы, посвященные проблемам
    истории повседневности городов Сибири XVII-начала XX в. Статьи распределены
    по 6 разделам: теория повседневности, повседневность городской среды, быта,
    семьи, культуры, досуга. Затронуты такие вопросы, как застройка города, мещанские
    общества, свадебные обряды, социализация детей, праздничная культура, игровой
    досуг и др. Отмечу некоторые статьи: Чутчев В.С. Мещанские общества в повседневной
    жизни мещан Западной Сибири во второй половине XIX-начала XX в.; Дмитриенко
    Н.М. В городе торгом жили: продажи и покупки в Томске во второй половине XIX-начале
    XX в.; Шиловский М.В. Повседневная среда обитания городской интеллигенции
    Сибири в XIX-начале XX в.; Журавлева Н.Н. Повседневная жизнь женской школы
    Западной Сибири на рубеже XIX-XX в.
  301. Городская повседневность в России и на Западе / Т. В. Мосолкина (ред.). Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2006. 216 с. Внутрисемейные отношения, городской образ жизни, развлечения, общественные организации (кружки), развлечения, праздники, пространство ресторана, проблемы здравоохранения.
  302. Горохов В. Повседневная жизнь России под звон колоколов. М.: Молодая гвардия, 2007. 351 с. 3000 экз.
    Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российской империи: Вторая половина ХIХ-начало ХХ века / Б. Пиетров-Эннкер, Г. Н. Ульянова (ред.). М.: РОССПЭН, 2007. 302 с. 1000 экз.
  303. Горская Н. А. Русская феодальная деревня в историографии ХХ века.
    М.: Памятники ист. мысли, 2006. 356 с. 800 экз.
  304. Горская Н.И. Свободный крестьянин перед мировым и волостным судом (местная юстиция в 1860-1880-х гг.) // Российская история. 2011/1. С. 28-41.
  305. Горшков С. В. К вопросу о попытках пересмотра подходов к темпам развития легкой и тяжелой промышленности на протяжении советского периода истории // Россия и мир: Панорама исторического развития: Сборник научных статей, посвященный 70-летию ист. факультета УрГУ им. А. М. Горького / Д. А. Редин (отв. ред.). Екатеринбург: НПМП «Волот», 2008. С. 736-744. Отношение партийных, советских и хозяйственных органов к отраслям социального комплекса (легкая, пищевая, местная и др.) было сугубо потребительским: источник накопления для развития тяжелой промышленности и удовлетвборния насущных потребностей населения (с. 744).
  306. Горшков М. К. Российское общество в социологическом измерении // Социологические исследования. 2009. № 3 (299). С. 8-18.
  307. Горшкова И.Д., Шурыгина И.И. Насилие над женами в современных российских
    семьях. М., МАКС Пресс, 2003, 136 с.
  308. Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР: 1917-1991 гг. М.: Росспэн, 2009. 407 с. Гл. 1. Историография и источники по истории цензуры советского периода. С. 25-116. Гл. 2. Цензура ХХ века как социокультурный феномен: Становление основных видов цензуры и практики цензорской деятельности (с. 46-65); Эволюция политической цензуры (с. 135-166).
  309. Горянин А. Б. Традиции свободы и собственности в России: От древности
    до наших дней. М.: Учебный центр МФЦ, 2007. 360 с. Библиогр., с. 350-360.
  310. Горянов А.В. Эволюция сельской дворянской усадьбы в конце XVIII—начале ХХ в. (по материалам усадеб князей Голицыных): Дис. … канд. ист. наук. М., 2013. Патернализм до и после 1861 г. «был направлен на поиск социального равновесия в целях обеспечения устойчивости голицынских имений и роста их экономической эффективности» (с. 31), «сглаживал в повседневном общении возникавшие напряжения, что являлось основой успешного развития хозяйства усадьбы» (с. 25—26). Сельские усадьбы князей Голицыных, являлись «экономическими и культурными центрами развития провинциальной России в конце XVIII— начале  XIX в. и сохранили такой статус и после реформы 1861 г.» На их базе «создавались и развивались важные социальные институты: аптеки, школы, училища, богадельни, приюты и пр.» (с. 18).
  311. Государственная Дума России: 1906-1917 годы: Путеводитель по национальных
    коллекциям крупнейших библиотек России. М.: Издание Гос. Думы, 2006. 623 с.
    1000 экз. Научная библиография с элементами источниковедческих исследований
    по национальным коллекциям публикаций о деятельности государственной Думы в
    1906-1917 гг. 5740 библиографических записей сгруппированы в тематические разделы.
    Именной и предметный указатели.
  312. Государственная дума Российской империи, 1906-1917: Энциклопедия / Под ред. В. В. Шелохаева и др. М.: Росспэн, 2008. 735 с. 1000 экз.
  313. Государственный совет Российской империи 1906-1917: Энциклопедия / Под ред. В. В. Шеловаева и др. М.: Росспэн, 2008. 343 с. 1000 экз.
  314. Государственные учреждения России ХVI-ХVIII вв. М.: Изд-во МУ, 1991.
  315. Гражданское общество и государственные институты в России: Взгляд из провинции:
    Материалы VIII-IХ Сагаргалиевских чтений. Саранск: Мордовский гос. ун-т, 2004.
    326 с. 300 экз. Становление гражданского общества в России во второй половине
    ХIХ в. и в ХХ в.
  316. Грегори П. Политическая экономия сталинизма. М.: РОССПЭН, 2006. 400 с. 1000 экз. Известный американский экономический историк анализирует экономические и политические процессы, происходившие в СССР, используя теорию и методы современной экономической науки.
  317. Грегори П. Экономический рост Российской империи (конец XIX — начало
    XX в.): Новые подсчеты и оценки / Пер. с англ. — М.: РОССПЭН, 2003. — 256
    с. (Серия «Экономическая история: документы, исследования, переводы»).
    В первую публикуемую на русском языке книгу известного американского ученого,
    специалиста по экономической истории России конца XIX — начала XX в., вошли
    главы из его монографий «Russian National Income. 1885-1913» (Cambridge University
    Press, 1982) и «Before Command: An Economic History of Russia from Emancipation
    to First Five-years Plan» (Princeton University Press, 1994). Основные тезисы
    концепции автора, излагаемые в работе, следующие: уровень экономического развития
    России накануне Первой мировой войны был выше, чем это традиционно принято
    считать; темпы экономического роста страны были сравнимы с темпами роста ведущих
    стран Запада; она была достаточно интегрирована в мировую рыночную экономику;
    аграрный кризис — миф. Особый интерес представляют составляющие основную часть
    книги снабженные подробными комментариями статистические материалы, которые
    содержат данные о структуре и динамике основных показателей социально-экономического
    развития Российской империи середины 1880-х гг. — 1913г.
  318. Грегори, Пол. Политическая экономия сталинизма. М.: РОССПЭН, 2006.
    400 с. Источники и библиография, с. 380-393. Тир. 1000 экз. Указатель имен.
    Теория и методы современной экономической науки в изучении экономических и политических
    процессов, происходивших в СССР в 1920-1950-е гг. Книга отвечает на вопрос:
    как работала советская командная экономика. Обстоятельное послесловие Р. М.
    Нуреева, с. 344-379.
  319. Грибовский М. В. Политический надзор над профессорами и преподавателями российских университетов в конце XIX—начале ХХ века // Вестник Томского гос ун-та. 2011. № 1 (13). С. 25—31. По сведениям МВД, в 1899 г. 38 из 182 преподавателей проходили по полицейским документам (подписывали петиции, имели связи с арестованными по политическим мотива и т. п.). в Московском университете 42 (44%) из 96. Увольнения по политическим мотивам были редкими (с. 28—29). Автор не дифференцирует сведения на время до и после 1905 г.
  320. Григоров А. И. Материалы по истории русских фамилий. В 2 т. М.:
    МИД, 2006. 731, 402 с. 250 экз.
  321. Григорьев С. И. Придворная цензура и образ Верховной власти (1831-1917) / С. И. Григорьев. СПб.: Алетейя, 2007. 480 с, [16] с. ил. Тираж 1000 экз. На основании большого количества архивных документов, большей частью впервые вводимых в научный оборот, научный сотрудник С.-Петербургского ин-та истории РАН иссле-дуется деятельность придворной цензуры — одной из ведомственных цензур Российской Империи, существовавшей в 1831-1917 гг., которая занималась надзором за репрезентацией образов российских императо-ров и членов императорской фамилии посредством газет, книг, изобрази-тельных, фото- и киноматериалов, предметов обихода. Как желала вы-глядеть Верховная власть в глазах своих подданных и всего мира? Какие черты своего образа подчеркивала? И что обусловило в конце концов провал этих усилий? На эти вопросы и отвечает эта книга.
  322. Григорьев А. А., Гасумянов В. И. История государственных резервов
    России (с IX по 1917 год). Сб.: Питер, 2003. 480 с.
  323. Григорьев М. А. Петербург 1910-х годов: прогулки в прошлое / Сост., авт. вступ. ст. и коммент. Л. С. Овэс.. СПб.: Росс. ин-т истории искусств, 2005.280 с., илл. 500 экз. 143 фотографии, входящие в альбом, принадлежат знаменитому фотографу К. Булле и его сыновьям, а также малоизвестным мастерам начала века. Большинство из них публикуются впервые. Автор текста – известный в 1930-1950-х гг. театральный художник М. А. Григорьев (1899-1961). Книги о Петербурге, написанные художниками – вообще редкость, театральными – случай и вовсе исключительный. Образ города, схваченный профессиональным взглядом, отличен от любого другого. Он рельефней, острей, неожиданней. Память художника фиксирует то, что обычно остается за пределами внимания: устройство того или иного вида транспорта, силуэт буяна, детали костюма ломового извозчика и петербургского щеголя, топографию навсегда исчезнувших уголков города. Петербург Григорьева – не парадный, официальный, а повседневный, «житейский». Именно таким город видели люди, много ходившие пешком, знавшие его закоулки, проходные дворы, пустыри. Здесь здания строят не архитекторы, а их владельцы. Альбом состоит из двух разделов: «Топография города» и «Жизнь города». Первый включает главы: «Петербургская сторона», «Адмиралтейская часть», «Васильевский остров», «Выборгская сторона». Второй раздел: «Нева», «Торговля», «Транспорт», «Новая Деревня», «Дачи», «Пожарные и пожары», «Квартиры. Гостиницы. Меблированные комнаты. Ночлежки», «Бани. Парикмахерские», «Военные», «Похороны», «Петербургский двор». Книга снабжена подробными комментариями, позволяющими читателю легко ориентироваться в пространстве города, делающими далекие исторические реалии близкими и понятными, рассказывающими, что сегодня находится в этих домах и зданиях. Составитель, автор вступительной статьи и комментариев – член Международной Ассоциации Искусствоведов, член Союза художников и Союза театральных деятелей России Л. С. Овэс. Книга подготовлена старейшим в мире научно-исследовательским институтом, занимающимся проблемами искусства – Российским институтом истории искусств.
  324. Гринберг, Блу. Традиционный еврейский дом. М.: Иерусалим: Мосты культуры;
    Гешарим, 2002. 454 с. Рецепты. Словарь. Библиография, с. 447-452.
    Образ жизни в современном ортодоксальном еврейском доме в США; этапы жизненного
    пути; праздники и памятные даты. Автор касается всех сторон еврейского быта
    (кашрута, законов семейной чистоты, рождения, смерти, брака, развода, молитв,
    воспитания и образования детей, проведения еврейских праздников и др.). Книга
    выдержала 20 изданий в США; весьма полезна для изучающих историю евреев в
    России.
  325. Громыко М. М., Буганов А. В. О воззрениях русского народа. 2-е изд. М.: Паломник, 2007. 527 с. 5000 экз.
  326. Гросул В. Я. Образование СССР (1917-1924). М.: ИТРК, 2007. 216 с. Системное изложение материала по организации и созданию СССР в 1922 г.
  327. Гросул В. Я. Русское общество XVIII-XIX веков: Традиции и новации.
    М.: Наука, 2003. 517 с.
    Монография посвящена истории русского общества (автор понимает общество как
    особую социальную прослойку, находящуюся между властью и народом) за 200 лет
    — с начала XVIII в. (время возникновения общества Гросул связывает с петровскими
    преобразованиями) до конца XIX в. Основное внимание уделено социальному составу
    общества, роли государства, общественному мнению, общественным организациям.
    Автор опирается на историографию и мемуары. Главная ценность книги состоит
    в том, что дается доброжелательный обзор важнейших работ по проблеме, включая
    самые последние, вышедшие в 2003 г., хотя и не обходится без пробелов.
  328. Гузевич Д. Ю., Гузевич И. Д. Великое посольство: Рубеж эпох, или Начало пути, 1697-1698. СПб.: Феникс; Дм. Буланин, 2008. 696 с. 800 экз. История Великого посольства «как акции по переносу знания и по силовому внедрению России в концерт европейских государств». Подробно изучена дипломатическая деятельность посольства и выяснены его цели. Авторы приходят к выводу, что Великое посольство — событие общеевропейского масштаба, дипломатически завершающее XVII век и открывающее следующий.
  329. Гузевич Д. Ю., Гузевич И. Д. Первое российское путешествие царя Петра: Аналитическая библиография за три столетия: 1697-2006 / Научн. ред. Э. Вагеманс. СПб.: Феникс; Дм. Буланин, 2008. 916 с. 500 экз. Критическая библиография научных, научно-популярных работ, публикаций, статей и художественных произведений за 310 лет, в которых говорится о Великом посольстве 1697-1698 гг. Представлено 3420 позиций (с учетом переизданий – около 5250) на 26 языках. В аннотации к каждой работе описаны выявленные ошибки. Те из них, которые повторяются не менее, чем в трех независимых трудах, сведены в 101 группу и проанализированы во вступительной статье.
  330. Гузевич Д., Гузевич И. Первое европейское путешествие царя Петра: Аналитическая библиография за три столетия: 1697-2006. СПб.: Феникс, Дм. Буланин, 2008. 909 с. 500 экз.
  331. Гузенина С. В. Богема в культуре российского общества второй половины XIX-начала XX в. // Социологический диагноз культуры российского общества второй половины XIX-начала XXI в.: Третьи чтения по истории российской социологии: Материалы Всероссийской конференции 20-21 июня 2008 г. / В. В. Козловский (ред.). СПб.: Интерсоцис, 197-201.
  332. ГУЛАГ: Экономика принудительного труда / Под ред. Л.И.Бородкина, П.Грегори,
    О.В.Хлевнюка. М., РОССПЭН, 2005. Kнига в значительной мере является результатом
    исследований архивных фондов советских карательных ведомств — ОГПУ, НКВД,
    МВД СССР, Главного управления лагерей (ГУЛАГа) и т.д. Сама возможность работы
    с этими документами, появившаяся в последние годы, существенно изменила историографическую
    ситуацию, открыла перед историками новые перспективы исследований. Однако,
    как вскоре выяснилось, для реализации этих перспектив требуются значительное
    время и усилия. Вопреки первоначальным упрощенным представлениям о возможности
    быстрого историографического скачка в случае открытия архивов, их освоение
    оказалось процессом длительным и трудным. Огромные размеры новых документальных
    комплексов, отсутствие опыта работы с ними и элементарных справочно-вспомогательных
    знаний заставили двигаться постепенно и гораздо медленнее, чем можно было
    предположить. Конечно, ситуация не была одинаковой на всех направлениях изучения
    истории советского периода. В силу большого научного и общественного интереса,
    а также по политическим причинам наиболее активно публиковались документы
    и материалы о массовых репрессиях, лагерной системе, о жертвах террора, его
    организаторах и исполнителях, т.е., пользуясь известным обобщением А.И. Солженицына,
    по истории ГУЛАГа. За последние пятнадцать лет появились тысячи работ на эти
    темы. Многие из этих изданий играли важнейшую социально-политическую роль,
    хотя не имели особой ценности с научной точки зрения. Многие — например, книги
    памяти жертв политических репрессий (списки расстрелянных или сборники документов
    о репрессиях), выходившие почти во всех регионах России и во многих республиках
    бывшего СССР, служат не только средством нравственного преодоления сталинизма,
    но являются также важнейшим историческим источником. Постепенно развивалась
    также научная историография проблемы. По понятным причинам она началась с
    исследования вопроса о численности жертв террора и контингентов лагерей, колоний,
    тюрем, спецссылки и т.д. Историки выявили и обобщили многочисленные данные
    ведомственной статистики, содержавшиеся в фондах ГУЛАГа, министерств внутренних
    дел и юстиции СССР. Дискуссии по поводу этой статистики способствовали критическому
    исследованию этого источника . Благодаря усилиям сотрудников общества «Мемориал>»
    и Государственного архива Российской Федерации, были подготовлены важнейшие
    справочные издания о системе лагерей и карательных органов, о руководителях
    НКВД . Вышли в свет многочисленные сборники документов о массовых репрессиях,
    лагерной системе, спецссылке и т.д. В целом, главной характерной чертой процесса
    исследования истории Гулага в последние десять-пятнадцать лет было своеобразное
    «первоначальное накопление» новых, прежде всего, архивных источников
    и базовых знаний о структуре, деятельности советских карательных органов,
    системе их делопроизводства и т.д. Это, конечно, не означает, что в историографии
    Гулага отсутствует аналитическое направление. С одной стороны, ряд упомянутых
    справочников и сборников документов снабжены важными вступительными статьями.
    С другой — существует специальная литература по отдельным аспектам проблемы.
    Среди них прежде всего следует назвать многочисленные исследования истории
    «большого террора», массовых репрессий 1937-1938 гг. Благодаря
    усилиям большой группы историков, работающих в разных странах, это направление
    демонстрирует достаточно гармоничное сочетание выявления новых документов
    и их осмысления. Правда, этот пример составляет, скорее, исключение, чем правило.
    Большое количество различных аспектов истории Гулага, несмотря на существование
    серьезной источниковой базы, не стали еще предметом исследований. Так, достаточно
    немногочисленна исследовательская литература о спецссылке. Ощущается острый
    недостаток работ, выполненных на региональном материале, позволяющих глубже
    понять повседневные реальности осуществления политики репрессий и развития
    пенитенциарной системы . К числу малоразработанных относятся проблемы экономики
    принудительного труда, которым посвящен данный сборник статей, развитие лагерей
    как социального феномена особого типа и т.д. Все это не означает, конечно,
    что необходимо резко повернуть историографический курс и, отказавшись от выявления
    и публикации новых документов, полностью переключиться на подготовку статей
    и монографий. Запоздалое и постепенное открытие архивов и необходимость, в
    силу этого, освоения огромных документальных комплексов в сжатые сроки заставляют
    решать эти две задачи — публикаторскую и исследовательскую — одновременно,
    не противопоставляя их, а стремясь максимально сблизить. Именно из такого
    понимания потребностей историографии исходил большой коллектив историков и
    архивистов, которые в последние годы занимались изучением документов советских
    карательных органов, используя возможности, открытые большим совместным проектом
    Государственного архива Российской Федерации и Гуверовского института войны,
    революции и мира (Стэнфордский университет). Создание базы микрофильмов этих
    документов намного расширило их доступность для широкого круга историков,
    облегчило и сделало более интенсивными исследовательский процесс. Совместная
    подготовка семитомного документально-справочного издания «История сталинского
    ГУЛАГа», которое выходит в Москве в издательстве «Российская политическая
    энциклопедия», позволило продолжить изучение этого сложного и громоздкого
    комплекса документов. Настоящий сборник статей в значительной мере также является
    результатом упомянутого выше проекта. Исследования проблем принудительного
    труда в сталинскую эпоху велось параллельно в российских научных учреждениях
    и в Гуверовском институте. Первые результаты этой работы были опубликованы
    в издательстве Гуверовского института. Данный сборник занимает особое место
    в имеющейся уже литературе по проблемам экономики ГУЛАГа. Во-первых, авторы
    использовали сотни архивных документов из ранее засекреченных фондов ГУЛАГа,
    ОГПУ, НКВД, МВД СССР. Во-вторых, впервые читателю предлагается системное изложение
    различных аспектов экономики лагерной системы, от становления системы принудительного
    труда в СССР и формирования лагерной экономики, превращения ГУЛАГа в самую
    крупную хозяйственную структуру страны с практическим неограниченной мобилизационной
    способностью, до последующего упадка экономического монстра в конце 50-х гг.
    При этом стержневой темой сборника является принудительный труд, его производительность
    и эффективность (скорее, неэффективность), а также применявшиеся администрацией
    лагерей методы сочетания «кнута» и «пряника» для повышения
    производительности подневольного труда заключенных. Сборник состоит из двух
    частей. Первая из них содержит пять статей, в которых дается общая характеристика
    лагерной экономики и принципов ее организации. В статье А.К.Соколова принудительный
    труд в сталинских лагерях рассматривается в широком контексте системы принуждения
    к труду в советской экономике 1930-х — середины 1950-х гг. О.В.Хлевнюк дает
    обзор экономики ОГПУ-НКВД-МВД СССР, ее масштабов, структуры, тенденций развития
    в течение указанной четверти века. С.Эртц (Германия), активно используя рассекреченные
    архивные материалы, подвергает детальному анализу эволюцию административной
    структуры и принципов управления лагерной системой. В статье Л.И.Бородкина
    исследуется регулирование принудительного труда в ГУЛАГе, практика его стимулирования,
    сочетающая специфичные «лагерные» стимулы и привычные для советской
    экономики методы мотивации ударного труда. Необычный ракурс исследований ГУЛАГа
    содержит статья Дж.Хейнцена (США), который рассматривает коррупцию в лагерной
    системе, ее формы и масштабы. Вторая часть сборника включает также пять работ.
    В них экономика ГУЛАГа анализируется в региональных и отраслевых измерениях.
    К.Джойс (США) дает характеристику экономической деятельности ГУЛАГа в Карелии
    в 1929-1941 гг. Автор затрагивает сюжеты, связанные с Соловецкими лагерями,
    строительством Беломорканала, становлением Беломорско-Балтийского комбината.
    Роль ГУЛАГа в развитии экономики Дальнего Востока в 30-е годы, связанная в
    основном с добычей золота и других ценных металлов заключенными Дальстроя,
    рассматривается Д.Норландером (США). Становление и хозяйственная деятельность
    другого крупного объекта экономики ГУЛАГа — Норильского никелевого комбината
    — предмет исследования Л.И.Бородкина и С.Эртца. В центре внимания авторов
    находятся вопросы организации и стимулирования труда заключенных в экстремальных
    условиях Заполярья. В работе А.Б.Суслова проводится анализ эффективности и
    рентабельности принудительного труда (в сравнении с «вольным» трудом)
    а Урале как в сфере промышленного производства, так и в сельском хозяйстве.
    Наконец, С.А.Красильников рассматривает еханизмы и результаты колонизации
    севера Западной Сибири в 1930-е годы, проводившейся на основе принудительного
    труда сотен тысяч спецпереселенцев, объединенных в спецартели.
  333. Гулик, Роберт ван. Искусство секса в Древнем Китае. М.: Центрполиграф,
    2003. 507 с. Большее место уделено положению женщины в семье и китайском обществе
    с 1500 г. до н.э. до 1644 г. н.э.
  334. Гуманитарное знание: тенденции развития в ХХI веке / В честь И. М. Ильинского.
    М.: Изд-во нац ин-та бизнеса, 2006. 680 с. 1000 экз. Обобщенная характеристика
    перспективных направлений развития гуманитарного знания, в частности, преемственность
    поколений и смена эпох (с. 527-556), тезаурусный подход, или субъективная культурология
    (с. 557-670).
  335. Гумбольдт, Вильгельм. О пределах государственной деятельности. Челябинск,
    «Социум»; М., «Три квадрата», 2003. 200 с.
    Классическая для политической философии либерализма работа немецкого философа,
    описывающая устройство государства, которое ограничивается в своей деятельности
    только задачами поддержания закона и порядка в противовес прусскому «просвещенному
    деспотизму» с его заботами о «положительном благе граждан». Предыдущее издание
    было осуществлено в Петербурге в 1907 г.
  336. Гурова О. Советская власть — народная власть? Очерки истории народного
    восприятия советской власти в СССР / Под ред. Тимо Вихавайнена. СПб.: «Европейский
    Дом», 2003. 337 с.
  337. Гусев А. В. Причины оправдания присяжными заседателями заведомо виновных подсудимых (по материалам окружных судов Тверской губернии второй половины ХIХ-начала ХХ в.) // Власть, общество и личность в истории. М.: ИВИ РАН, 2006. С. 42-44. Оправдывали, если заседание проходило на первой, четвертой и последней неделе Великого поста. Снисходительно к политическим, участникам самосудов, добровольно сознавшимся, кражам в крайней нужде, к старостам, растратившим общественные деньги, к оскорбившим полицейских и сельских должностных лиц.
  338. Гуськова Т. К. Нижнетагильский горнозаводский округ Демидовых во второй половине XIX-начале ХХ в. Заводы. Рабочие: Нижний Тагил: НТГСПА, 2007. 293 с. Влияние реформы 1861 г. на развитие промышленности; динамика численности и состава горнозаводских рабочих, их материальное положение и борьба за свои права. Средние номинальные заработки рабочих с 18621 г: по 1906 г: выросли в 1.6 раза у высокооплачиваемых, в 2.95 раза – у среднеоплачиваемых и в 2.2 раза у низкооплачиваемых. Несмотря на это, дефицитность бюджета у низкооплачиваемых выросла, у среднеоплачиваемых исчезла, а у высокооплачиваемых увеличивался профицит (с. 222). Это говорит о том, что потребности у низкооплачиваемых рабочих выросли. Рабочие имели землю, хотя главным источником существования оставалась зарплата (с. 224). Есть сведения о хлебных ценах на хлеб (1858-1896 гг.) и продовольствие (1870-1890 гг.) на тагильском рынке (с.197; 198).
  339. Гущин В. Р. и др. Традиционное политическое сознание: эволюция
    мифологем. Екатеринбург: УрО РАН, 2005. 275 с. 500 экз. Анализ политической
    мифологии как архаической составляющей менталитета на основе священных книг
    и социальных концепций традиционных систем.
  340. Давыдов М.А. «”Голодный экспорт” в истории Российской Империи». Лекция, прочитанная 23 декабря 2010 года в Политехническом музее в рамках проекта «Публичные лекции “Полит.ру”». «Империя в России, так же как в Германии, Австро-Венгрии и Турции, была сокрушена тотальной войной. Только поэтому наша страна прошла после 1917 г. ту трагическую дорогу, которую прошла. Падение Старой России отнюдь не вытекает из той глубоко пессимистической картины развития страны после 1861 г., которую мы знаем с детства. Прежде всего, потому что это во многом недостоверная и даже откровенно лживая картина. Мы рассмотрели ряд базовых характеристик экономического и социального развития пореформенной России. Чего бы ни мы касались – «голодного экспорта», продовольственной помощи населению во время неурожаев, недоимок и «вынужденных продаж», проблем производства и потребления, сбережения народных накоплений и т.д. – данные статистики убедительно опровергают традиционную трактовку этих сюжетов. Во всех случаях мы сталкиваемся с предвзятостью, намеренными искажениями, а то и с банальной фальсификацией. В своих политических целях оппозиция фактически создала своего рода «Реквием» – по Живому. Эта картина до сих пор существует и, продолжая искажать восприятие миллионов наших соотечественников, не дает им возможности адекватно воспринимать Историю своей страны. Нельзя с этим мириться. Потому что настоящее, которое вытекает из такого прошлого, не может иметь Будущего». Режим доступа: http://www.polit.ru/article/2012/06/26/hunger/
  341. Давыдов М. А. К вопросу о «голодном экспорте» хлеба из России в конце
    XIX-начале XIX в. //Экономическая история. Ежегодник. 2004. М.: РОССПЭН, 2004.
    С. 243-286.
    Статья посвящена опровержению давнего историографического постулата, согласно
    которому экспорт хлеба из России в пореформенный период осуществлялся в ущерб
    жизненному уровню российских крестьян. Тезис о «голодном экспорте» вышел из
    трудов народнических публицистов, не располагавших репрезентативной источниковой
    базой, а в советский период приобрел хрестоматийный характер. Между тем, по
    мнению автора, утверждение это не подтверждается данными российской дореволюционной
    статистики производства, экспорта и перевозок хлеба.
  342. Давыдов М.А. «Семейное предание» Столыпиных // Личность в политических, экономических и культурных процессах российской истории: Материалы XVII Всероссийской научно-теоретической конференции, Москва, Рос. Ун-т Дружбы народов, 16—17 мая 2013. М.: Экон-инфром, 2013. С. 178—186. Статья посвящена анти-общинной книге племянника П.А. Столыпина, Д.А. Столыпина (1818—1893).
  343. Давыдов М.А. Аграрная реформа П. А. Столыпина: цифры и люди // Исторический журнал: научные исследования № 5 (17) · 2013. С. 541—560. Автор обнаруживает тесную связь между количеством и качеством персонала уездных и губернских землеустроительных комиссий и результатами их работы за 1907—1916 гг.
  344. Давыдов М.А. Статистика землеустройства в ходе Столыпинской агарной реформы // Российская история. 2011/1. С. 56-72.
  345. Дальман С. В. Развитие системы управления народным образованием в России во второй половине ХIХ века. СПб. Б.и., 2007. 296 с. Исследование государственного аппарата управления народным образованием России.

  346. Дамешек Л. М. Сибирские «инородцы» в имперской стратегии власти XVIII-начала XX в. Иркутск, 2007.
  347. Данилко Е. С. Социальные механизмы сохранения традиционных ценностей (на примере старообрядческой общины г. Миасса Челябинской обл. // Этнографическое обозрение. 2006. № 4. С. 98-108.
  348. Данилов В.П. История крестьянства России в ХХ веке: Избр. труды: В 2 ч. М.: РОССПЭН, 2012. 1694 с. 800 экз. В научных трудах автора впервые в отечественной историографии высказано мнение о том, что в предоктябрьский период крестьянство не только не было готово к социалистическому преобразованию, но даже его движение к буржуазному обществу находилось еще далеко не на развитой стадии. После Октября 1917 г. в среде крестьянства произошло земельное поравнение, было значительно ослаблено кулачество. Но без целенаправленной политики советского общества деревня неизбежно вернулась бы в прежнее общественное состояние. На включение крестьянства в единое с городом социалистическое движение был направлен разработанный Лениным нэп с его кооперативным планом. Нуждаясь в средствах для индустриализации страны и в дешевых рабочих руках, сталинское руководство вопреки предостережениям известных экономистов пошло на ускоренную насильственную коллективизацию, вызвавшую даже вооруженные выступления крестьянства и сопровождавшуюся огромными экономическими потерями. Ее прямым результатом стала уродливая урбанизация страны, а в конечном счете и общественный переворот, после которого крестьянство и страна в целом вновь оказались в тяжелейшем экономическом положении.
  349. Д’Анкос Э. К. Евразийская империя: История Российской империи с 1552 г. до наших дней / Пер. с фр. М.: РОССПЭН, 2007. 367 с. Политическая история России, СССР, РФ.
  350. Данн, Отто. Нации и национализм в Германии. 1770-1990 / Пер с нем.
    СПб.: Наука, 2003. 469 с.
    Отто Данн (род.1937) является профессором истории Нового времени Кельнского
    университета, им опубликовано много работ по истории национализма и немецкой
    нации, по истории организаций и по проблеме равенства. Книга дает всестороннее
    представление о структуре и развитии современной немецкой нации в европейском
    контексте. Начав с исторических условий, существовавших до начала Нового времени,
    он рассматривает историю двух последних столетий и дает глубокий анализ немецкого
    национального движения и организованного национализма. Исторический обзор
    кончается периодом объединения Германии 1989-1990 годов. До 1945 года немецкая
    нация была тесно связана с институтом Германского рейха и потому трактуется
    как рейхснация. Автор не считает немецкую национальную историю как нечто исключительное;
    он показывает, что в каждую эпоху характер ее развития определялся состоянием
    национального вопроса в Европе. Для российских историков книга ценна тем,
    что в ней рассматриваются теоретические вопросы национального строительства
    и национальных движений, а конкретная история немецкой нации — сквозь призму
    теории и на фоне развития национального вопроса в Европе.
  351. Данович Е.С. Тверские земцы и народное просвещение (1865-1917): Идеалы и реальность. Автореф. … к.и.н. СПб.: СПбИИ РАН, 2009. 20 с. Попытка реконструировать восприятие земскими деятелями крестьян и их отношения к земству, что представляется крайне важным, поскольку дает возможность взглянуть на тему деятельности тверского земства по народному просвещению непосредственно глазами современников, активно в ней участвовавших. Более чем полувековой опыт тверского земства в области народного просвещения привел к значительному изменению взглядов земцев на народ и его обучение. Кратко эту эволюцию можно охарактеризовать так: «от книги к реальности». Постепенно уходили в прошлое былые представления об изначальной предрасположенности крестьян к образованию, о том, что освобожденный мужик легко поймет интеллигента — земца. Уже к началу 1870-х годов стало ясно, что широким, но нереальным планам романтиков — либералов придется потесниться в пользу пусть не столь обширных, но более достижимых задач. «Малые дела» оказались неизбежным и сознательным выбором тверских земцев — «цвета» русского либерализма. В то же время отказ от открытой оппозиции самодержавию, характерной для начала 1860-х годов, не означал примирения с бюрократическим строем. Напротив, для будущих деятелей Союза освобождения и партии кадетов их «постепеновство» было лишь способом более надежного осуществления либеральных идеалов. Необходимо также отметить, что участие земцев в деле народного образования, как и в других сферах компетенции местного самоуправления, стало попыткой преодоления давнего «отщепенства» русской интеллигенции, исторически отстраненной от легального участия в политической жизни страны. Обращение к практической жизни, вместо теоретических иллюзий, должно было, по мысли создателей земской реформы, отвлечь наиболее деятельную и идеалистическую часть образованного класса от утопической погони за «журавлем в небе» и, напротив, привлечь се к тяжелому, не всегда романтичному, но необходимому повседневному груду. В то же время, как показано в данной работе, такая цель оказалась достигнутой лишь отчасти. Непоследовательность властей, так и не выработавших целостную и ясную политику по отношению к земским учреждениям и перспективам развития России в целом, и недоверие к администрации со стороны деятелей самоуправления неизбежно превращали земства в органы оппозиции бюрократическому абсолютизму, придавая политическую окраску и такому, казалось бы, «деловому» вопросу как развитие крестьянскою просвещения. В определенной степени, цели тверских земцев и властей были схожи — народная грамотность. Разумеется, крестьянские бунты, регулярно происходившие в империи — от картофельных бунтов 1840-х годов до холерных бунтов 1890-х — одинаково были неприемлемы и для либеральных дворян, и для администрации. Но главная проблема заключалась во взгляде на содержание первоначальною образования. И здесь крылись корни взаимной подозрительности властей и земства. Опасения либералов, что может произойти опасная клерикализация народного сознания, и страх чиновничества перед проникновением «крамолы» в мысли простонародья мешали конструктивному взаимодействию двух сил. способных добиться широкого распространения грамотности — административного аппарата и земства. Именно поэтому, несмотря на благородный идеализм и подвижничество тверских земцев, их цели не были достигнуты.
  352. Даркевич В. П. Светская праздничная жизнь Средневековья IХ-ХVI
    вв. 2-е изд. М.: Индрик, 2006. 432 с. 1000 экз. Праздничная культура Средневековья
    изучается на основе произведений изобразительного искусства, что дает возможность
    проникнуть в живую полнокровную действительность той эпохи.
  353. Дариева Ц. Человек-амфибия: Образ русского мигранта в Германии // Beyond the Empire: Images of Russia in the Eurasian Cultural Context / M. Tetsuo (ed.). Sapporo. Slavic Research Center, 2008. P. 297-320.
  354. Дашкевич Л. А. Городская школа в общественной и культурной жизни Урала: (конец ХVIII-первая половина ХIХ в.). Екатеринбург: УрО РАН, 2006. 2006. 411 с. 300 экз. Анализируя место и роль общеобразовательной школы в общественной и культурной жизни провинциальных городов, автор отходит от клише советской историографии в методологическом, понятийном и содержательном отношениях. Опираясь на солидную источниковедческую базу, она на примере Урала показывает, как осуществлялась государственная политика в сфере образования, как развивалось школьное дело и какое влияние оказывала городская школа на провинциальное общество через общественную и просветительскую деятельность учителей, распространение новых знаний и ценностей и формирование социально активной части жителей в конце XVIII-первой половине XIX в. Поскольку уральский вариант — это типичный провинциальный вариант развития школьного дела, выводы автора продвигают наше понимание значения школы в общественной и культурной жизни провинции. Благодаря этому книга выходит за границы краеведческой или местной истории и с полным основанием может претендовать на свое место в современной историографии российского народного образования и шире — социальной истории России, поскольку школа является важнейшим агентом модернизации.
  355. Дворянство, власть и общество в провинцильной России XVIII века / О. Глаголева, И. Ширле. М.: НЛО, 2012. 656 с. 1000 экз. Исследовательские работы, составившие настоящий сборник, были представлены на международной конференции, организованной Германским историческим институтом в Москве. Анализ взаимоотношений российского провинциального дворянства с властью и обществом в XVIII в. на базе конкретных материалов локальной истории позволяет пересмотреть доминирующие в современной исторической науке взгляды на российское дворянство XVIII в. как оторванное от своей среды сословие, переживающее экономический застой и упадок, а на жизнь в провинции как невежественную, вызывающую у провинциального дворянина чувство ущербности и незащищенности. Освоение новых источников и поворот к новым проблемам истории русской провинции, не заслуживающим ранее внимания исследователей, позволили авторам сборника выйти за грани привычных дихотомий «столица — провинция», «цивилизованное — невежественное» и убедительно продемонстрировать, что история провинции — не маргинальная тема, а одна из центральных проблем российской истории. Материалы, представленные в сборнике, доказывают, что дворянство, проживавшее в провинции, находилось в центре социальной, экономической и культурной жизни регионов России и играло важную роль в проведении политики правительства на местах.
  356. Де Теньи А. Великая миграция: Россия и русские после открытия железного занавеса (реферат) // Россия и современный мир. 2006. № 4 (53). С. 63-66. В 1900-е гг. эмигрировало около 4 млн. чел в формате утечки умов.
  357. Девиантность и социальный контроль в России (XIX-XX вв.): тенденции и социологическое
    осмысление / Отв. ред. Я.И. Гилинский. СПб.: Алетейя, 2000. 384 с.
    Статистика самоубийств 1803-1993 гг., потребления алкоголя 1860-1995, проституции
    1889-1989, преступности 1864-1995. Библиография по главам.
  358. Девяносто (90) лет СССР. Сб. ст. М. АИРО-ХХI. 2012. 268 с. Сборник составлен на основе материалов конференции 27 октября 2012 г. и прежде всего посвящен истории создания СССР 30 декабря 1922 г. В докладах и выступлениях участников конференции нашли отражение проблемы истоков советской государственности, предпосылок ее создания в форме федерации нового типа. Находят отражение в этих материалах и планы будущего построения страны, которые имелись у представителей русского общества еще до революций 1917 г. Центральное место в сборнике занимают проблемы оформления союза советских республик после окончания Гражданской войны. Подробно рассказывается о той борьбе мнений, которая имела место в то время, когда шли поиски создания оптимальной модели для нового государства Европы и Азии. Специально разбираются основополагающие документы, закрепившие создание СССР. Авторы также предметно исследуют вопросы экономической истории, государства и права, сложные проблемы военного дела, духовной культуры. Изучаются различные социальные слои того времени – рабочий класс, крестьянство, казачество. Находят также отражение в сборнике и ситуация в некоторых регионах страны, как накануне, так и после создания СССР. Разбираются спорные вопросы периодизации отечественной истории, а также рассматривается жизнь страны на различных ее этапах после создания нового государства. Ряд докладов посвящен причинам разрушения СССР и его последствиям и поискам путей для дальнейшего сотрудничества в рамках СНГ. Сборник предназначен прежде всего для историков – исследователей, преподавателей вузов, учителей школ, а также для всех тех, кто интересуется отечественной историей новейшего времени.
    Содержание: Алпатов В. М. Языковая политика в СССР (143—146), Земсков В. Н. Колхозное крестьянство в 1941 – 1945 гг. Феномен патриотической поведенческой позиции и трудового подвига (147—173), Юрченко И. Ю. Изучение казачества в советской историографии (174—187), Бокарев Ю. П. Мобилизационная политика Советской власти в области экономики: «Военный коммунизм» (104—115), Ермалавичус Ю. Ю. Глобальные последствия разрушения СССР (223—237), Лысенко Е. Г. Формы хозяйствования на земле: от старой России к Советскому Союзу (131—142), Акимов А. Д. Идеология трудового энтузиазма и идеология обогащения (252—265).
  359. Дегальцева Е. А. Общественные неполитические организации Западной
    Сибири (вторая половина ХIХ в.-февраль 1917 г.). Автореф. .. д.и.н. Новосибирск:
    НГУ, 2006. 49 с. Автор развивает концепцию, высказанную в моей книге «Социальная
    история периода империи» (правда, без ссылки на нее), согласно которой
    в России к началу ХХ в. в основных чертах сложилось гражданское общество,
    не вписывавшееся в классические европейские формы (с. 45).
  360. Дегтярев А. Я. Избранные труды по русской истории: В 2 т. М.: Парад,
    2006. 512, 576 с. 1000 экз.
  361. Декабристы в Петербурге: Новые материалы и исследования/ Сборник публикаций и исследований под ред. П.В. Ильина. СПб.: Издательство ДНК, 2009. 542 с. Сборник знакомит читателя с проблемами декабризма, непосредственно связанным с Петербургом, как средоточием власти, важнейшим центром движения декабриста, где произошли кульминационные события 1825 г. и состоялся судебно-следственный процесс 1825—1826 it. Подавляющая часть материалов посвящена вопросам, мало затронутым в научной литературе или вовсе неизученным. В основе большинства статей — новые или редко используемые документы. Первый раздел составили публикации новых источников. Второй раздел включает исследования, в которых затрагивается ряд неосвещенных и дискуссионных вопросов, на новом архивном материале изучаются биографии малоизвестных декабристов. Собран ценный материал о ранее неизвестных адресах и времени проживания декабристов в Петербурге. Статья Е.Н. Туманик посвящена начальным годам службы основателя мерных декабристских обществ А.Н. Муравьева, протекавшим в Петербурге в 1810—1812 гг. времени его становления как офицера с безукоризненной репутацией и влиятельного общественного деятеля, при этом в поле зрения автора остается внутреннее созревание и нравственное развитие будущего деятеля тайных обществ, а также «неслужебная часть жизни», его светское общение. Статья Д.С. Артамонона рассматривает один из сложных и дискуссионных для изучения внутренних взаимоотношений между декабристскими союзами вопросов — об идейном влиянии лидера Южного общества П.И. Пестеля на одного на деятельных членов Северного общества, будущего инициатора заговора 1825 г. и выступления на Сенатской площади К.Ф. Рылеева, В центре работы — совещания между П.И. Пестелем и руководителями Северного общества 1824 г., в ходе которых состоялось знакомство лидера «южан» с К.Ф. Рылеевым. Исследование М.М. Сафонова затрагивает практически не разработанную в историографии проблему взаимоотношении лидеров декабрьского заговора накануне выступления на Сенатской площади — прежде всего, главных фигур среди обвиняемых но «делу 14 декабря» К.Ф. Рылеева и С.П. Трубецкого, останавливаясь на их серьезных стратегических и тактических разногласиях в ходе подготовки и планирования военного выступления, особенностей их защитной тактики на следственном процессе, причинах существенных разноречий в следственных показаниях. Другое исследование М. М. Сафонова представляет читателю новый взгляд па поведение Санкт-Петербургского военного генерал-губернатора М. А. Милородовича и некоторых влиятельных гвардейских генералов в день 14 декабря 1825 г. Автор критически рассматривает недавно опубликованный мемуарный текст начальника гвардейской тяжелой кавалерии (1-й кирасирской дивизии) и будущего главною начальника III Отделения Собственной канцелярии А. X. Бенкендорфа о событиях 14 декабря 1825 г. В целом, исследование показывает, что некоторые представители гвардейского генералитета, вслед за петербургским генерал-губернатором, в день вступления Николая I на трон действовали в ряде эпизодов не в согласии с приказаниями нового императора, нередко занимая выжидательную позицию. Статья К. Г. Боленко освещает практически не изученную тему, обобщая данные о представлениях, существовавших в русском обществе относительно возможных наказаний за «государственное преступление», об отношении русского общества к суду над «злоумышленниками 14 декабря». Статья П.В. Ильина касается вопроса об участниках декабристских обществ, которые смогли избежать наказания и были официально оправданы. Как правило, о них известно очень мало не только как об участниках политической деятельности, — иногда не выяснена в полной мере даже их биография. В статье представлена сводка данных, выявленных на сегодняшний день, об одном из таких лиц — Н.П. Воейкове. Собранные автором сведения в полной мере удостоверяют факт его принадлежности к декабристскому обществу, дают наглядное представление о несомненной ошибочности вывода следствия о непричастности его к деятельности тайных организаций, рисуют яркую картину многообразных контактов Н.П. Воейкова с другими членами тайных обществ на протяжении многих лет. Другое исследование П.В. Ильина впервые открывает имя неизвестного участника Союза благоденствия П.Б. Голицына, бывшего офицера лейб-гвардии Преображенского полка. Из-за ошибок и невнимательности следствия это лицо не было установлено в ходе официального расследования 1825-1826 гг., а все полученные о нем данные были отнесены к другому человеку. Анализ и сопоставление материалов следствия позволили установить имя нового декабриста. Результаты этой и других работ показывают, что отсутствие вывода о принадлежности к тайным обществам, сделанного следователями, отсутствие внимания со стороны следствия приводило к тому, что такое лицо, как правило, не фигурировало в качестве декабриста и в исторической традиции. Статья В. А. Шкерова освещает примечательный отрезок биографии бывшего члена Союза благоденствия С. Д. Нечаева — еще одного спасшегося декабриста», избежавшего преследования в период следствия и суда — пребывание на посту обер-прокурора Святейшего Синода, анализирует причины его ухода с этого поста. На примере герояисследования можно проследить характерные черты процесса интеграции бывших участников тайных обществ, на судьбу в карьеру которых не оказал существенного влияния следственный процесс 1825-1826 гг., в состав бюрократической элиты николаевского царствования. Для историка открывается возможность выявления сохранившихся либеральных идеалов, их эволюции — у людей, ранее принадлежавших к декабристскому кругу, находившихся уже в другой исторической обстановке и, естественно, на другом уровне социальной (служебной) лестницы. Особый раздел сборника отведен материалам, относящимся к разработке историко-краеведческих аспектов темы «Декабристы и Петербурге».
  362. Демаков И.С. “Спутник чиновника” и формирование периодической печати чиновничества Российской империи // Историография и источниковедение отечественной истории: Сборник научных статей. Вып. 5 // С.Г. Кащенко, Э.В. Летенкова (ред.). СПб.: Скифия–принт, 2009. С. 388-405.
  363. Демидовский временник: Исторический альманах. Кн. 2. Екатеринбург: Демидовский
    ин-т, 2006. 800 с. 4000 экз. Новые материалы (письма, дневники) о путешествии
    Демидовых по странам Европы в ХVIII в., о переписке и встречах с выдающимися
    учеными, людьми искусства, коммерсантами и др. представителями интеллектуальной
    элиты Европы. Издания исключительно богато иллюстрировано.
  364. Демин В. А. Верхняя палата Российской империи: 190601917. М.: Памятники
    ист. мысли, РОССПЭН, 2006. 406 с. 800 экз.
  365. Демин В. А. Верхняя палата российской империи 1906-1917. М.: РОССПЭН, 2006. 376 с. История создания, порядок и практика формирования его выборной и назначаемой частей, законодательные, финансовые и контрольные полномочия; место в системе органов власти; состав и идеология политических групп, внутренняя структура и порядок работы.
  366. Денисова Л. Н. Женщины русских селений: Трудовые будни. М.: Мир истории,
    2003. 336 с.
  367. Денисова Л. Н. Русская крестьянка в советской и постсоветской России. М.: Новый хронограф, 2011. 528 с. 1500 экз. Книга посвящена трудовым будням, семейной и частной жизни российских сельских женщин в XX в. Работа основана на архивных материалах; данных, полученных в ходе российско-британского исследования российских деревень, проведенного в 1980-1990-е годы; материалах периодической печати. Продолжение книги: Денисова, Л. Н. Судьба русской крестьянки в XX веке: Брак. Семья. Быт. М., 2007.
  368. Денисова, Л. Н. Судьба русской крестьянки в XX веке: Брак. Семья. Быт. М.: Памятники исторической мысли; РОССПЭН, 2007. 476, [3] с. Книга рассказывает о простых женских судьбах деревни: брак и семья, разлад и развод, проблемы воспитания детей на фоне обычных деревенских трудностей и преимуществ сельской жизни. Это обобщающее исследование послевоенной «женской истории» основано на материалах центральных и региональных архивов, социологических обследованиях, крестьянских письмах. Значительная часть фактического материала почерпнута из популярных и малоизвестных, общероссийских и региональных газет и журналов. Среди них «Известия», «Труд», «Российская газета», «Молодой коммунист», «Диалог женщины», «Крестьянка», «Сельская новь» и многие другие.
  369. Денисова Л. Н. Судьба русской крестьянки в ХХ веке: Брак, семья, быт. М.: Памятники ист. мысли, 2007. 480 с. «Женская история» 1945-2000 гг. на материалах архивов, социологических исследований и писем.
  370. Деннисон Т. Крестьянские дворохозяйства в имении Вощажниково в
    1836-1858 гг. // Вестник С.-Петербургского университета. Сер. 2. История.
    2005. Январь. Вып. 1. С. 147-154.
  371. Деятели революционного движения в России: Справочники и электронная база данных: Вторая половина 1850-х-конец 1890-х гг.Т. 2. 1870-е годы / Сост. Л.М. Ляшенко и др. М.: Памятники исторической мысли, 2009. 696 с. 800 с.
  372. Джабаева Т. Ч. Социальная структура и земельные отношения в Дагестане
    в первой половине ХIХ века. Автореф. к.и.н. Махачкала: ДГУ, 2006. 27 с. Социальная
    и земельно-правовая политика Шамиля в имамате привела к тому, что значительная
    часть территории Дагестана и Чечни стала зоной, свободной от феодально-зависимых
    отношений (с. 25).
  373. Джекобс Д. Закат Америки: Впереди Средневековье / Пер с англ. М.:
    Европа, 2006. 264 с. 500 экз. Книга-предостережение. Разоблачение мифов о США.
  374. Диденко Д.В. Динамика оплаты работников интеллектуального труда
    в СССР (1920-е — 1980-е гг.) // Экономическая история: Обозрение. Вып. 10
    / Л.И.Бородкин (отв. ред.) М.: Изд-во МГУ, 2005. С. 148-149. Расчет аналитических
    параметров выполнен в относительном масштабе из-за отсутствия широко признанных
    индексов цен. В 1920-1930-е гг. относительная зарплата РИТ (работники интеллигентного
    труда) повышалась, а не-РИТ снижалась. В 1940-1983 гг., наоборот, относительная
    зарплата РИТ снижалась, а не-РИТ росла — в противоположность общемировой тенденции.
    В 1970 г. оплата труда РИТ становится ниже средней нормы по национальной экономике.
    Перераспределение ресурсов, инвестируемых в человеческий капитал, происходило
    в ущерб интеллектуальному производству. Сглаживание дифференциации доходов
    оказало отрицательное на экономический рост. Тенденция изменилась в 1984-1990
    гг., но не успела привести к позитивных последствиям.
  375. Дидух О. В. Донские казаки в Крымской войне 1853-1856 гг. М.: Маркетинг, 2007. 174 с. 1000 экз.
  376. Димов В. Справедливый либерализм: Путь к комфортному государству. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2007. 415 с. 2000 экз.
  377. Димони Т. М. Деревня Севера Европейской России в 1930-1960-е гг.: процессы экономической модернизации. Вологда: Русь, 2006. 152 с.
  378. Дмитриева Е.Н. Языческие мотивы в системах русской народной культуры
    XIX века (на примере заговоров). Автореф. дис. … к.и.н. М.: ИРИ РАН, 2004.
    20 с.
    Заговоры — наследие мифопоэтической эпохи, сохранившиеся фрагменты тайного
    эзотерического сакрального знания помогают восстановить языческие представления
    не только древних славян, но наших предков XIX века. В 1991 г. заговоры были
    подвергнуты мной контент-анализу с целью оценить религиозность крестьян: Б.Н.Миронов.
    Русский крестьянин XIX в. — язычник или христианин? // Б.Н.Миронов. История
    в цифрах. Л., 1991. С. 18-21.
  379. Дневник Распутина / Предисл., коммент. Д. А. Коцюбинского. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008. 414 с.
  380. Дневники Николая II и Александры Федоровны: В 2 т. / В.М. Хрусталев (ред.). М.: ПРОЗАиК, 2012. 624+624 с. Т. 1. 1 января – 31 июля 1917. Т. 2. 2 августа 1917 – 16 июля 1918.
  381. Добровольская В. Русско-еврейские браки: стереотипы восприятия
    в зоне межэтнических контактов (по материалам мегаполисов) // Свой или чужой?
    Евреи и славяне глазами друг друга / Отв. ред. О.В.Белова. М.: Дом еврейской
    книги, 2003. С. 211-225. Источник — современные устные рассказы респондентов.
  382. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2006/2007 гг. М.: Весь мир, 2007.
  383. Докторов Б., Ядов В. Разговоры через океан: о поколениях отечественных социологов на протяжении полувека // Телескоп. 2008. № 3. С. 47-64.
  384. Долбилов М. Д. «:Угадывать волю Вашу»: роль советника в принятии императорских решений в России ХIХ в. // Петр Андреевич Зайончковкий: Сборник статей и воспоминаний к столетию историка. М.: РОССПЭН, 2008. С. 403-428. Советник играл роль царского сподвижника в отыскании «правды», защите «державной воли» от искажений, даже виртуально не претендовал на роль вершителя судеб. Принятие императором решений является процессом, в котором «единоличная воля монарха уже на ранней стадии «конфигурировалась» ожиданиями и запросами узкого, но активного круга элиты. Отсутствие юридических ограничений императорской власти не означало, что она ничем не ограничиваласьПревращение министров в действительных менеджеров империи сопровождалось закреплением за императором значения универсального инспектора, верховного арбитра в разрешении конфликтов внутри элиты, но не первого администратора. Власть императора не была абсолютной: сколь угодно самовластные и произвольные инспекторские акции не обеспечивали императора инструментами повседневного контроля за функционированием даже высшей бюрократии (с. 405).
  385. Долбилов М. «Царская вера»: массовые обращения католиков в православие
    в северо-западном крае Российской империи (1860-е гг.) // Ab Imperio. 2006.
    # 4. С. 225-270.
  386. Долг и судьба историка: Сб. статей памяти доктора ист. наук П. Н. Зырянова / В. В. Шелохаев (ред.). М.: Росспэн, 2008. 463 с. 700 экз.
  387. Долгих А. Н. Крестьянский вопрос во внутренней политике российского самодержавия в конце ХVIII-первой четверти ХIХ в. Т. 1. Липецк. Липецкий ГУ, 2006. 311 с. 500 экз. Проанализирован правовой аспект по данным законодательства.
  388. Долгих А.Н. Ссылка крестьян на поселение в Сибирь по воле помещиков в законодательстве Российской империи // Российская история. 2013. № 3. С. 74—83. Законоположение о праве ссылки на поселение было введено Елизаветой в 1760 г. и распространялось на вся податное населения. Единственное ограничение – возраст ссылаемого — не старше 45 лет. С 1799 г.  поселяемые за Байкалом должны были получить 30 десятин земли и свободу на 10 лет от податей при отдаче с души 1 четверика зерна в запасной хлебный магазин ПСЗ-I. Т 25. № 19157). В 1802 г. ссылка была приостановлена, но указ не соблюдался. Политика защиты крепостных от произвола помещика, начатая при Павле имела рецидив, как например указ 1822 г. В 1822 г. право помещиков было восстановлено, причем возрастной ценз был снят, но ссылаемые не зачитывались в счет рекрутов (с. 81-82). В последующем крайние нормы указа  1760 г. были отменены, но сам указа действовал до реформы 1861 г. Число сосланных составляло в среднем в год от 1 до 2 тыс. человек. В 1822—1823 гг. было сослано 1283 человека, в 1827—1846 гг. 4197 мужчин и 2689 женщин.
  389. Долгих Е. В. К проблеме менталитета российской административной элиты первой половины XIX века: М. А. Корф, Д. Н. Блудов. М.: «Индрик», 2006. 344 с. Библиогр., с. 326-340. 800 экз. Библиогр., с. 326-340. В центре внимания — специфика мировосприятия двух сановных бюрократов, разных индивидуальностей, но схожих как воплощение социальной роли. Ограничение исследования двумя представителями административной элиты позволяет рассмотреть их миропонимание как некоторую цельную систему и выявить свойственные административной элите общие понятия и формулы языка, привычки мышления, стереотипы поведения — от мира государственно-служебного до частного мира семьи.
  390. Долгих Т. В., Логачев В. А. Потребительский стандарт среднего класса
    (опыт контент-анализа) // Социс. 2006. № 11. С. 138-141. V2740
  391. Долгов В. В. Детство как социальный феномен в контексте древнерусской культуры ХI-ХIII вв.: отношеие к ребенку и стадии взросления // Социальная история. Ежегодник. 2007. М.: Росспэн, 2008. С. 67-86.
  392. Долгов В. В. Рождение и ранний период жизни ребенка в Древней Руси XI-XIII веков: Методы ухода, обрядовая защита, ценностные ориентиры // Вестник Удмуртского ун-та. История. 2007. № 7. С. 29-40. Рассматриваются культурные и обрядовые формы, сопровождавшие процесс рождения и ранний период жизни ребенка. Автор подвергает критике концепцию «средневекового небрежения детей» и приходит к выводу, что древнерусская культура XI-XIII вв. не знала инициаций. Полезна библиография, с. 38-39.
  393. Дорн В.«Изгнание», «родина», «земля
    отцов»: Парадоксы поиска культурной принадлежности // История и культура
    российского и восточноевропейского еврейства: Новые источники, новые подходы.
    Материалы межд. конф., Москва, 8-10 декабря 2003 г. / Под ред. О.В.Будницкого
    и др. М.: Изд-во «Дом еврейской книги», 2004. С.31-39.
  394. Дорожкин А. Г. «Социально-историческое направление» в германском
    россиеведении второй половины ХХ в. // Проблемы российской истории. Вып. 6.
    Магниторгорск: ИРИ РАН; МаГУ, 2006. С. 48-79.
  395. Дорожкин А. Г. Промышленное и аграрное развитие дореволюционной России:
    взгляд германоязычных историков ХХ в. М.: МПГУ, 2004. 351 с. Библиогр., с. 328-349.
    500 экз. Рассмотрены основные результаты анализа капиталистической индустриализации
    России, положения крестьянства, состояния аграрного сектора в 1861-1917 гг.,
    социальных последствий «догоняющего развития», модернизации. Высоко информативное
    историографическое исследование.
  396. Дорожкин А. Г. Рабочий вопрос в дореволюционной России в трактовке
    немецкоязычного россиеведения ХХ в. // Проблемы российской истории. Вып. 7.
    Магниторгорск: ИРИ РАН; МаГУ, 2006. С. 56-65.
  397. Дорофеев В. Сталинизм: народная монархия. М.: Алгоритм; Эксмо 2007. 399 с. 3000 экз.
  398. Дорошков В. В. Мировой судья: Исторические, организационные и процессуальные
    аспекты деятельности. М.: Норма, 2004. 320 с.
  399. Друцкой-Соколинский В.А. На службе Отечеству: Записки русского губернатора: 1914-1918 / Авт.-сост. А.В. Воробьев. М.: Русский путь, 2010. 320 с. 1000 экз. В мемуарах князя В.А. Друцкого-Соколинского (1880–1943), бывшего вице-губернатором Могилевской и губернатором Минской губерний, покинувшего Родину в 1920 году, читатель найдет описание приемов у императора Николая II и увидит обездоленных войной крестьян. Вместе с автором заглянет в солдатские окопы и в кабинет губернатора. Сможет почувствовать жизнь дореволюционной деревни и безумие первых после переворота месяцев Петрограда. «Когда войска с красными флагами и красными бантами на штыках и шинелях, сопровождаемые массами народа, стали выливаться на площадь, полицмейстер Лебеда в штатском прибежал через сад ко мне и сказал, что ему известно о намерении толпы ворваться в дом и покончить со мной, если я не наклею на дверях объявления о присоединении моем к Временному правительству. Выгнав труса, я поднялся наверх и стал ходить по залу. Жизнь моя была кончена, но, что еще важнее, была кончена война, была кончена Россия», — так вспоминал мемуарист окончание своей государственной службы. Карьеры, которая столь блестяще складывалась. В 1917-м ему, губернатору Минска, самому молодому губернатору Российской империи, было всего 36 лет. Он обратил на себя внимание Николая II еще в Костроме, где был всего-то советником губернского правления. Зарекомендовав себя с самой лучшей стороны в Костроме, в 1914-м князь стал вице-губернатором Могилева. Но работать спокойно ему долго суждено не было. В Могилев император вскоре после того, как принял на себя обязанности главнокомандующего, перенес свою ставку, и работы у местного начальства было более чем достаточно. Именно там Друцкого-Соколинского особенно оценил Николай II и решил послать возглавлять другой прифронтовой регион — Минскую губернию. И кто знает, до каких бы высот поднялся он, если б не катастрофа революции. Князь очень четко осознавал чувство долга и необходимость соблюдения закона, а значит, гарантию справедливости. Уже в наши дни, спустя почти шестьдесят лет после кончины Друцкого-Соколинского в Италии, его сын, живущий в Брюсселе, писал, предваряя издание воспоминаний своего отца: «На мой взгляд, доминирующей чертой деятельности моего отца, проходящей красной нитью через все повествование, является его чувство законности и справедливости, чувство честного, неуклонного исполнения своего долга, чувство безграничной преданности делу на благо Отечества. Эти чувства безвременны». Даже среди всего необозримого потока мемуаристики и исследований, связанных с историей русской трагедии революции и гражданской войны, записки мемуариста — событие. Они написаны ясной, прозрачной прозой. Друцкой-Соколинский обладал прекрасной памятью и свое повествование развернул широко и мощно. Перед нами проходит и любимое имение Оптушка в Орловской губернии, и трудная жизнь западных областей Российской империи, и споры вокруг земств, и штаб Николая II во время Великой, как ее называли, войны 1914-1917 гг., и тюремная камера, в которой бывший губернатор ожидал расстрела в 1917 году. Люди, Россия, события и, конечно, размышления о том, как и почему рухнула и страна и жизнь». В. Леонидов. Рос. Газета. № 5425 (49), 10.03.2011.
  400. Дубенцов Б. Б. О спорных проблемах изучения государственной и реформаторской деятельности П. А. Столыпина // П. А. Столыпин и русская история: Материалы научно-практической конференции / А. А. Кузнецов (отв. ред.). Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2007. С. 43-65. Основная полемика с О. Г. Вронским. Речь идет также о работах изданных в 2000-2005 гг.: А. М. Анфимова, Б. Н. Миронова, А. В. Островского, Л. Т. Сенчаковой, Б. Г. Федорова, В. Г. Тюкавкина, С. Ю. Рыбаса, С. Г. Кара-Мурза.
  401. Дубин Б., Рейтблат А. Государственная информация и массовая коммуникация
    // Отечественные записки 2003, №4.
  402. Дубнов С.М. Книга жизни: Материалы для истории моего времени. Воспоминания
    и размышления / Вступ. статья и комментарий В.Е.Кельнера. М.; Иерусалим: Гешарим;
    Мосты культуры, 2004. 799 с. Мемуары выдающегося историка, публициста и общественного
    деятеля С.М.Дубнова (1860-1941) — подлинная энциклопедия еврейской жизни в
    России. Мемуары написаны на основе дневников, которые С. Дубнов вел на протяжении
    всей жизни и в которых зафиксирована богатейшая панорама событий второй половины
    XIX-первых десятилетий XX в. Непосредственный участник и свидетель решающих
    событий эпохи — заката Гаскалы, зарождения и развития палестинофильства, а
    позднее сионизма, революции 1905-1907 гг., создания еврейских политических
    партий и организаций. Февральской и Октябрьской революций 1917 г. и Гражданской
    войны, С.М. Дубнов скрупулезно восстанавливает картину прожитых лет, рисует
    портреты своих друзей и соратников — писателей и поэтов Шолом-Алейхема, Х.Н.
    Бялика, Бен-Ами, С. Фруга, Н.С. Лескова, А. Волынского; политических и общественных
    деятелей М. Винавера, О. Грузенберга, А. Ландау, Г. Слиозберга и многих других.
    Деятельность С.М. Дубнова протекала в важнейших центрах еврейской жизни Одессе,
    Вильно, Петербурге в годы, когда происходили кардинальные изменения в судьбе
    еврейского народа. Первые два тома посвящены научной, общественной и политической
    жизни России, третий том дает представление о русско-еврейской эмиграции в
    Германии, где С.М. Дубнов оказался в 1922-1933 гг. Это второе издание содержит
    не только новое предисловие, но и значительно дополненные и исправленные биобиблиографические
    комментарии.
  403. Дубровин Н.Ф. Русская жизнь в начале XIX века // Русский архив. 1899, № 4, 6. «Бедному человеку жить покойно было почто невозможно, а богатый мог делать все, что ему угодно» и «в тогдашней жизни не существовало ни суда общества, ни стыда, ни ответственности перед законом». Именно в начале XIX в. современники, в соответствии с реалиями жизни, стали так определять суть законов и правосудия: «Закон – дышло, которое, куда захочешь, туда и повернешь» (№4. С. 72, 74). Губернатор направлял дела как хотел. Во всех звеньях аппарата местного управления по настоящему заботились только о двух вещах – сохранении сложившегося громоздкого бюрократического порядка в делопроизводстве и извлечении из этого максимально возможных выгод. Ни о каком стремлении к «общему благу» не могло быть и речи. По всей стране в первое десятилетие XIX в. Дубровин обнаружил лишь четверых, «заслуживающих уважение и благодарность современников, приносящих пользу Отечеству»: пермского, вятского, казанского и нижегородского. Тем самым мысль Н.М.Карамзина о 50 «хороших» губернаторах, способных кардинально изменить жизнь страны, была чистейшей воды утопией. Реальная ситуация была иной: «Деньги, протекция и покровительство знатных лиц – сильнее правительственной власти, сильнее закона» (№6. С. 501). Материалы для истории упразднения крепостного состояния помещичьих крестьян в царствование имп. Александра III. Берлин, 1861. Т. 2. С. 462. По мнению и.о товарища министра Внутренних дел Н.А.Милютина о губернаторах конца 1850-х гг.: «Можно утвердительно и по строгой совести сказать, что в числе 45 губернаторов, за исключением сибирских и кавказских, 24 должны быть сменены без малейшего замедления, из них 12 как всем известные мошенники, а 12 по сомнительной честности, из остальных 21 десять могли бы быть терпимы по необходимости, девять довольно хороши и только два могут быть названы “образцовыми ” – самарский – Грот и калужский – Арцимович».
  404. Дунаева Ю. В. Компаративная история стран Европы: Поиск новых направлений (сводный реферат) // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Реферативный журнал. Серия 5. История. 2010. № 4. С. 11—17. Методология.
  405. Емельянов Ю.Н. “Немецкое золото” в русской революции: К истории изучения // Свободная мысль. 2012. № 10 (1628). С. 119—1; № 11 (1629). С. 123—131. Немецкие деньги серьезно помогли большевикам. Однако Октябрьская революция не укладывается в рамки банальной шпионской авантюры” (№ 11, с. 136).
  406. Иванов С. М., Мельниченко Б. Н. Россия и Восток. СПб.: Изд-во СПбУ, 2000. 450 с.
  407. Дубровин Н. Ф. Русская жизнь в начале XIX века / Изд. подгот. П. В. Ильиным. СПб.: Изд-во ДНК, 2007. 648 с. Труд Дубровина охватывает первые десятилетия российской истории XIX в., представляя собой подробнейшее аналитическое обозрение общественных настроений «александровского царствования», прослеженных в неразрывной связи с изменениями правительственной политики. Значительная часть исторического исследования отведена изучению повседневной жизни различных слоев населения. В настоящем издании труд Дубровина публикуется в сопровождении проблемной статьи, посвященной биографии ученого и его вкладу в историческую науку, и научно-справочного аппарата (списка трудов Дубровина и литературы о нем, библиографии основных публикаций по теме исследования). Мне кажется, что глобальное осуждение – пристрастное и необъективное — Дубровиным всех порядков в центральном и местном управлении, содержащееся в этой и другой работе «Русская жизнь в начале ХIX в. стало клише в историографии. Дубровин Н.Ф. Русская жизнь в начале XIX. // Русский архив. 1899, №4, 6. «Бедному человеку жить покойно было почто невозможно, а богатый мог делать все, что ему угодно» и «в тогдашней жизни не существовало ни суда общества, ни стыда, ни ответственности перед законом». Именно в начале XIX в. Современники, в соответствии с реалиями жизни, стали так определять суть законов и правосудия: «Закон – дышло, которое, куда захочешь, туда и повернешь» (Русский архив. 1899, №4. С. 72, 74). Губернатор направлял дела как хотел. Во всех звеньях аппарата местного управления по настоящему заботились только о двух вещах – сохранении сложившегося громоздкого бюрократического порядка в делопроизводстве и извлечении из этого максимально возможных выгод. Ни о каком стремлении к «общему благу» не могло быть и речи. По всей стране в первое десятилетие XIX в. Дубровин обнаружил лишь четверых, «заслуживающих уважение и благодарность современников, приносящих пользу Отечеству»: пермского, вятского, казанского и нижегородского. Тем самым мысль Н.М.Карамзина о 50 «хороших» губернаторах, способных кардинально изменить жизнь страны, была чистейшей воды утопией. Реальная ситуация была иной: «Деньги, протекция и покровительство знатных лиц – сильнее правительственной власти, сильнее закона» (Русский архив. 1899, №6. С. 501). Материалы для истории упразднения крепостного состояния помещичьих крестьян в царствование имп. Александра III. Берлин, 1861. Т. 2. С. 462. По мнению и.о товарища министра ВД Н.А.Милютина о губернаторах конца 1850-х гг.: «Можно утвердительно и по строгой совести сказать, что в числе 45 губернаторов, за исключением сибирских и кавказских, 24 должны быть сменены без малейшего замедления, из них 12 как всем известные мошенники, а 12 по сомнительной честности, из остальных 21 десять могли бы быть терпимы по необходимости, девять довольно хороши и только два могут быть названы “образцовыми ” – самарский – Грот и калужский – Арцимович». СПБИИ к45712
  408. Дубровин Н.Ф. После Отечественной войны 1812 года (Из русской жизни начала XIX в.). Наши мистики-сектанты. / Изд. подгот. П. В. Ильиным. СПб.: Изд-во ДНК, 2009 608 с. В настоящем издании воспроизводится последняя исследовательская работа автора фундаментальных военно-исторических трудов и исследований российского общества XVIII-XIX вв., академика и непременного секретаря Императорской Академии наук, редактора журнала «Русская старина» Н. Ф. Дубровина. Две серии очерков, вошедшие в состав книги, в совокупности с опубликованным в 2007 г. монографическим трудом «Русская жизнь в начале XIX века», образуют единый цикл работ, объединенных общим замыслом уникального исторического труда, посвященного русскому обществу первых десятилетий XIX века. Эта книга представляет собой подробное аналитическое обозрение общественных настроений «александровского царствования», отличается богатством фактических данных, панорамным охватом событий и явлений русской жизни начала XIX в., насыщено редко используемыми документами. Большая часть исследования отведена описанию повседневной жизни различных слоев населения. Мне кажется, что глобальное осуждение – пристрастное и необъективное — Дубровиным всех порядков в центральном и местном управлении, содержащееся в этой и другой работе «Русская жизнь в начале ХIX в., стало клише в историографии.
  409. Дубянский А. Н. Проблема параллельных денег в Российской империи.
    СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004. 136 с. Библиогр. 115 названий, с. 130-135.
    В монографии рассматриваются малоизученные вопросы денежного обращения в Российской
    империи первой половины XIX в., в частности, проблема параллельных денег,
    существования так называемого простонародного лажа, мало освещавшаяся в литературе,
    но не утратившая своей актуальности до настоящего времени. Книга полезна тем,
    кто изучает историю цен, зарплаты, торговли, финансов.
  410. Дудкина М. П. Развитие здравоохранения в городах Западной Сибири (1946-1960 гг.). Автореф. .. к.и.н. Новосибирск: ИИ СО РАН, 2008. 29 с. Несмотря на успехи, ряд серьезных проблем отрасли не получил удовлетворительного разрешения. Профилактика не смогла стать приоритетным направлением в деятельности медучреждений, сохранилось как общее отставание развития городского здравоохранения Западной Сибири от средних показателей по стране и республике, так и межобластная дифференциация и неравенство в обслуживании различных категорий населения, не была решена кадровая проблема. Приемлемого баланса между потребностями в медпомощи и возможностями здравоохранения в изучаемый период достичь все-таки не удалось, а достаточно высокая результативность деятельности отрасли достигалась за счет мобилизации всех ее ресурсов, эффективной, зачастую самоотверженной работы медиков и постепенно улучшающейся социально-бытовой ситуации» (с. 28).
  411. Дулов А.В. Экологические кризисы в России периода феодализма // Историко-экономические
    исследования (Байкальский гос. ун-т экономики и права) 2006. Том 7. № 1.
  412. Думный В. В. Люди будущего или люди без будущего? Социал-демократическая
    интеллигенция России на рубеже XIX-XX столетий. М.: МГУП, 2003. 531 с.
    Автор раскрывает доминирующую роль социал-демократической интеллигенции в
    манипулировании рабочим движением, в становлении «пролетарской» партии. Значительное
    место уделено анализу менталитета и социально-психологического облика социал-демократической
    и в целом левой радикальной интеллигенции. Автор считает, что за трагические
    судьбы России особую ответственность несет российская социал-демократическая
    интеллигенция. В пореформенное время все развивалось в России нормально и
    успешно, но фатальное сочетание факторов привело к революции и падению режима
    в 1917 г. Среди них решающе значение принадлежало идеологии и деятельности
    левой радикальной интеллигенции (359-362). Концепция событий 1917-1920 гг.
    (В.П.Булдакова, В.Кожинова и др. — БМ) как «русского бунта», «красной смуты»,
    «социального хаоса» и т.п. с вытекающей из нее акцентировкой на спонтанности
    хода революции, роли в ней коллективного бессознательного, с особым интересом
    к массовой психологии, девиантности поведения народа, по мнению автора, «дает
    ключ к пониманию русского исторического процесса в 1917-м и в последующие
    годы» (с.363). Очень интересны содержащиеся в Приложении историографический
    раздел и авторская исповедь, объясняющая отказ В.Думного от марксистского
    объяснения российского исторического процесса. Содержание: В. Булдаков. О
    книге Всеволода Думного (3); Ю. Шеррер. Интеллигенция и власть-убеждение и
    ответственность (11); Введение (19); Глава I. Марксистская бацилла в российском
    обществе (33); Глава П. «Фантом-организация генералов без армии», ее архитекторы
    и строители (91); Глава Ш. «Демиурги революции» и «заместители пролетариата»:
    выяснение отношений (125); Глава IV. «Белые вороны» или «волки в овчарне»?
    (161); Глава V. Пролетарский «соловей» и «басни» интеллигентов (210); Глава
    VI. Почему горячились «комитетчики»? (239); Глава VII. «Символ веры» социал-демократической
    интеллигенции и его изнанка (набросок коллективного портрета) (276); Заключение
    (357); Приложение. Конструктивная или деструктивная сила? (Некоторые вопросы
    новейшей историографии истории социал-демократической интеллигенции) (391);
    Попытка объясниться с читателем (вместо послесловия) (464); Примечания (477);
    Указатель имен (521-527).
  413. Дунаева Н. В. Удельные крестьяне России: опыт юридического анализа
    // Крестьяне и власть на Европейском Севере России: Материалы научной конференции
    (г. Вологда, 6-7 февраля 2003 г.). Вологда: Северо-Западная академия гос.
    службы, 2003. С. 41-47.
  414. Дьяконов И. Ю. Нищенство в дореволюционной России // Этнографическое обозрение. 2007. № 3. С. 26-38 (нищие в прошлом и настоящем).
  415. Дьяконова Е. А. Дневник русской женщины. М.: Издательский дом Междуна-родного университета в Москве, 2006. 672 с. 2000 экз. Е. А. Дьяконова (1874-1902) — автор «Дневника русской женщины» и публицистических сочинений. Ее «Днев-ник» был назван В. В. Розановым «явлением глубоко национальным, русским», «одной из самых свежих русских книг конца XIX в.». Дневник отражает внутреннюю жизнь автора, а также дает представление о жизни молодежи, студенчества 1890-х годов. Кроме того, это знаменательный документ женского движения в России и яркое литературное произведение. Незаурядность характера и литературная одаренность автора проявились в предельной искренности самоанализа, попытке осмысления особенностей повседневной жизни того времени.
  416. Дьяконова И. А. Официальная учетная ставка в конце XIX — начале
    ХХ в. в сравнительно-историческом аспекте Проблемы методологии и источниковедения.
    Материалы III Научных чтений памяти академика И.Д.Ковальченко. М.: Изд-во
    МГУ; СПб.: Алетейя, 2006. С. 414-421.
  417. Дьяконова И. А. Русские долги и Запад (по швейцарским архивам). М.: ИРИ РАН, 2008. 171 с. Реальная общая величина довоенного публичного долга России иностранным государствам, прежде всего Франции, составляла 8.8 млрд. руб., или по паритету того времени, — 4.4. млрд. дол. Не менее половины этого долга было размещено в России. Иностранная часть долга всем странам, о выплате которой при определенных обстоятельствах может идти речь, не превышает 2.2 млрд. долларов. Амортизация долга в значительной степени компенсирует проценты (с. 84).
  418. Дьячков В.Л. Факторы брачно-семейного поведения женщин в ХХ в.
    в зеркале устной истории // Женская повседневность в России в ХVIII-ХХ вв.:
    Материалы международной научной конференции. 25 сент. 2003 года / Отв. ред.
    П.П.Щербинин . Тамбов: ТГУ, 2003. С.206-213. Контрацепция и аборты зафиксированы
    с поколения 1885-1891 гг. рождения.
  419. Дьячков В. Л., Канищев В. В. Декабрьские рождения: к вопросу о роли
    религиозного фактора в демографическом поведении традиционного крестьянства
    Тамбовская губерния, XIX-начало XX в. // Круг идей: электронные ресурсы исторической
    информатики // Под ред. Л. И. Бородкина и В. Н. Владимирова. М.; Барнаул:
    ИАУ, 2003. С. 317-342.
    Авторы попытаются опровергнуть тезис о снижении сексуальной активности во
    время постов под влиянием религиозной веры. Аргументация, на мой взгляд, несостоятельна.
    По заверению редактора сборника Л.И. Бородкина мой ответ будет опубликован
    в следующем выпуске «Круга идей». После этого текст появится на моем сайте.
  420. Дьячков В. Л., Канищев В. В., Орлова В. Д. Место метрических книг в комплексе источников по исторической демографии России ХVIII-начала ХХ в. // // Материалы церковно-приходского учета населения как историко-демографический источник / В. Н. Владимиров (ред.). Барнаул: АлтГУ, 2007. С. 48-84. Авторы считают, что метрические сведения полезно дополнять данными медицинской статистики.
  421. Дэниэлс Р.В. Взлет и падение коммунизма в России / Пер с англ. М.: РОССПЭН, 2010. 510 с. Тир. 1500 экз. Известный американский славист, специалист по советскому периоду российской истории предлагает читателю исследование на тему эволюции советской системы и ее идеологии. Автор анализирует советский опыт (от идеологических предпосылок Октябрьской революции до горбачевской перестройки и президентства Бориса Ельцина), показывая, как менялись ключевые идеологические понятия по мере развертывания советской истории.
    Епархиалки: Воспоминания воспитанниц женских епархиальных училищ / О.Д. Попова (сост). М.: НЛО, 2011. 304. 1000 экз. В сборнике впервые собранных вместе воспоминаний о такой закрытой и в силу этого малоизвестной среде, как женские епархиальные училища, показаны различные стороны их жизни: учеба, дружба и любовь воспитанниц, их отношения с преподавателями, развлечения и проступки, одежда и питание. В книге представлены воспоминания и дневники девушек из Архангельского, Калужского, Орловского, Рязанского, Ярославского, Царскосельского и др. училищ. Первое такое училище открылось в 1843 г. в Царском Селе — его воспитанницы не раз обедали с царской семьей и играли с великими князьями. Их обучали арифметике, русскому языку, истории, географии, закону Божиему, рукоделию. Училища в Ярославле, Рязани, Калуге, Орле, Архангельске, о которых вспоминают авторы сборника, отличались и атмосферой, и учебной программой, но в целом везде было, как и в любом закрытом учебном заведении. В приложении к сборнику опубликован фрагмент повести Михаила Левицкого «Епархиалки».
  422. Зайцева Т.И. Зарубежная историография: ХХ – начало ХХI века: Учебное пособие. М.: Академия, 2011. 144 с. 1500 экз.Учебное пособие посвящено истории западной исторической науки XX в. и в первую очередь сформировавшемуся в ее рамках течению, известному как «новая историческая наука». В нем представлен анализ теоретико-методологических представлений и конкретной исследовательской практики отдельных ученых, групп историков и национальных исторических школ. Выделены некоторые важные тенденции в развитии исторической науки.
  423. Еврейская эмиграция из России: 1881-2005 / Сост. О. В. Беловой. М.: Росспэн, 2008. 447 с.
  424. Европейские сравнительно-исторические исследования. Вып. 2. География и политика.
    М.: Наука, 2006.
  425. Егоров А. К. Крестьянские волнения первой половины ХIХ века в контексте
    социально-политических и религиозных представлений русского крестьянства.
    Автореф. к.и.н. Петрозаводск: ПГУ, 2006. 26 с. Социально-политическое поведения
    крестьян определялось преимущественно религиозными верованиями, которые содержали
    значительных пласт архаики — это было средневековое мировоззрение. Социальные
    выступления не имели никакой социальной, экономической или политической подоплеки,
    они оформлялись как религиозный ритуал. Во время волнений крестьяне «ощущали
    себя в условиях смены экзистенциальных состояний, своим поведением они моделировали
    Хаос, за которым наступит Космос — новый мир, мир Правды. Но поскольку новый
    мир еще не наступил, крестьяне находятся как бы в дороге, в приближении к
    нему, а дорога — состояние, когда моральные нормы перестают действовать»
    (с. 23-24).
  426. Егоров Б. Ф. Обман в русской культуре. СПб.: Росток, 2012. 192 с. 1000 экз. На большом историческом и современном материале рассматривается одно из самых коварных явлений в обществе — обман, сопровождающий человека с самых ранних этапов его появления на Земле, ибо конфликты и борьба в нашем мире невольно порождали обманы. В книге прослежены разнообразные виды обманов, вплоть до парадоксально положительных (военные обманы, обман цензоров в деспотическом государстве, ложь во спасение и т. д.), уточняется понимание терминов (например, чем отличается обман от лжи).
  427. Екатерина II Великая: энциклопедия / М. Л. Вольпе (ред.). М.: АСТ, Зебра Е, 2008. 447 с. 3000 экз.
  428. Елисеева О. Повседневная жизнь благородного сословия в Золотой век Екатерины М.: Молодая гвардия, 2008. 597 с. 5000 экз.
  429. Емельянов Ю.Н. “Немецкое золото” в русской революции: К истории изучения // Свободная мысль. 2012. № 10 (1628). С. 119—1; № 11 (1629). С. 123—131. Немецкие деньги серьезно помогли большевикам. Однако Октябрьская революция не укладывается в рамки банальной шпионской авантюры” (№ 11, с. 136).
  430. Еремин И.А. Томская губерния как тыловой район России в годы Первой мировой
    войны (1914-1918 гг.). Барнаул: Изд-во БГПУ, 2005. Деятельность центральных
    и местных властей по обеспечению вооруженных сил людскими и материальными
    ресурсами, налаживанию помощи семьям призванных на военную службу, раненым
    и инвалидам, беженцам. Влияние миграционных потоков на социально-экономическую
    ситуацию в губернии.
  431. Еремян В.В. Муниципальная история России: Древняя Русь от общины-рода
    к общине-государству: Уч: пособие для вузов. М.: Акад. проект, 2005. 960 с.
    3000 экз.
  432. Ермак Г.Г. Семейный и хозяйственный быт казаков юга Дальнего Востока
    России: Вторая пол. ХIХ-начало ХХ в. Владивосток: Дальнаука, 2004. 173 с.
  433. Ерофеев Н. Д. Уровень жизни населения в России в конце XIX-начале
    XX в. // Вестник Московского ун-та. Сер. 8. История. 2003. № 1. С. 54-69.

    Автор использует комплекс статистических показателей; по опубликованным источникам.
  434. Ершова Э. Б. Отзыв официального оппонента о диссертации Т. Б. Котловой
    по теме «Российская женщина в провинциальном городе на рубеже XIX-XX в. 1890-1914
    (На материалах Владимирской, Костромской, Ярославской губерний), представленной
    на соискание ученой степени д.и.н. // Клио: Журнал для ученых. 2003. С. 229-232.
  435. Есиков С. А. Российская деревня в годы нэпа. К вопросу об альтернативах сталинской коллективизации (по материалам Центрального Черноземья). М.: РОССПЭН, 2010. 246 с. 2000 экз. В книге освещаются проблемы социально-экономической истории деревни Черноземного центра России в годы нэпа: вопросы перехода к нэпу в условиях региона, динамика сельского населения, его социальная структура, формы крестьянского землепользования, внутренний строй крестьянского хозяйства, состояние сельскохозяйственного производства, а также возможности альтернативного развития деревни.
  436. Есиков С. А., Есикова М. М. Сельскохозяйственное просвещение и аграрная культура России в конце XIX—начале ХХ в. (1880—1917 гг.). СПб., 2008.
  437. Ефимов О.В. Аграрная реформа Столыпина в англо-американской историографии:
    Мастер-лекция. Петрозаводск: ПГУ, 2002. 24 с.
    Историография до 1970-х гг. включительно. Пропущены важные работы 1980-1990-х
    гг. Ст. Хока, Д. Мейси, П. Грегори и др.), пересматривающие традиционную точку
    зрения об аграрном кризисе и несостоятельности столыпинской реформы.
  438. Жарова Е. Ю. Университетское образование в Российской империи в XIX—начале XX в. // Вопросы истории. 2012. № 9. С. 112—122.
  439. Женская повседневность в России в ХVIII-ХХ вв.: Материалы международной
    научной конференции. 25 сент 2003 года / Отв ред. П.П.Щербинин . Тамбов: ТГУ,
    2003. 233 с. 120 экз.
  440. Женщина в Сибири в XIX-XX вв.: Место в региональном социуме и гендерные роли. Барнаул: Аз Бука, 2008. 188 с. 300 экз. Женщины в сибирской ссылке, в экономической и общественной жизни, в благотворительности, образовании, семье; женское движение, образ женщины.
  441. Женщина новой России: Какая она? Как живет? К чему стремится? / Под ред.
    М. К. Горшкова, Н. Е. Тихоновой. М.: РОССПЭН, 2002. 168 с.
    Книга состоит из двух частей. Первая часть представляет собой аналитический
    доклад, в котором представлены результаты первого за годы реформ крупного
    общероссийского исследования российских женщин как особой социальной группы
    — их жизненных стремлений, основных проблем, особенностей социально-экономического
    положения, форм проведения досуга, отношения к семье и детям, политической
    и социальной активности, представлений об основных формах гендерного неравенства
    и роли реформ последнего десятилетия в его усилении. Во второй части публикуются
    две статьи, подготовленные на основе глубинных интервью, посвященные положению
    и семейным ролям женщин из бедных городских домохозяйств, а также занятости
    женщин на предприятиях малого бизнеса. Эти статьи дополняют ряд разделов аналитического
    доклада.
  442. Жерихина Е., Шепелев Л. Столичный Петербург: Город и власть. М.: Центрполиграф; СПб.: МиМ-Дельта, 2009. 550 с. 3000 экз.
  443. Жизнь. Церковь. Наука и вера. Проф. Фэри фон Лилиенфельд рассказывает о
    себе и своем видении православия и лютеранства. Беседы с проф. Е. М. Верещагиным,
    состоявшиеся в Германии в 1996-2002 гг. М.: Индрик, 2004. 312 с.
    Фэри (Вера Георгиевна) фон Лилиенфельд всю свою жизнь отдала изучению менталитета
    восточного христианства: на протяжении длительного времени она возглавляла
    Институт Восточных Церквей в одном из университетов Германии. В центре ее
    интересов всегда стояли история и богословие Русской Православной Церкви,
    а также русская духовная литература. За без малого пять десятилетий своей
    творческой деятельности она создала целую библиотеку книг и статей. Воспоминания
    и размышления благочестивого человека и выдающегося богослова представляют
    собой своеобразный документ из сферы германо-российских отношений. В книге,
    созданной женщиной, которой «недалеко» до девяноста, перед нами проходит почти
    целое столетие российско-германской истории, и при этом Вера Георгиевна не
    обходит и болезненных страниц совместного бытия двух народов. Хотя она не
    замалчивает различий в нашей ментальности и расхождений в вероучении между
    Православной и Лютеранской Церквами, у нее тем не менее всё покрывается любовью
    к русскому человеку, идущей из глубины души. Наибольший интерес для социального
    историка представляют три главы: Протестантская этика земного богатства; О
    православии и национальности; Протестантское отношение к проблемам греха,
    вины и наказания Божия.
  444. Жильцов К. В. Социальный статус генерала в России в начале ХХ в. //
    ВИ. 2007. № 2. С. 156-160. Коллективный портрет 1.3 тыс. генералов: образование,
    собственность, происхождение, жалованье и др.
  445. Жиромская В.Б. Жизненный потенциал послевоенных поколений в России: Историко-демографический аспект (1946-1960). М.: РГГУ, 2009. 313 с.
  446. Жуков В.И. На рубеже тысячелетий: Социология отечественных преобразований (1985-2005). М.: Изд-во РГСУ, 2009.
  447. Жуков Л.В., Кацва Л.А. История России в датах: Справочник. М.: Проспект, 2011. 320 с.
  448. Жуков В. И. Российские преобразования: Социология, экономика, политика
    1985-2001 годы. М.: Изд-во Моск. гос. соц. университета, 2002. 672 с. 1000
    экз. Жизненный уровень, с. 51-184, 369-398.
  449. Жуков Д. Польша – «цепной пес» Запада. М.: Яуза-Пресс, 2009. 383 с. 3000 экз.
  450. Жукова Л.В., Кацва Л.А. История России в датах: Справочник. М: Проспект, 2013. 320 с. 1500 экз. Справочник содержит информацию о всех ключевых датах политической, экономической, социальной и военной истории России. Хронологический порядок изложения материала позволяет использовать книгу как средство оперативного поиска информации, для уточнения дат и исторических фактов. Максимальная информативность изложения поможет в сжатые сроки воссоздать ход российской истории, становления государственности, экономического, социально-политического и культурного развития российского общества с VII века до наших дней.
  451. Забелин И. Е. Черты московской самобытности. М.: Тончу, 2007. 512 с. 1500 экз.
  452. Заболотная Л. П. Имели ли женщины право на развод в Молдове XVI—XVII вв.? // Социальная истории. Ежегодник 2009. М.: Алетейя, 2010. С. 9—22. Имели право, пользовались очень редко, еще реже выигрывали процесс. «Куда чаще женщины были просто покорны и преданы семье и только в исключительных случаях разводились. Семейные обычаи и традиции осуждали развод, тем более, что после развода женщина чаще всего оказывалась вне общества, защитой ей была лишь семья ее родителей» (с. 22).
  453. Заболотный Е.Б., Камынин В.Д., Шишкин И.Г. Очерки современной историографии
    истории России с древнейших времен до начала ХХ века. Тюмень: ТГУ, 2003. 388
    с. 500 экз. Попытка анализа российской историографии со второй половины 1980-х
    гг. до конца ХХ в. (до 1998 г.).
  454. Заболотный Е. Б., Шишкин И. Г. Теоретико-методологические проблемы средневековой российской государственности (XV-XVI вв.) в современной исторической литературе // Россия между прошлым и будущим: Исторический опыт национального развития: Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 20-летию Института истории и археологии УрО РАН. Екатеринбург, 4-5 марта 2008. Екатеринбург: Института истории и археологии УрО РАН, 2008. С. 404-408. Хорошая историография.
  455. Заиграев Г.Г. Алкоголизм и пьянство в России: Пути выхода из кризисной ситуации // Социс. 2009. № 8 (304). С. 74-84. За 1989-2008 гг. потребление алкоголя увеличился в 1.4 раза и достиг 15 л абсолютного алкоголя (чистого спирта) на д.н. Сюда включено легально и нелегально произведенная водка, самогон и различные суррогаты. В России доля крепких напитков, потребляемых населением, составляет 72.3% против 25-30% в большинстве других стран (с. 74). Исторический экскурс в XV-XIX вв. (с. 82-83).
  456. Зайцева О.М., Канищев В.В., Орлова В.Д., Стрекалова Н.В. Изменения
    социальной стратификации городского населения Центрального Черноземья в конце
    XIX-начала XX в. // Процессы урбанизации в центральной России и Сибири / В.А.Скубневский
    (отв. ред.). Барнаул: Изд-во АГУ, 2005. С. 30-71. Анализ изменения социальной
    стратификации городского населения принципиального для России региона между
    1897 г. и 1917 г. Авторы приходят к выводу, что средние слои преобладали среди
    горожан даже в 1917 г. Как известно, то же наблюдалось и среди крестьянства
    во всей России.
  457. Зальцман М. Меня реабилитировали:: Из записок еврейского портного сталинских времен / Пер с англ. М.: Русский путь, 2006. 261 с.
  458. Занков Д. С. Ведовские процессы в Западной Европе (конец ХV-начало
    ХVIII веков). Автореф. .. к.и.н. СПБ.: СПбГУ, 2006. 21 с.
  459. Западные окраины Российской империи / Л. А. Бережная и др. М.: НЛО, 2007. 605 с.
  460. Западные окраины Российской империи / Л. А. Бережная и др. (ред.). М.: НЛО,
    2006. 608 с. 2000 экз. Взаимодействие властей и разных национальных движений.
  461. Западные окраины Российской империи / М. Долбилов, А. Миллер (ред.). М.: НЛО, 2006. 608 с. 2000 экз. Взаимодействие властей империи и разных национальных движений на западных окраинах до 1917 г. В Приложении обзор современной польской, украинской, белорусской и литовской историографии по национальному вопросу. Статист таблицы (с. 553-581). Библиогр., с. 585-592. Именной указ.
  462. Захаров В. Н. Западноевропейские купцы в российской торговле ХVIII
    века. М.: Наука, 2005. 717 с. 800 экз.
  463. Захаров В. Н., Петров Ю. А., Шацилло М. К. История налогов в России:
    IХ-начало ХХ века. М.: РОССПЭН, 2006. 296 с. Заключение, с. 288-292. 1500 экз.
    Налогообложение в контексте русской истории с момента становления древнерусской
    государственности до 1917 г.; связь налоговой системы с социально-экономическим
    состоянием страны, с задачами государства во внешней и внутренней политике,
    оценка налогового пресса. Анализ реформирования налоговой системы в второй половине
    ХIХ-начале ХХ в.: замена традиционных способов взимания податей современными
    принципами, основанными на равномерности, всеобщности и прогрессивности.
  464. Захарова Л.Г. Александр II и отмена крепостного права в России. М.: РОССПЭН, 2011. 720 с. 1000 экз. Замысел этого издания раскрывается во введении «Путь к теме», которое посвящено истории создания и судьбе книги «Самодержавие и отмена крепостного права в России. 1856-1861» (М.: Издательство МГУ, 1984). Эта монография, составляющая основу издания, публикуется без исправлений и доработки. Дополнением являются только иллюстрации. В монографии исследуется разработка правительственной программы отмены крепостного права в МВД, в Секретном и Главном комитетах по крестьянскому делу и, особенно, в Редакционных комиссиях 1859-1860 гг., подготовивших «Положения 19 февраля 1861 г.». Показаны личная роль Александра II на всех этапах создания данного законодательства, а также деятельность людей, готовивших реформу: Н.А. Милютина, Я.И. Ростовцева, Ю.Ф. Самарина, П.П. Семенова-Тян-Шанского, князя В.А. Черкасского и др. Приложения дополняют и развивают доставленные в монографии вопросы: влияние крестьянской реформы 1861 г. на все преобразования 1860-1870-х гг., связанные единой идеологией в общую систему и составившие эпоху Великих реформ; роль Александра II в этом процессе и его трагический конец как человека и царя-освободителя; состояние современной историографии (отечественной и зарубежной) Великих реформ.
  465. Захарова О. Ю. Власть церемониалов и церемониалы власти в Российской
    империи XVIII-начала XX века: Коронации, дипломатические приемы, высочайшие
    выходы, военные парады, рыцарские карусели, церемониальные застолья, балы.
    М.: АиФ-Принт, 2003. 400 с.
  466. Захарова О. Ю. Светские церемониалы в России XVIII-начала XX в. М.:
    Центрополиграф, 2003. 350 с.
    Двор как социально-политический институт власти (15-67); Этические принципы
    и стиль русского дворянства (68-89); История развития церемониалов в России
    (90-179); Мода как социально-художественное явление (180-262) — поверхностно
    и при дворе; Невербальные формы общения (263-306); Заключение (307-308).
  467. Здравомыслов А.Г. Немцы о русских на пороге нового тысячелетия.
    Беседы в Германии: 22 экспертных интервью с представителями немецкой интеллектуальной
    элиты о России — ее настоящем, прошлом и будущем — контент-анализ и комментарии.
    М.: РОССПЭН, 2003. 544 с. илл. 1000 экз. Книга предсталяет собой оригинальное
    социологическое исследование, в основе которого — использование качественных
    методов. В первом разделе опубликованы 22 текста интервью с видными немецкими
    экспертами по России или с людьми, которые связаны с Россией своими жизненными
    интересами и судьбой. Интервью проводились автором в 2000 г. в Германии. Программа
    интервьюирования охватывает широкий круг вопросов: Россия и Европа, Россия
    и Германия, русские и немцы, оценка реформ, проводимых в постсоветской России,
    проблема вины в современном немецком самосознании за преступления национал-социализма.
    Осуществленный автором контент-анализ этих текстов (второй раздел книги) позволяет
    подойти к выводу о том, что единого взгляда «немцев» на Россию
    не существует, равно как и наоборот — взгляды русских относительно Германии
    весьма своеобразны. Автор выделяет те компоненты содержания интервью, которые
    составляют конструирующий каркас образа России и русских. В книге рассматриваются
    также данные массовых опросов на тему «россияне о немцах и других народах
    Европы» и «немцы о русских». В третьем разделе книги автор
    выделяет 8 дискуссионных тем и предлагает читателю собственный взгляд, опираясь
    на вовлекаемый им в научный оборот большой объем литературы. Книга представляет
    интерес для интересующихся историей Второй мировой войны, проблемами европейского
    строительства, отношениями России и Европы, России и Германии, но прежде всего
    проблемой Россия и Европа. По мнению 21 немецких экспертов из 22, Россия —
    неотъемлемая часть Европы.
  468. Зельдич Ю. В. Петр Александрович Валуев и его время: Историческое повествование. М.: Аграф, 2006. 576 с.
  469. Зельцер А. Евреи советской провинции: Витебск и местечки 1917-1940.
    М.: РОССПЭН, 2006. 478 с. 1500 экз.
  470. Земан 3., Шарлау У. Кредит на революцию. План Парвуса / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. 319 с. 5000 экз. Александр Гельфанд в социалистических кругах был более известен под псевдонимом Парвус. Политический деятель иногда ловко преображался в политического дельца, и масштаб его интересов и влияния поражает соображение. Авторы в своем исследовании, основываясь на множестве документов, газетных и журнальных публикациях, архивных данных и авторитетных свидетельствах очевидцев событий, восстанавливают истинную картину жизни Гельфанда. Признанные исторические исполины «оказались колоссами на глиняных ногах, а скрытный Парвус, оставаясь в тени, вершил судьбы империй. Авторы доказывают участие немецких денег в русской революции.
  471. Земсков В.Н. Проблемы изучения и интерпретации коллективизации сельского хозяйства и создания колхозно-совхозной системы в СССР // Власть и общество в истории России. Сб. ст. М. АИРО-ХХI. 2012.
  472. Земсков В.Н. Спецпоселенцы в СССР, 1930-1960. М.: Наука, 2005.
    306 с. Тираж 650 экз. 1930-е — начало 1950-х гг. отмечены в истории нашей
    страны как период широко практиковавшихся насильственных переселений больших
    масс людей и даже целых народов. С 1930 г. началось массовое выселение раскулаченных
    крестьян в от-даленные районы страны на специальные поселения, что и породило
    особый слой в обществе — спецпоселенцев (трудпоселенцев, спецпереселенцев).
    В течение 30-50-х годов XX в. на спецпоселении побывали миллионы людей. В
    монографии сделана попытка показать статистику всех контингентов, поступивших
    на спецпоселение, географию их расселения в местах высылки, рождаемость и
    смертность, побеги и задержания, трудовое использование, материально-бытовое
    положение, морально-психологическое состояние и особенности спецпоселенческого
    менталитета, половозрастной и национальный со-став и ряд других социально-демографических
    характеристик. Особое внимание обра-щено на процесс освобождения из спецпоселения
    в 1954-1960 гг.
  473. Земское самоуправление в России, 1864-1918 / Отв. ред. Н.Г.Королева. В 2
    кн. Кн. 1: 1864-1904. М.: Наука, 2005. 428 с. 650 экз. Исследуются основные
    этапы становления и деятельности земского обще-ственного самоуправления, его
    национально-исторические особенности. На большом фактическом материале прослеживаются
    история формирования концепции земской реформы, взаимоотношение властных структур
    и земских учреждений, деятельность земств в социально-экономической области,
    их роль и место в государственной системе России второй половины XIX в.
  474. Земское самоуправление в России, 1864-1918 / Отв. ред. Н.Г.Королева. В 2
    кн. Кн. 2: 1905-1918. М.: Наука, 2005. 650 экз. Деятельность земств в условиях
    революции 1905 г., Первой мировой войны и революционных событий 1917 г. Показаны
    политика земских учреждений в период проведения аграрных реформ кабинетом
    Т.А. Столыпина, причины появления инициированного зем-ствами неправительственного
    варианта модернизации кре-стьянской общины, реализация земских программ в
    социально-хозяйственной сфере, участие органов самоуправления в решении сложных
    задач военного времени, попытки рефор-мирования земств, их судьба в водовороте
    революции 1917 г.
  475. Земцов Л.И. Крестьянский мир после реформы (60-е — первая половина
    70-х годов XIX в. // Общественная жизнь Центрального Черноземья России в начале
    ХХ века / М.Д. Карпачев (отв. ред.). Воронеж: ВГУ, 2002. С. 134-157.
    Рассматриваются изменения в мировоззрении и поведенческих стереотипах крестьянства
    на примере правовых воззрений и правового поведения. Источник — решения волостных
    судов Рязанской губернии. Анализируются преступления и наказания за 1861-1875
    гг. Констатируется пробуждение чувства личности, стремление защитить честь
    и достоинство. За оскорбление принимались определение человека «обжорой»,
    «пьяницей», «колдуном», «сволочью», «снохачом», «сукиным сыном» (с. 147).
    Снижение доли телесных наказаний с 37.5% в 1861-1865 гг. до 33.6% в 1871-1875
    гг. (с. 153). Возросло значение формального судебного учреждения и законности
    в жизни крестьян.
  476. Земцов Л.И. Крестьянский самосуд: правовые основы и деятельность волостных судов в пореформенной России (60-80-е годы XIX в.). Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2007. 264 с. В книге, состоящей из четырех глав, исследуются правовые основы деятельности крестьянского волостного суда, дана оценка его функционирования на местном и центральном уровнях, представлена характеристика различных сторон деятельности крестьянского суда как органа, в котором нашли отражение уровень самосознания и правовая культура крестьян рассматриваемой эпохи. В литературе, посвященной теме, отсутствует однозначное понимание того, что автор именует «крестьянским судом» или «самосудом». Под этими терминами автор понимает совокупность регулирующих действий местных судов, основывавшихся на правовом обычае (крестьяне «сами себя судят») и отвечавших народному представлению о правопорядке и справедливости. При анализе необходимо, пишет автор, учитывать и то, что специфической чертой Российской империи являлось наличие в ней двух правовых систем. Одна, базирующаяся на законе, имела основанием писаное право и санкцию государства. Другая опиралась прежде всего на обычное право. Ее применение гарантировалось государством лишь для отдельных категорий сельского населения, и действовала она в значительной степени независимо от власти. Наличие двух правовых систем особенно отчетливо проявилось во второй половине XIX в., когда после отмены крепостного права и организации системы самоуправления усилиями реформаторов была закреплена законом правовая обособленность крестьянства. В основу народной юстиции были положены принципы обычного права, отражавшие многовековую практику жизни крестьянского населения страны. В решениях волостных судов, по мнению автора, скрыто много такого, что наиболее точно позволяет определить побудительные мотивы поведения крестьянина. В их числе бескорыстие, стремление к поиску истины, уважение к труду и трудовому успеху, выделение и поддержка добрых качеств личности, осуждение пьянства и грубости, воспитание уважения к женщине, закону и праву. При распространенной в среде крестьянства мелкой преступности, низком уровне культуры, сложностях имущественных отношений в условиях пореформенной России именно крестьянский суд являлся той силой, которая закрепляла и сохраняла нравственные нормы поведения в обыденных жизненных ситуациях, так поражавшие современников в русском крестьянине. Процесс модернизации обычно-правовой системы в 60-80-х годах XIX в. должен был заключаться в постепенном преобразовании волостного суда во всесословный местный суд. Этот процесс должен был включать постоянное расширение сферы закона в его деятельности, особенно в уголовной части. Условия для этого процесса должны были быть обеспечены ростом общей грамотности крестьянского населения. Многое зависело от той формы собственности, которая существовала в деревне: наряду с традиционным общинным землевладением и семейной собственностью крестьянского двора сохранялись традиционные нормы наследования и раздела имущества (с. 101). При сохранении той свободы, которой пользовался крестьянский суд в 1861-1889 гг., при минимальном участии власти в руководстве его деятельностью (в лице мировых посредников и непременных членов уездных присутствий по крестьянским делам), крестьянские «нормы» и их фундамент — представление о порядке и справедливости на основе трудового начала — могли бы стать важным фактором складывания условий для своеобразного типа социально-экономического развития. Многое в той роли, которую играла волостная юстиция в жизни миллионов российских крестьян, зависело от власти. Но, считает автор, она, по целому ряду обстоятельств, оказалась не на высоте положения.
  477. Зенченко М.Ю. Южное российское порубежье в конце XVI-начале XVII в. (опыт государственного строительства). М.: Памятники исторической мысли, 2008. 223 с. 800 экз. Изучается процесс интеграции южного порубежья в государственно-правовое пространство Рос. государства. Основное внимание уделено правительственным мерам по развитию новых территорий и обеспечению их безопасности. Обсуждается вопрос о «народной» и «государственной» колонизации. Изучается хозяйственное освоение территорий, завершившегося формированием уездов – основной административно-хозяйственной единицы в управленческой структуре Российского государства.
  478. Зерубавель Я. Динамика коллективной памяти // Ab Imperio. 2004.
    № 3. С. 71-90. Изучается механизм функционирования коллективной памяти — модного
    в современной западной историографии сюжета. В данной методологической по
    преимуществу работе автора интересуют различные нарративы и ритуалы, призванные
    донести до новых поколений память о тех или иных выдающихся событиях.
  479. Зимин И.В. Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX — начало XX в. Повседневная жизнь. М.: Центрполиграф, 2010. 560 с. 3000 экз. Повседневная жизнь членов императорской фамилии: характеры, вкусы, причуды, странности, увлечения, досуг, межличностные отношения.
  480. Зимин И.В. Повседневная жизнь Российского императорского двора. Детский мир императорских резиденций. Быт монархов и их окружение. М.: Центрполиграф, 2010. 571 с. 3000 экз. Книга — тематическое продолжение исследования И.В. Зимина «Повседневная жизни императорского двора. Взрослый мир императорских резиденций». Обстоятельно рассказывается о воспитании детей в царской семье, о повседневном окружении монархов — статс-дамах, фрейлинах, камердинерах и челяди, о бытовых условиях жизни монархов. Множество малоизвестных сведений.
  481. Зимин И.В. Царская работа. XIX — начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора» М.: Центрполиграф, 2010. 640 с. 3000 экз. В книге рассказывается о внешней стороне жизни царственных семей, о том, что предназначалось для посторонних взоров, — об интерьерах и рабочих кабинетах монархов, о придворных церемониалах, о личной охране императоров, а также о такой крайне любопытной теме, как императорская кухня.
  482. Зимин И.В. Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых. Повседневная жизнь Российского императорского двора. М.: Центрполиграф, 2010. 688 с. 3000 экз. В книге с документальной точностью реконструирована «денежная» сторона жизни императорской семьи. Речь идет об уровне материального благосостояния представителей Дома Романовых, о размерах их личных состояний, повседневных расходах. Вы узнаете, что произошло с собственностью императорской семьи после октябрьского переворота и о следах «царского золота».
  483. Зиновьев А. А. Иди на Голгофу. Гомо советикус. Русская трагедия. М.: АСТ; Астрель 2011. 893 с. 3000 экз. В том вошла программная книга «Иди на Голгофу» и социологический роман «Гомо советикус», в которых очерчен духовный путь русского человека в непростую эпоху, когда советский строй вынуждал лучших мыслителей покидать страну и приспосабливаться к реалиям западного общества. В Предисловии «Иди на Голгофу» Зиновьев писал: «Еще в ранней юности я обнаружил для себя, что реальный коммунистический строй в России во многом не соответствовал прекрасному коммунистическому идеалу. Вместе с тем всякое иное общественное устройство для меня было неприемлемо. Как жить с такими умонастроениями? Я сказал себе тогда (это был 1939 год), что идеальное общество, которое удовлетворило бы меня полностью, никогда не существовало и не будет существовать. Я решил, что важно не столько то, каким является данное мне общество, сколько то, каким должен стать я сам в условиях этого общества согласно моим представлениям об идеальном человеке. Такая задача казалась мне осуществимой. Но осуществимой ценой жертв и страданий, что меня не пугало, а, наоборот, делало жизнь осмысленной. Я отбросил всякие намерения насчет преобразований общества и начал делать эксперимент над самим собою — создавать идеальное общество из одного человека, то есть из самого себя. Постепенно я выработал свою систему правил поведения, позволявшую мне сохраниться и развиться в качестве автономной личности в условиях советского (коммунистического) общества. Делал я это исключительно для себя, не помышляя о предании гласности своих идей. Но судьба моя сложилась так, что в возрасте уже за пятьдесят лет (в 1974 году) я обратился к писательской деятельности. Естественно, многое из того, что я обдумывал и изобретал для личного пользования, стало появляться на страницах моих книг в форме высказываний моих литературных персонажей, причем порою в юмористическом виде. Было бы ошибочно отождествлять меня с героями моих книг. Но некоторые из них в той или иной мере выражали и мои жизненные принципы. Таким, в частности, является главный герой этой книги, Иван Лаптев. Иван Лаптев принимает коммунистическое общество как данность, как явление природы. Это не значит, что он доволен им. Наоборот, оно вызывает у него отвращение. Но он не хочет его реформировать или уничтожать. Он считает, что любое другое общественное устройство еще хуже его, а всякие попытки его улучшить могут привести лишь к ухудшениям. Он решает изобрести свое религиозное учение («учение о житии»), благодаря которому человек смог бы жить достойным образом в данном обществе. Говоря его словами, он хотел научить людей, как стать святыми без отрыва от греховного процесса жизни. Я как автор вовсе не призываю читателя следовать примеру и советам Лаптева. Я описал его и его учение как одну из возможных жизненных позиций. Более того, я старался показать, что такой путь не всякому по силам, что это путь страданий — путь на Голгофу. Я закончил эту книгу уже к началу 1982 года. Просмотрев ее сейчас, я, однако, не нашел в ней ничего такого, что мне захотелось бы изменить. Наоборот, наблюдая события в сегодняшней России, я все более убеждаюсь в правильности избранной мною еще в 1939 году жизненной установки: время великих социально-политических идеалов прошло, пришло время их разрушения, извращения, оплевывания, опошления. Мне это не подходит. Человечество вновь отброшено к самым основам бытия. Мы находимся в самом начале нового цикла истории. Вновь предстоит многовековая борьба за «земной рай» (за «царство божие»). И начинать ее, хотим мы этого или нет, придется с самого фундамента — с преобразования самих себя в соответствии с идеалами такого рода, которые пытался изобрести «русский Бог» Иван Лаптев».
  484. Злобин Ю. П. Генерал-губернаторский корпус Российской империи в XIX-начале XX века: социокультурная характеристика // Россия между прошлым и будущим: Исторический опыт национального развития: Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 20-летию Института истории и археологии УрО РАН. Екатеринбург, 4-5 марта 2008. Екатеринбург: Института истории и археологии УрО РАН, 2008. С. 408-417.
  485. Знаменский П. В. Приходское духовенство на Руси. Приходское духовенство
    в России со времени реформы Петра. СПб.: Издательский дом «Коло», 2003. 800
    с.
    Издание включает классические труды проф. Казанской духовной академии П. В.
    Знаменского (1836-1917), посвященные проблемам истории духовного сословия
    в России, начиная с первых веков после принятия христианства вплоть до середины
    XIX столетия. Формирование сословия, выбор и назначение приходского духовенства,
    материальные средства его существования, налогообложение, образование и гражданские
    права — вот главные темы исследований, которые до сего дня не утратили своего
    значения как ценных источников по истории русской церкви и русского общества
    в целом.
  486. Зорин А.Н. Города и посады дореволюционного Поволжья. Казань: Изд-во
    КУ, 2001. 376 с. 703 с. 2000 экз. Городское население, его структура и занятия
    в ХVI-начале ХХ в. Экономика городов. Досуг и развлечения. Городской план.
    Городские постройки. Экология, благоустройство и коммуникации. 3244 сноски.
    44 таблицы. 598 илл.
  487. Зубков И.В. Общества взаимопомощи учителей в Российской Империи // Российская история. 2011. № 2. С. 45-58.
  488. Зубков И. В. Учительская интеллигенция России в конце ХIХ-начала ХХ в. Автореф. : канд. ист. наук. М.: МГПУ, 2008. 18 с. Средний годовой заработок учителей земских школ в 1870 г. — 120-150 руб., в начале 1910-х гг. — 360-420 руб. (с. 9). Учителя имели наемную прислугу, выделялись в деревне одеждой, питанием, образом жизни и чувствовали себя одинокими. По сельским меркам 360-420 руб. немалые деньги, учитывая бесплатное жилье, отопление и освещение. Учительницы вели преподавание более эффективно, чем учителя, были более ответственны и трудолюбивы (с. 11). Среднее жалование учителей мужских гимназий и реальных училищ в 1910 г. — 2100 руб. в год — в 5.4 раза выше, чем в земских школах (с. 14). Учительницы зарабатывали значительно меньше. На окраинах страны жалованье было выше (с. 14). Образование учителей земских школ преимущественно среднее (47% у мужчин и 65% у женщин), но были и с незаконченным средним, гимназий — высшее у мужчин и среднее у женщин (с.10, 15). Мотивация у первых — интеллигентное подвижничество, реализация народнических идеалов, у вторых — получение средств к жизни (с. 10-11, 17).
  489. Зубкова Е.Ю. Власть и развитие этноконфликтной ситуации в СССР 1953-1985
    годы // Отечественная история. 2004. № 4. С. 3-31.
  490. Зубкова Е.Ю. Рец. на кн.: Х.Ф. Ян. Бедная Россия: Нищие и нуждающиеся в русской истории от Средневековья до современности (кн. на немецком языке) // Российская история. 2012. № 5. С. 188—190. Реперезентация нищества в общественном сознании. Общественный (отраженный в литературе и печати) и нормативный дискурсы бедности и нищества в России.
  491. Зуев А.С. Присоединение крайнего Северо-Востока Сибири к России:
    Военно-политический аспект. Вторая половина XVII-XVIII век. Автореф. д.и.н.
    Томск: Новосибирский гос. ун-т, 2005. 47 с. Подвергается ревизии точка зрения
    о преимущественно мирном присоединении крайнего Северо-Востока Сибири и его
    народов коряков, чукчей и азиатских эскимосов.
  492. Зуев А.С. Русские и аборигены на крайнем Северо-Востоке Сибири
    во второй половине XVII-первой четверти XVIII в. Новосибирск: НГУ, 2002. 330
    с.
  493. Зябликов А.В. «Ясновидцы революции»: российская художественная
    интеллигенция в политических баталиях начала XX века. Кострома: Изд-во Костромского
    государственного технологического университета, 2002. 106 с. Тираж 100 экз.

    В монографии рассматриваются взаимоотношения художественной и политической
    элиты на одном из поворотных этапов российской истории — 1904-1907 гг. Революция
    1905-1907 гг. стала первым за историю постреформенной России крупным столкновением
    важнейших «направленческих» составляющих: национализма и интернационализма,
    эволюционизма и радикализма, идеализма и материализма, политической этики
    и политического аморализма, личного и классового, партийного. Процесс «разведения’
    элит сопровождался в части образованного общества осознанием того, что политика
    как специфическое, сложное и ответственное поле деятельности есть дело политика,
    соответственно, литература, искусство есть прерогатива писателя, художника
    — и в изменившихся условиях совмещение двух ипостасей в едином лице больше
    себя не оправдывало. Годы первой российской революции стали кульминационным
    этапом процесса высвобождения литературы и искусства из «крепостной зависимости
    направлений», наличие которой еще в 1869 г. отмечал один из крупнейших
    русских писателей Н.С.Лесков. В 1905-1907 гг. русская художественная интеллигенция,
    как никакая другая общественная группа, ощущала на себе воздействие двойного
    цензурного пресса: в дуэте с заметно ослабшей официально-правительственной
    цензурой выступала быстро набиравшая мощь цензура партийная (революционная,
    либеральная, консервативная). Критическая масса партийных притязаний на сферу
    искусства была накоплена уже к ноябрю 1905 г., о чем свидетельствовало появление
    знаменитой статьи В.И.Ленина «Партийная организация и партийная литература»,
    в которой за художником закреплялась роль подконтрольного исполнителя партийных,
    социальных, классовых задач. Ленинский проект, ужаснувший деятелей культуры
    открывшимися перед ними перспективами, содействовал переходу большой части
    художественной интеллигенции на позиции внепартийности отнюдь не в меньшей
    степени, чем декабрьское, 1905 г., вооруженное восстание в Москве. Большая
    часть литературно-художественных сил избрала в 1905-1907 гг. тактику политического
    самоограничения, крупные деятели искусства отказались от соблазнительных ролей
    «ясновидцев», «апостолов», «санкционеров» революции
    и реакции. Это обуславливалось не только неприятием партийного дидактизма
    и доктринерства, но и, в неменьшей степени, нежеланием утяжелять те чаши политических
    весов, которые, по мнению художников, обеспечивали опасную разбалансировку
    общественной системы. Отсюда — интерес художественной интеллигенции к политическим
    силам, занимавшим позицию не внутри, а на стыке традиционных направлений.
  494. Иванов А. История Петербурга в старых объявлениях. М.: Центроилиграф; СПб.: МиМ-Дельта, 2008. 543 с. 3000 экз.
  495. Иванов А.А. Правые в русском парламенте: от кризиса к краху: 1914—1917. М.; СПБ., 2013. «Хотя правым  порой удавалось справедливо и метко критиковать своих противников, находить слабые места в их программах, показывать с удивительной прогностической точностью последствия, к которым вели действия оппозиционного лагеря, правые сами так и не смогли предложить действенные рецепты для умиротворения общества и спасения монархии от краха» (с. 474).
  496. Иванов А. Е. Еврейское студенчество в высшей школе Российской империи начала ХХ века: Каким оно было? Опыт социокультурного портретирования. М.: Новый хронограф, 2007. 436 с. Подведениe итогов исторического, на протяжении XIX-начала XX века, формирования новой генерации молодой еврейской интеллигенции в лице еврейского студенчества. Социокультурные итоги этого процесса репрезентированы в материалах четырех еврейских студенческих переписей, осуществленных студента-ми высших учебных заведений Киева, Одессы, Москвы в 1909-1913 годах. Их анали-тический свод осуществлялся по следующим тематическим срезам: субсоциальная характеристика еврейского студенчества; академическая проблематика, связанная с его учебой в высшей школе; национально-культурный облик студентов-евреев; их общественно-политические симпатии и антипатии. Эту часть исследования предваряет очерк правительственной политики ХIХ-начала XX в. в отношении допуска «лиц иудейского исповедания» в имперскую среднюю и высшую школу.
  497. Иванов А.Е. Мир российского студенчества: Конец XIX-начало ХХ века. М.: Новый хронограф, 2011. 360 с. 750 экз. Этим трудом завершается четырехтомное социокультурное исследование российского студенчества. В работе представлен интеллектуальный и культурный облик этого молодежного отряда российской интеллигенции во всех присущих ему ипостасях: учебная и научная практика, коммуникации с профессорами и преподавателями (лекции, семинарии, совместные экскурсии по России и зарубежные, внеучебные контакты с учителями); формы интеллектуального времяпровождения (чтение литературы, периодики, прессы), театральные пристрастия, посещение музеев, художественных выставок, культуртрегерские акции благотворительного свойства; праздничная традиция; студенческие нравы и этика корпоративного поведения (кодекс чести); культура, мода. Исследованы также такие срезы студенческой духовной культуры, как «половой вопрос», брак, семья, винопитие и табакокурение, отношение к божественному (вера и безверие). Эти проблемы в основном исследованы впервые на таких источниках, как студенческие «самопереписи», мемуаристика, эпистолярия, художественная литература.
  498. Иванов А.Е. Национальное самосознание еврейского студенчества в
    свете «самопереписей» 1909-1013 годов // История и культура российского
    и восточноевропейского еврейства: Новые источники, новые подходы. Материалы
    межд. конф., Москва, 8-10 декабря 2003 г. / Под ред. О.В.Будницкого и др.
    М.: Изд-во «Дом еврейской книги», 2004. С. 138-143.
  499. Иванов А. Е. Студенческая корпорация России конца ХIХ-начала ХХ века:
    опыт культурной и политической самоорганизации. М.: Новый хронограф, 2004. 408
    с.
  500. Иванова Г. М. История ГУЛАГа, 1918-1958: социально-экономический и политически-правовой аспекты. М.: Наука, 2006. 438 с. Комплексное исследование возникновения и деятельности карательной системы нового типа за весь период ее существования. Как лагерно-промышленный комплекс с четко выраженной отраслевой направленностью ГУЛАГ сложился к концу 1920-х гг. В 1949 г. валовая продукция «лагерной» промышленности составляла около 10% общей по стране, в том числе по добыче алмазов – 100%, золота – 90%, олова – 70%. (с. 360). Однако производственная деятельность ГУЛАГа наносила ущерб экологии и народному хозяйству – если бы заключенные и спецпереселенцы трудилась как вольнонаемные, то экономический эффект был бы больше (с. 381). См. рецензию С. Н. Базанова в: Проблемы отечественной истории: Источники, историография, исследования / Отв. ред. М. В. Друзин. СПб.: Нестор-история, 2008. С. 654-658.
  501. Иванова Е. В. Мир в английских и русских пословицах: Учебное пособие. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. 280 с. 500 экз. Автор вводит читателя в мир пословиц, реконструируемый на основе применения современной методики когнитивного анали-за. Рассматривается ряд вопросов современной лингвистики, касающихся языковой природы пословиц, понятий языковой картины мира, концепта и прототипа. Используемая в методика анализа может быть применена для исследования и сопоставления пословиц и фразеологических единиц любых языков. Описание сходства и различия в восприятии мира английским и русским народами через призму пословиц о пространстве и времени, о семье и доме, о родителях и детях позволяет увидеть за-крепленное в языковой семантике общее и особенное в культурах этих народов.
  502. Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословное общество Российской империи (XVIII – начало ХХ века). М.: Новый хронограф, 2009. 2009. 1000 экз.
  503. Иванова Н. Н. Французский национальный характер в представлении российского столичного дворянства первой четверти ХVIII в. // Ежегодник историко-антропологических исследований. 2005. М.: Экон-Информ, 2006. С. 105-119.
  504. Иванова Н. И. Немцы Санкт-Петербургской губернии ХVIII-ХХ вв. СПб.: ИВЭСЭП, 2008. 203 с. 300 экз. История и культура немцев, их вклад в развитие государственности, науки, культуры, искусства, промышленности и финансов.
  505. Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословно-классовая структура России
    в конце XIX — начале XX века. М.: Наука, 2004. 574с. В монографии на основе
    законодательных материалов, массовых статистических источников исследованы
    эволюция правового статуса сословий, сословная структура и процесс классообразования
    в России в конце XIX-начале XX в. в условиях перехода от традиционного, аграрного
    к индустриальному обществу. В России, как и в других странах, в условиях развития
    капитализма складывалась сословно-классовая структура общества. Основанная
    на отношениях собственности она включала в себя три основные группы классов
    и переходных слоев: первая характеризовалась наличием такой частной собственности,
    которая требовал использования наемного труда как на управленческом, так и
    на исполнительском уровнях; вторая строилась на сочетании собственности и
    индивидуального труда; третья охватывала лиц полностью или частично лишенных
    средств производства и живущих главным образом за счет продажи своей рабочей
    силы. Вместе с тем существенная специфика России в процессах классообразования
    проявлялась в наложении сословной и классовой структур, в численном соотношении
    классов, их недостаточной сформированности, в характере внутриклассовых групп
    и слоев. Отношения традиционного общества в начале XX в не были полностью
    преодолены. Особенностью социальной структуры России была ее поляризация:
    при незначительном удельном весе крупной буржуазии и землевладельцев преобладающую
    часть населения составляли бедные мелкие хозяева и полупролетарские слои —
    согласно имеющимся подсчетам, на них приходилось около 60%, а с учетом рабочего
    класса — почти 80% населения. При этом высоким был удельный вес переходных,
    маргинальных слоев населения, социальное положение которых было неустойчивым,
    а материальное — необеспеченным. Это способствовало крайнему обострению социальных
    противоречий в стране и сказалось на характере общественного движения в России.
  506. Иванченко И.Е. Родов, связующая нить: Хроника русских семей в документах, фотографиях, дневниках, воспоминаниях и в эпистолярном наследии. СПб.: Алетейя, 2011. 640 с. Книга написана на основе зарубежных архивов Случевских-Коростовец-Столыпиных-Бок, находящихся в США и Англии, а также архивов петербургских и московских предков: Бартеневых, Буровых, Воронцовых, Полянских, Случевских и Якубович. Впервые публикуются документы, портреты и фотографии из частных семейных архивов, Родословная поколенная роспись Случевских, составленная автором. Книга рассчитана на читателей, интересующихся краеведением и генеалогией.
  507. Иваняков Р.И., Калиниченко К.В. Из истории псковских пенитенциарных
    учреждений в ХIХ-начале ХХ в. // Новая и новейшая история России в оценках
    современников: Сборник научных трудов. Рязань: РГПУ, 2004. С. 39-46.
  508. Ивницкий Н.А. Судьба раскулаченных в СССР. М.: Собрание, 2004.
    296 с. Раскулачивание и выселение миллионов крестьян в северные и восточные
    районы страны в 1930-е гг., их жизнь и быт в спецпоселках.
  509. Идрисова Р. Р. По старым улицам казанским… Казань в фотографиях
    ХIХ-начала ХХ века: Путеводитель-фотоальбом. Казань: Новое знание, 2005. 208
    с. 500 экз. Альбом включает 700 оригинальных фотографий удовлетворительного
    качества.
  510. Из истории русской интеллигенции: Сборник материалов и статей к 100-летию со дня рождения В. Р. Лейкиной-Свирской / Р. Ш. Ганелин (ред.). СПб.: Дм. Буланин, 2003. 525 с. 500 экз. Сборник статей состоит из 4-х разделов: В. Р. Лейкина-Свирская — историк, музейный работник и человек, Материалы к биографии, Вспоминания, Исследования (17 статей), а также включает Список опубликованных работ и Литературу о В. Р. Лейкиной-Свирской.
  511. Иконников-Галицкий А. Самоубийство империи: терроризм и бюрократия: 1866—1916. СПб.: ООО ТД «Современная интеллектуальная книга», 2013. Книга питерского писателя посвящена полувековому сползанию российского общества в революцию и гражданскую войну. Это не строгое историческое исследование со статистикой и многочисленными источниками, это своего рода детективное расследование того, что, по мнению автора, стояло на самом деле за историческими фактами. Автор вводит новых персонажей в устоявшуюся картину борьбы между радикалами, либералами и консерваторами – революционных провокаторов и бюрократов–карьеристов. Именно в этом промежуточном звене, полагает автор, произошли ключевые события, которые привели Россию к Революции 1917 г. Бюрократам были выгодны террористы, так как это позволяло прибавлять им себе полномочий. А террористы нуждались в целях революционной агитации в безжалостном враге. Эта дихотомия в итоге породила в России целый букет провокаторов c обеих сторон, интриганов и преступников. «Самоубийство» империи произошло именно в пространстве взаимоотношений этих известных и не очень исторических персонажей.
  512. Ильин П. В. Между заговором и престолом: Я. И. Ростовцев в событиях междуцарствия 1825 года. СПб.: Нестор-история, 2008. 300 с. 500 экз. Автор избавляет Ростовцева от мифического ореола «благородного предостерегателя», ложного образа «предателя декабристов» и показывает, что он был участником заговора 1825 г., совершившем попытку политического давления на Николая с целью отказаться от решения стать императором.
  513. Ильин П. В. Новое о декабристах: Прощенные, оправданные и необнаруженные
    следствием участники тайных обществ и военных выступлений 1825-1826 гг. СПб.:
    Нестор-История, 2004. 644 с. 1000 экз. Исследуются особенности и результаты
    официального следствия по делу тайных обществ и заговора декабристов. Впервые,
    помимо традиционно изучаемых 120 осужденных, специальное внимание уделяется
    прощенным, оправданным и необнаруженным следствием участники тайных обществ.
    Публикуется обобщенный справочный указатель всех известных деятелей декабристского
    движения.
  514. Ильин С. В. Земельный рынок в городах европейской России конца
    XIX-начала ХХ в. Проблемы методологии и источниковедения. Материалы III Научных
    чтений памяти академика И.Д.Ковальченко. М.: Изд-во МГУ; СПб.: Алетейя, 2006. С. 399-413.
  515. Илюха О.П. Школа и детство в карельской деревне в конце XIX-начале ХХ в. СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. 304 с. В исследовании, основанном на архивных источниках с привлечением этнографических сведений, фольклорных материалов и данных этнолингвистики, рассматриваются социокультурная среда детства в карельской деревне конца XIX — начала XX в. и те изменения, которые происходили в ней под влиянием развития школьного образования в процессе модернизации России. В центре внимания автора находятся два общественных института — семья как носительница традиции и школа как проводник инноваций и канал модернизации деревни (с. 8). При этом подчеркивается специфика Карелии как зоны влияния русской и финской культур, анализируется влияние «финского фактора» на развитие системы образования в крае. В книге подробно рассматриваются демографические и социально-культурные характеристики карельской семьи, представления о детях в карельской традиционной культуре, дается периодизация детства. Особое внимание уделяется повседневным практикам воспитания, отмечается, что для карельской народной педагогики были характерны такие культурные табу, как исключение агрессии по отношению к детям, осторожность и последовательность в применении наказаний, неприятие физического насилия и словесных оскорблений. В карельской семье сохранялось принуждение, однако подчинение строилось не на страхе наказания, а на непререкаемом авторитете старших, почитании традиций и экономической зависимости ребенка от родителей (с. 102). И хотя детство в традиционной карельской «взрослой» культуре осмысливается как счастливое время, в исторической реальности конца XIX — начала XX в. этот период в жизни крестьянина был недолгим, пишет автор. Трудовое воспитание начиналось исключительно рано, а начиная с 7-8 лет дети приобщались уже к взрослому труду. В 10-12 лет на мальчика в карельской семье смотрели как на работника, которого можно было отправлять на заработки за пределы родной деревни. Вторая часть монографии посвящена школе и ее роли в жизни детей, семьи и деревни. В ней рассматривается расширение школьной сети («экспансия школ»), численность и состав учащихся, система подготовки учительских кадров, среди которых появилась прослойка учителей-карелов и русских, владевших карельским языком. Дается обобщенный социокультурный портрет сельского учителя и подчеркивается, что учителя в своей повседневной деятельности учитывали местные традиции и этнопсихологические особенности крестьянства. Большое внимание уделяется в книге содержанию обучения, в том числе языковому вопросу, организации школьной жизни, просветительской деятельности школы. К концу изучаемого периода учеба в школе стала восприниматься не как нечто навязываемое извне, а как средство преодоления социально неблагоприятной стартовой позиции, нормальный этап жизненного сценария эпохи модерна. Возраст «второго детства» к этому времени для значительной части крестьянских детей институализируется как школьное детство. Школа формировала у детей модернизированную, официальную (общенациональную) картину мира, менялся сам механизм передачи жизненного опыта, в котором устная карельская культура дополнялась письменной русскоязычной. Через школу дети национальных окраин вовлекались в отношения с государством, опосредованно становились объектом политической социализации: целенаправленного, систематического идеологического воздействия, формировавшего личность в интересах государства. Создавалась «многослойная» идентичность: наряду с принадлежностью к своей семье, роду, этносу его представитель начинал осознавать себя и россиянином — подданным, гражданином общего Отечества (с. 285). Тем не менее автор не может однозначно оценить роль школы в жизни карельской деревни рубежа веков. Во-первых, она указывает на те трудности и противоречия, которые существовали в системе народного образования Карелии, на ограниченность возможностей народной школы, в частности на несбалансированный характер карельско-русского двуязычия, которое она формировала. Во-вторых, модернизирующий эффект школы сопровождался усилением межпоколенного разрыва, что содержало в себе «элемент конфликтогенности». Социально-культурные проявления этого возрастного конфликта со всей очевидностью обозначились в 1917 г. и в советское время, заключает автор (с. 286).
  516. Илюхин А.В. Суд присяжных в России в 1864-1917 гг.: к историографии
    вопроса // Новая и новейшая история России в оценках современников: Сборник
    научных трудов. Рязань: РГПУ, 2004. С. 47-61.
  517. Ильюхов А. А. Жизнь в эпоху перемен: Материальное положение городских жителей в годы революции и Гражданской войны. М.: РОССПЭН, 2007. 263 с. 800 экз. Рассматривается весь комплекс вопросов, относящихся к материальному положению рабочих: питание, способы распределения продуктов, зарплата, жилье, заболеваемость, смертность, а также способы выживания горожан — мешочничество, хищения, кустарничество, нищенство и т.п.
  518. Ильюхов А. А. Суд присяжных в России: исторические, уголовно-процессуальные и уголовно-правовые аспекты. М.: Экономика, 2009. 364 с. 2000 экз. Автор на основе анализа научных публикаций и работ специалистов в области уголовно-процессуального права, обширной судебной практики, а также с учетом действующего законодательства, освещает вопросы, касающиеся целесообразности введения суда присяжных заседателей в России; исторических корней его становления и развития не только в нашей стране, но и за рубежом; причин и условий его введения в действующее уголовно-процессуальное законодательство; правильного применения норм уголовного и уголовно-процессуального права в ходе разбирательств по данной категории дел; кардинального улучшения процесса доказывания по данной категории дел, подсудных суду с участием присяжных заседателей; особенностей отбора кандидатов в присяжные заседатели; судебного разбирательства в суде с участием присяжных заседателей; совершенствования форм и методов осуществления правосудия присяжными заседателями.
  519. Империя и нация в русской мысли начала ХХ века / Составление, вступ. статья
    и примечания. С. М. Сергеева. М.: Скимен и «Пренса», 2004. 352
    с. Рец: В. К. Кантор. Вопросы философии. 2006. № 4. С. 184-197.
  520. Иноземцев В.Л. Вестернизация как глобализация и глобализация как
    американизация // Вопросы философии. 2004. № 4. С. 58-69.
    Автор рассматривает взаимодейстие народов сквозь призму вестернизации и глобализации,
    которые он понимает следующим образом. Вестернизация — глубокое понимание
    неевропейских народов, их цивилизация и приобщение их — патерналистски ! —
    к новому образу жизни, к европейской культурной традиции. Глобализация — использование
    возможностей неевропейских народов и навязывание им своего видения мира.
  521. Инославие в России: Библиографический указатель 1988-2005. М.: ГИБ, 2007. 200 экз. 1107 названий о христианских вероисповеданиях.
  522. Ипполитов Г. М. Моральный дух русской армии: из истории изучения
    проблемы (1870-1904 гг.) // Клио. 2007, № 1 (36). С. 18-25.
  523. Ирошников М.П., Ваксер А.З. Россия в ХХ веке: народ, власть, войны,
    революции, общество. Учебная книга по отечественной истории. СПб.: изд-во
    СПбГУ, 2004. 608 с. Хрестоматия: выдержки из документов, мемуаров и т.д.
  524. Исаев С. А. Христианство и материальное благосостояние // Благотворительность в истории России: Новые документы и исследования / Л. А. Булгакова (сост. и ред.). СПб.: Нестор-история, 2008. С. 108-138. Проблема, объявленная в названии статьи, не раскрыта.
  525. Исаков Л.А. Прусский патернализм как историческая предпосылка социально-рыночного
    хозяйства ФРГ // Историко-экономические исследования (Байкальский гос. ун-т
    экономики и права) 2006. Том 7. № 2.
  526. Истер Дж. М. Советское государственное строительство: Система личных связей и самоидентификация элиты в Советской России / Пер с англ. М.: РОССПЭН, 2010. 255 с. 1500 экз. Книга, в которой использованы ставшие лишь недавно доступными архивные источники, представляет новую интерпретацию истории возвышения и последующего краха советского государства. Автор показывает, каким образом системы личных взаимоотношений и самосознание элиты как неформальные источники власти влияли на мощь государства. Он также анализирует динамику конфликта между центром и регионами в 1930-е годы, кульминацией которого стал «большой террор». Истер предлагает собственное объяснение того, каким образом слабое большевистское государство распространило свою власть на огромные сельские и многонациональные территории;
  527. Историки России: Иконография / Сост. А. А. Чернобаев. М.: Собрание, 2008. 415 с. 300 экз.
  528. Историко-экономические исследования. 2005. Т. 6, № 1.
  529. Историко-экономические исследования. 2005. Т. 6, № 2. Зависимость от предшествующего
    развития
  530. Историко-экономические исследования. 2005. Т. 6, № 3. История и теневая
    экономика
  531. Историография сталинизма. Сборник статей / Под ред. Н. А. Симония. М.: РОССПЭН, 2007. 480 с. 800 экз. Первое монографическое исследование, посвя-щенное целостному осмыслению историографии ста-линизма. Прослеживаются основные подходы интер-претации узловых моментов исторического развития сталинской системы. Методологическая новизна ис-следования заключается в рассмотрении сталинизма через реконструкцию существующих историографи-ческих моделей. Образ И. В. Сталина и отношение к сталинскому периоду в истории СССР анализируются в качестве индикаторов общественной рефлексии.
  532. Историография сталинизма / Н. А. Симония (ред.). М.: РОССПЭН, 2007. 479 с. 800 экз.
  533. Историческая география России: IX—начало ХХ века: Территория. Население. Экономика. Очерки / К. А. Аверьянов (ред.). М.: ИРИ РАН, 2013. 304 с.
  534. Историческая экология и историческая демография. Сб. научных статей / Под
    ред. Ю. А. Полякова. М.: РОССПЭН, 2003. 384 с.
    В сборнике статей обоснована необходимость исследования исторической экологии;
    сделана попытка определить содержание этой новой дисциплины, найти ее место
    среди других научных направлений, показать ее органическую связь с исторической
    демографией. В сборнике, включающем 29 статей, исследованы самые актуальные,
    волнующие мировую общественность вопросы: экологический кризис и здоровье
    человека в разные исторические периоды, урбанизация и ее экодемографические
    последствия, формирование экологического сознания и поведения, экологическое
    движение, а также региональные аспекты этих проблем. 27 статей посвящены ХХ
    в., одна — XVII в. и одна XVIII-началу XX в. В книге 5 разделов: (1) МЕТОДОЛОГИЯ
    И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭКОЛОГИИ; (2) ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ И УРБАНИЗАЦИЯ:
    ЭКОДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ; (3) ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ
    ПРОЦЕССЫ; (4) ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ, ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА; (5) ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ
    СИТУАЦИЯ И ДЕМОГРАФИЯ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ.
  535. Исторические исследования в России-II. Семь лет спустя / Под ред. Г.А. Бордюгова.
    М.: АИРО-ХХ, 2003. 560 с. Новое поколение российских историков размышляет
    о произошедших на рубеже веков изменениях в условиях и структурах, конъюнктуре
    и моделях исторического познания. подробнее
  536. История башкирского народа: В 7 т. / М.М. Гульшарипов. Т 3. Уфа: Гилем, 2011. 476. Интересная рецензия: Любичанковский С.В. Вхождение башкирских земель в состав России в современной историографии // Клио. 2013. № 1 (73). С. 133—134.
  537. История государственного управления в России: Учебник / Под общей ред. Р.
    Г. Пихои. М.: РАГС, 2003. 390 с.
  538. История государственного управления в России: Хрестоматия / Под общей ред.
    Р. Г. Пихои. М.: РАГС, 2003. 591 с.
  539. История губернского города Ярославля: Сб./ Сост. А. М. Рутман. Ярославль, 2006. 519 с.
  540. История государственного управления в России: Учебник / Под ред. Р. Г. Пихои.
    4-е изд. М.: Изд-во РАГС, 2006. 440 с.
  541. История женщин на Западе: В 5 т. Т. 2. Молчание средних веков / Под ред. Клапш-Зубер. / Пер. с фр. СПб.: Алетейя, 2009. 510 с. 1000 экз.
  542. История евреев в России: Учебник. М.: Лхаим, 2005. 728 с. 1000 экз.
  543. История евреев России: Учебник. М.: Лехаим, 2007. 725 с.
  544. История еврейского народа в России: От разделов Польши до падения Российской империи. Т. 2 / И. Лурия (ред.). М.: Мосты культуры, Гешарим, 2012. 534 с. Книга, подготовленная израильскими, российскими, американскими и немецкими исследователями, посвящена различным аспектам жизни евреев в Российской империи. Она является второй частью серии «История еврейского народа в России» и охватывает период с первого раздела Польши в 1772 г. и до Февральской революции 1917 г. В этом издании, подводящем итог многолетних исследований, нашло отражение многообразие современных подходов к истории и культурному наследию российского еврейства. Среди основных тем, представленных в пяти разделах книги, — история государственного законодательства о евреях, еврейские общественные, религиозные и политические движения, демографические процессы, развитие новой еврейской литературы на трех языках — иврите, идише и русском и возникновение различных форм национальной культуры на территории империи.
  545. История от первого лица: Мир северной деревни начала ХХ века в письменных свидетельствах сельских жителей: Сб. / Сост. В.Н. Матонина. Архангельск: Товарищество Сев. Мореходства, 2011. 360 с. 1000 экз. Книга продолжает этнографические исследования Русского Севера. Предыдущее издание «Не век жить — век вспоминать» рассказывало о народной культуре Поонежья и Онежского Поморья в устных воспоминаниях местных жителей. Новая публикация содержит письменные источники (дневники и воспоминания) жителей Архангельской и Вологодской областей.
  546. История России в современной зарубежной историографии: Сборник обзоров и рефератов. М.: ИНИОН РАН, 2010. Ч. 1. 247 с. 400 экз. См. С.В. Беспалов, В.С. Коновалов, В.М. Шевырин.
  547. История России в современной зарубежной науке. Ч. 1 / В. М. Шевырин (ред.). М.: ИНИОН РАН, 2010. 248 с. 4000 экз. Представлены информационные материалы, отражающие современное состояние зарубежной историографии дореволюционной России. Анализируемые труды зарубежных историков, опубликованные в 1990-2000-е гг., во многом обновляют панораму восприятия и интерпретации российской истории. По-новому освещаются политическая и социальная история России, проблемы модернизации, реформ, взаимоотношения общества и власти. Углубленно исследуется социальная идентичность. Особое внимание уделяется истории культуры и религии.
  548. История России в современной зарубежной науке. Ч. 2 / В. М. Шевырин (ред.). М.: ИНИОН РАН, 2010. 138 с. 300 экз. Представлены современные зарубежные исследования по истории Российской империи XIX-XX вв. Сборник отражает пересмотр традиционных воззрений ученых на российскую историю этого периода, а также новые подходы к ее интерпретации. Освещаются политическая и социальная история, вопросы войны и мира, взаимоотношения общества и власти. Особое внимание уделено проблемам русской идентичности: социальной, национальной и тендерной, а также истории культуры и религии.
  549. История России в современной зарубежной науке. Ч. 3 / О. В. Большакова (ред.). М.: ИНИОН РАН, 2011. 200 с. 300 экз. На основе работ американских, британских, немецких, французских и итальянских историков рассматриваются новые интерпретации и подходы к изучению Гражданской войны, сталинизма и его административной системы, национальной и культурной политики 1920-1930-х гг., Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., хрущевской «оттепели», причин распада СССР.
  550. История России в современной зарубежной науке. Часть III. Сборник обзоров и рефератов. М., ИНИОН РАН, 2011. 200 c. 300 экз. На основе работ американских, британских, немецких, французских и итальянских историков рассматриваются новые интерпретации и подходы к изучению гражданской войны, сталинизма и его административной системы, национальной и культурной политики 1920 — 1930-х годов, Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг., хрущевской «оттепели», причин распада СССР
  551. История России в схемах: Учебное пособие / А. С. Орлов и др. М.: Проспект, ТК Велби, 2008. 303 с. 3000 экз.
  552. История России с позиций разных идеологий: Учебное пособие / Б. В. Личман (ред.). Ростов-на-Дону: Феникс, 2007. 461 с. Ключевые события российской истории с древнейших времен до современности с точки зрения религиозной, марксистской, либеральной и локальной (Л. Н. Гумилев) точки зрения..
  553. История России (с середины IХ до начала ХХI века): Хронологические таблицы / Сост. М. Б. Бурзина. М.: Дело и Сервис, 2007. 80 с. 2000 экз.
  554. История сталинизма: Крестьянство и власть: Материалы междунар. Науч. конференции: Екатеринбург, 29 сент- 2 окт. 2010 г / А.А. Дроздов и др. (ред.). М.: РОССПЭН, 2011. 422 с. 500 экз. В сборник вошли материалы международной научной конференции «История сталинизма: крестьянство и власть», прошедшей в Екатеринбурге 29 сентября — 2 октября 2010 г. Целью конференции являлось углубленное рассмотрение процессов и последствий, связанных с периодом становления сталинского режима, рубежом в развитии которых стали события 1930 г. (форсированная коллективизация, депортации крестьянства, создание системы принудительного труда, реорганизация систем управления, «чистки» и т. д.). В узком, смысле, речь идет о событиях, рубежных и переломных для крестьянства и социума в целом, институтов власти и характера их взаимодействия 1930 – 1936 гг. В широком смысле речь может/должна идти о всем сталинском периоде, охватившем 1930 – 1953 гг., т.е. почти четверть века.
  555. История сталинского Гулага: конец 1920-х-первая половина 1950-х годов. Т
    1. Массовые репрессии в СССР / Отв. ред. Н.Верт, С.В.Мироненко. М.: РОССПЭН,
    2004. №226. Стат. данные о числе осужденных в СССР за 1937-1955 гг. (с. 613-615).
    № 229. Статистика судимости в СССР за 1937-1956 гг. (с. 619-645). По отдельным
    преступлениям.
  556. История сталинского Гулага: конец 1920-х — первая половина 1950-х годов.
    Т 1. Массовые репрессии в СССР / Отв. ред. Н. Верт, С. В. Мироненко. М.: РОССПЭН,
    2004. Книга содержит исключительно интересные данные. Например, №226: Стат.
    данные о числе осужденных в СССР за 1937-1955 гг. (с. 613-615); № 229: Статистика
    судимости в СССР за 1937-1956 гг. по отдельным преступлениям (с. 619-645).
  557. Источниковедение новейшей истории России: теория, ме-тодология и практика/ Под общ. ред. А. К. Соколова. М.: РОССПЭН, 2004. 744 с. Тираж 800 экз. Книга сотрудников Института российской истории РАН посвящена теоретическим, методологическим и источнико-ведческим проблемам изучения новейшей истории России в контексте развития мировой исторической мысли. В центре внимания — изме-нения, которые произошли в творческой лаборатории исследователей в XX столетии в результате столкновения различных идей и подходов: от позитивизма до постмодернизма; рассматривается, как это отража-лось на обращении с различными группами источников по новейшей истории России: законодательством, архивными документами, прес-сой, произведениям искусства, мемуарам, как историки переосмысливали их значение и обращались к но-вым свидетельствам, позволяющим полнее и глубже отобразить роль и место человека в истории ушедшего в прошлое века, плотно насы-щенного важнейшими событиями, революциями и войнами, противо-речиями и гигантскими общественными катаклизмами. Авторы пред-ставляют свое видение того, какой в XXI в. должна быть программа научного изучения истории. Оригинальная и стимулирующая книга дает представление о состоянии отечественной и зарубежной историографии ХХ в.
  558. Кабакова Г.И. Французская наука о еде // Этнографическое обозрения. 2012. 5. С. 13—23. Анализируются наиболее значительные работы французских специалистов по истории питания, вышедшие за последние 20 лет.
  559. Кабанов В.В. А был ли крах Столыпинской аграрной реформы // Россия
    сельская. XIX-начало XX века / Отв. редактор А.П. Корелин. М.: РОССПЭН, 2004.
    С. 309-330.
    Рассматриваются итоги переселенческого движения. Автор полагает, что «реформа
    не потерпела крах. Ее «крахнула» война, революция, разруха народного хозяйства».
  560. Кабо В. Круг и крест: Размышления этнолога о первобытной душе. М.: Вост. лит., 2007. 328 с. 500 экз.
  561. Кабузан В. М. Крепостное население России в XVIII-50-х годах XIX
    в. (численность, размещение, этнический состав). СПб.: Блиц, 2002. 272 с.

    Снижение доли крепостных в населении страны в первой половине XIX в. автор
    объясняет главным образом снижением естественного прироста крепостных крестьян
    вследствие тяжелых условий жизни. Эта точка зрения в свое время подвергалась
    сомнению П. Г. Рындзюнским, Б. Н. Мироновым и др.
  562. Кабузан В.М. Население Российской империи в XVIII—начале ХХ века: численность, состав, размещение // Историческая география России: IX—начало ХХ века: Территория. Население. Экономика. Очерки / К. А. Аверьянов (ред.). М.: ИРИ РАН, 2013. С. 111—165. В.М. Кабузан (1932—2008), известный исторический демограф, оценивает изменение численности населения России за 1719-1917 гг. Самая полная и авторитетная оценка на настоящий момент.
  563. Кабузан В.М. Немецко-язычное население в Российской империи и СССР
    в ХVIII-ХХ веках (1719-1989): Историко-статистическое исследование. М.: ИРИ,
    2003. 219 с.
  564. Кабытов П. С. Столыпин: последний реформатор Российской империи. 2-е изд. М.: Росспэн, 2007. 192 с. 1200 экз. Политическая и личная жизнь «монархиста и патриота». Позитивная оценка (без новой информации) его личности и деятельности. Местами панегирик. Пространная историография проблемы (3-33).
  565. Кабытов П. С. Судьба-Эпоха: автобиография историка. М.: Кучково поле, 2011. 352 с. 1000 экз. Известный российский историк крестьянства увлекательно преподносит собственную биографию на фоне драматичной истории СССР II половины XX века. Ушедшая эпоха предстаёт в подлинных чертах и деталях повседневной жизни, нарисованы выразительные портреты современников (особенно коллег-историков и краеведов), с которыми автор работал, служил и встречался в разных уголках страны – в Воронежской глубинке и Альметьевске, Омске и Забайкалье, Казани и Москве, Самаре и Саратове, Петербурге, Алма-Ате и Абхазии.
  566. Кавелин К. Д. Избранные произведения по гражданскому праву. М.: Центр
    ЮрИнфоР, 2003. 722 с.
  567. Кагарлицкий Б. Периферийная империя: Циклы русской истории. М.: Эксмо, Алгоритм, 2009. 575 с. 4000 экз.
  568. Казаков А. Е. Организация и проведение военной мобилизации в Российской империи в 1914 году (на примере Казанского военного округа) // Вестник Самарского гос. ун-та. 2007. № 5/3 (55). С. 187-193. Представляется, что хулиганское поведение призывников в 1914 г., которое наблюдалось всегда во время наборов, автор интерпретирует как «стихийный бунт» с антивоенной подкладкой.
  569. Казачество: энциклопедия / А.П.Федотов (гл. редактор). М.: ИНФРА-М, 2003.
    400 с., ил. 2000 экз. Первая энциклопедия по российскому казачеству. 2 тыс.
    статей освещают историю, экономику, культуру и географию казачьих регионов.
  570. Казачество: История вольной Руси. М..: Алгоритм, 2007. 688 с. Популярная история всех казачьих войск России от зарождения до настоящего времени. Библ., с. 670-684 (297 названий).
  571. Казиев Ш. Повседневная жизнь восточного гарема. М.: Молодая гвардия,
    2006. 266 с. 5000 экз.
  572. Казиев Ш., Карпеев И. Повседневная жизнь горцев Северного Кавказа
    в ХIX веке. М., Молодая гвардия, 2003, 452 с.
    «Кавказская энциклопедия — горы, земли, народы, языки, религии, роды и племена.
    Свобода и рабство, семья и кровная месть, адат и шариат, одежда и пища, тосты
    и гадания, горский этикет и народная медицина, торговля и жилища, песни и
    танцы, сказки и легенды, анекдоты и пословицы…» («Книжное обозрение»).
  573. Казус: Индивидуальное и уникальное в истории / Ин-т всеобщ, исто-рии РАН
    / Под ред. М. А. Бойцова, И. Н. Данилевского. М.: Наука, 2006. 403 с. 1000
    экз. Очередной выпуск альманаха состоит из четырех разделов. Первый посвящен
    попыткам заглянуть в будущее и использовать представления о нем в тех или
    иных целях — от прогностических до публицистических. Героем второй рубрики
    становится вневременной тип «скандалиста» — человека, чьи социальные
    притязания вступают в резкий конфликт с оцен-ками окружающих. Статьи третьего
    раздела объединены темой подчинения в средневековом обществе — подчинения,
    проявляющегося в формулах и ритуалах, в статусе земельного держания и даже
    в семейном самосознании. В последнюю рубрику вошли статьи зарубежных коллег
    — друзей «Казуса», размышляющих о новых путях историописания.
    Две статьи посвящены России: Каменский А. История жизни Матвея Петровича Воейкова,
    землемера и дворянина; Куприянов А. «Выбрить бороду и взять подписку».
  574. Кайзерлинг, Германн фон. Америка. Заря нового мира. СПб.: Санкт-Петербургское
    философское общество, 2002. 530 с. Сочинение немецкого философа (1880-1946),
    опубликованное в 1919 г., стало в свое время интеллектуальным событием в Европе
    и Америке. Книга посвящена анализу основных духовных и культурных тенденций,
    составляющих основу современ-ного мирового состояния, отмеченного возросшим
    влиянием американского общества и самой страны на судьбы нашего мира. Автор
    критикует американские культуру и образ жизни за: примитивность, животный
    идеал, склонность к социализму, приватизм, бездуховность, морализм (происходящий
    от пуританизма), инфантилизм («Америка — это в гигантской степени страна
    переоцененного ребенка», с. 262), господство женщин, деспотическую демократию
    (следствие того, что предки американцев бедные крестьяне и рабочие из Европы).
    Американцы, по мнению автора, лишены чувства прекрасного, способности верить,
    любить и радоваться; у Америки еще нет души. «Большинство американцев
    верят, что на первом месте стоят факты, а не их смысл, что главное значение
    имеют институты, а не живые люди. Следствием этого ошибочного понимания жизни
    являются полная опустошенность, истощение, образ жизни, присущий скорее насекомым,
    дефицит оригинальности и как равнодействующая всего этого — прогрессирующая
    утрата жизненных сил». (445). Книга — антиамериканский памфлет, своей
    односторонностью напоминает антирусские памфлеты, во множестве появлявшихся
    в Европе и США.
  575. Калашников М. В. Завещание Николая I (18 февраля 1855 г.) об отмене крепостного права // Крестьянская реформа и трансформация социально-экономической и политической системы: К 150-летию отмены крепостного права / Д. Ф. Аяцков (ред.). Саратов: Поволжский ин-т им П. А. Столыпина, 2011. С. 18—40. Доказывается существование завещания Николая об отмене крепостного права, данное им Александру на смертном одре. Один из важных аргументов ссылка на записку Шарля де Мазада от 1862 г. (французский писатель-публицист, политический обозреватель, близкий к кругам русской эмиграции): Мазад Ш. де. Россия при императоре Александре II // Дело Чернышевского: Сб. докл. Саратов, 1968. «Если Александр II проявил действительно непоколебимую волю и исключительную твердость, если он оказал решительное сопротивление сторонникам крепостничества, так это только потому, что его отец на смертном одре завещал ему это великое мероприятия» (С. 559).
  576. Калугин О. А., Силаев А. В., Дронов А. И. Трансформация системы местного управления России в периоды крупных социально-политических перемен (1861-2006 гг.). Калуга: Изд-во Калужского ЦНТИ, 2006. 140 с. 500 экз.
  577. Кальмина Л. В. О правовом положении евреев Сибири. Конец XIX-начало
    XX в. // Исторический архив. 2003. № 1. С. 151-168.
  578. Калхун, Крэйг. Национализм / Пер с англ. М.: Территория будущего,
    2006. 288 с. 3000 экз. Исследование в постмодернистской парадигме. Национализм
    как дискурс, как проект в политике и как способ оценки других идеологий; дискурс
    связывается исключительно с лингвистическими практиками националистов (речь
    и письмо).
  579. Каменский А. Б. История повседневности русского города: постановка
    провинции: история, язык, пространство // Материалы 3-й Всероссийской летней
    школы «Провинциальная культура России: подходы и методы изучения истории повседневности».
    Казань, июнь-июль 2002 г. Казань: Новое знание, 2002. С. 43-56.
    Автор размышляет об интересных и небанальных сюжетах повседневной жизни российских
    и западноевропейских городов для сравнительного изучения. Широко используется
    западная историография. Почему-то мою книгу «Русский город в 1740-1860-е годы»
    зачисляет в разряд традиционных исследований экономики города. Наверное, с
    книгой не знаком.
  580. Каменский А. Б. Повседневная жизнь русского города XVIII в. как источниковедческая
    проблема // Источниковедение и историография в мире гуманитарного знания:
    Доклады и тезисы XIV научной конференции. М., 2002. С. 237-244.
  581. Каменский А.Б. Повседневность русских городских обывателей: Исторические
    анекдоты из провинциальной жизни XVIII века. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т,
    2006. 403 с. 1000 экз. Работа выполнена в постмодернистском ключе, в жанре
    микроистории. Первая в отечественной историографии попытка комплексного изучения
    повседневной жизни русской городской провинции первых трех четвертей XVIII
    в. На примере провинциального г. Бежецка в книге рассматриваются различные
    стороны повседневности, реконструируемые по материалам городских учреждений.
    Среди них: историко-демографические аспекты; самоидентификация горожан и обеспечение
    их безопас-ности; различные типы конфликтов во внутригородской среде; преступность,
    девиантное поведение; отношение к городовым повинностям, внутрисемейные отношения
    и др. В книге демонстрируются и обсуждаются возможности использования делопроизводственных
    документов XVIII в. при изучении истории повседневности, а также некоторые
    связанные с этим методо-логические проблемы. На мой взгляд, полученные результаты
    не оправдали огромных усилий автора; возможно, следующая книга (автор намерен
    продолжить исследование) принесет лучший урожай.
  582. Каменский А. Б. Повседневная жизнь русского города XVIII века (по
    материалам Бежецкого городового магистрата) // Управление городами: история
    и современность: Материалы научной конференции. Тверь. 23-24 ноября 2000 г.
    Тверь, 2001. С. 141-154.
  583. Каменский А. Подданство, лояльность, патриотизм в имперском дискурсе
    России ХVIII в.: к постановке проблемы // Ab Imperio. 2006. # 4. С. 59-99.
  584. Каменский А.Б. Уроки, которые можно было бы извлечь // Одиссей.
    Человек в истории. / Гл. ред. А.Я.Гуревич. М.: Наука, 2004. С. 408-421.
  585. Каменский А. Элиты Российской империи и механизмы административного управления // Российская империя в сравнительной перспективе // А. И. Миллер (ред.). М.: Новое издательство, 2004. С. 115-139. Административные реформы приводили в соответствие системы управления имперскому характеру государства. Краткая и емкая история административных реформ периода империи.
  586. Канищев М.М., Мизис Ю.А. Социальный облик российского провинциального чиновника XVIII-XIX вв. (Тамбовский случай) // Историография и источниковедение отечественной истории: Сборник научных статей. Вып. 5 // С.Г.Кащенко, Э.В. Летенкова (ред.). СПб.: Скифия–принт, 2009. С. 77-94. Сравнивая социальное происхождение чиновников во всероссийском масштабе и в Тамбовской губернии, а авторы обнаружили значительное сходство.
  587. Кантор В. Петр Великий и второе норманнское влияние. — «Вестник Европы»,
    2003, № 9. «Эпоха Петра Великого как эпоха второго норманнского (варяжского)
    влияния».
  588. Кантор В. Санкт-Петербург: Российская империя против российского хаоса: К проблеме имперского сознания России. М.: РОССПЭН, 2007. 542 с. 2000 экз.
  589. Каппелер А. Две тенденции в отношениях России к мусульманским народам
    Российской империи // ОИ. 2003. № 2. С. 129-135.
    Российская национальная политик отличалась амбивалентностью — прагматизмом
    (например, к татарам) и агрессивностью (например, к чеченцам).
  590. Каппелер А. Переписи населения в России и Австро-Венгрии как имперские проекты // Ab Imperio. 2012/4. С. 78—109. Правительства обеих империй использовали переписи как политический инструмент, но в России в меньшей степени. Например, под влиянием властей в западных губерниях имело место занижение числа польскоговорящих и игнорирование униатов и духовенства нехристианских вероисповеданий при публикации результатов (с. 102—103). «Требования самоидентификации и публикация данных о языке/национальности послужили распространению национальной идентичности в России. Это, например, касалось украинцев и малых языковых групп, которые через перепись получили “официальное признание”. Заложенная переписью 1897 г. Тенденция продолжалась и развивалась в СССР, когда с помощью ученых конструировались новые нации и национальности на основе соответствующих языков, которые сами частично являлись продуктом изобретения» (с. 104).
  591. Каппелер А. Формирование Российской империи в XV-начале XVIII века: наследие Руси, Византии и Орды // Российская империя в сравнительной перспективе // А. И. Миллер (ред.). М.: Новое издательство, 2004. С. 94-114. Понять империю XVIII-XX вв. можно при учете ее генезиса и развития в доимперскую эпоху.
  592. Каптерев П. Ф. История русской педагогии / Предисл. Н. В. Бордовской;
    Послесл. В. П. Борисенкова. СПб.: Алетейя, 2004. 560 с. 3000 экз.
    Настоящее издание фундаментального произведения замечательного русского педагога
    П. Ф. Каптерева (1849-1922) основывается на последнем прижизненном издании
    1915 года. Свою главную задачу автор видит в том, чтобы познакомить читателя
    с огромным массивом фактологических данных, характеризующих развитие образования
    в России с Киевских времен до начала ХХ в., с историей его реформирования,
    с педагогическими взглядами известных русских деятелей образования, ученых
    и мыслителей. Педагогическая жизнь России представлена во всей ее сложности,
    противоречивости, многоцветий красок и нюансов, без упрощенчества и поверхностных
    оценок.
  593. Капустин Е. И. Уровень, качество и образ жизни населения России.
    М: Наука, 2006. 500 экз. Теоретические и методологические проблемы категорий
    «уровень», «качество», Образ» жизни населения. Изменения в благосостоянии населения
    за 15 лет реформ.
  594. Кара-Мурза А. А. В. В. Вейдле // Кара-Мурза А. А. Интеллектуальные портреты: Очерки о русских политических мыслителях ХIХ-ХХ вв. М.: ИФ РАН, 2006. С. 107-119. «Чем дальше отходила Россия от Европы, тем меньше становилась похожей на себя». Самобытники отрицали Европу, а западники – Россию. И те, и другие неправомерно противопоставляют Россию и Европу и тем самым играют в общую контркультурную и в этом смысле антироссийскую игру (116). Россия – часть Европы, но она также самобытна и единственна, как любая другая европейская страна, например Франция или Италия. «Если называть Евразией Россию, то уж, конечно, с не меньшим правом можно называть Испанию Еврафрикой. <…>… Остается поэтому объявить Сида, а заодно и Дон-Кихота национальными героями ливийских кочевых племен, а создавшую их страну начисто исключить из европейского культурного круга» (Вейдле) (с. 112). Не стоит путать европеизацию России и модернизацию, например, Индии или Японии. «Эти страны сохраняют своеобразие вопреки европеизации и ровно в той мере, в какой она не завершена; Россия заложенное в ней своеобразие только вернувшись в Европу и смогла полностью осуществить. <…> Если бы Петр был японским микадо или императором ацтеков, на его земле завелись бы со временем авиационные парки и сталелитейные заводы, но Пушкина она бы не родила» (113).
  595. Кара-Мурза А. А. Интеллектуальные портреты: Очерки о русских политических мыслителях ХIХ-ХХ вв. М.: ИФ РАН, 2006. 180 с. 500 экз. Сборник интеллектуальных биографий А. Герцена, Б. Чичерина, И. Аксакова, Н. Хомякова, П. Милюкова, А. Корнилова, М. Струве, М. Осоргина, Г. Федотова, В. Вейдле, С. Портигейса. Попытка построения либерально-центристской (либерально-консервативной) традиции в истории русской политической мысли.
  596. Кара-Мурза С., Аксененко С. Советский порядок. М.: Эксмо, Алгоритм, 2010. 239 с. 3500 экз. С конца 90-х гг. прошлого века плановое хозяйство СССР принято считать неэффективным, убыточным, приводящим к очередям и дефициту, хотя идеи плановой экономики не чужды и западному миру, а в чрезвычайных ситуациях войны такая модель — единственно возможная. В России, полагают авторы, плановое хозяйство было органически присуще российской ментальности, поскольку в российских условиях невозможно успешное развитие экономики, если оно не подчинено единому централизованному плану. Советская власть лишь восприняла и взяла на вооружение эту практичную русскую идею. По мнению авторов, успехи планового хозяйства Советского Союза были настолько впечатляющими, что многое было перенято у нас Западом. Но неслыханные трудности, выпавшие на долю СССР, приводили и к определенным сложностям в экономике, но советское руководство постоянно искало пути их преодоления. В книге много интересной и свежей информации.
  597. Кара-Мурза С.Г. Потерянный разум: Интеллигенция на пепелище России. М.: Алгоритм, 2012. 752 с. Книга о состоянии современного российского общества. По мнению автора, тяжелый кризис в России выразился в глубоком поражении общественного сознания, в нарушении логики и способности «измерять» социальные явления. Бригада либеральных интеллектуалов выработала небывалый стиль рассуждений. Благодаря СМИ он был навязан обществу и стал инструментом для разрушения массового сознания, его шизофренизации. Трудно представить, чтобы когда-либо еще в нашей истории был период такого массового оглупления, такого резкого падения уровня умственной работы. Книга содержит анализ всех этих явлений и намечает пути преодоления духовного кризиса.
  598. Каранаухов Д. В. Формирование исторического образа Руси в польской
    хронографии ХV-ХVI вв (Источники и историография исследования) // История и
    историки. 2005. Историографический вестник А. Н. Сахаров (ред.). М.: Наука,
    2006. С. 53-83.
  599. Карацуба И. В., Курукин И. В., Соколов Н. П. Выбирая свою историю: «Развилки» на пути России: от Рюриковичей до олигархов. М., 1905. Политическая история России. Дискуссия вокруг книги: Отечественная история. 2006. № 5, 6; 2007. №3.
  600. Каргалов В. Московские воеводы ХVI-ХVII вв. 2-е изд. М.: Русское
    слово, 2006. 336 с. 1000 экз.
  601. Каримов А. Э. Докуда топор и соха ходили: очерки истории земельного и лесного када-стра в России XVI-начала XX в. М.: Наука, 2007. 237 с. Научный сотрудник Ин-та истории естествознания и техники им. СИ. Вавилова РАН исследует развитие кадастровой практики в России и формирование системы учета и управления государственными землями. Детально рассмотрена история земельного и лесного кадастра. Затрагиваются методические аспекты, организационные и юридические стороны оценки земель. Анализ частных кадастровых практик совмещается с общим анализом проблем власти и управле-ния в России. Кадастр рассматривается как особая форма «географической практики» -практической деятельности, которая служит получению нового географического знания, тем самым расширяя взгляд на историю географии.
  602. Карпачев М.Д. Движение за народную трезвость в Воронежской губернии в начале ХХ в. // Вопросы истории. 2010. № 9. С. 85-96. Внушительное и скорое сокращение потребления алкоголя в связи с антиалкогольными мероприятиями 1914 г. было беспрецедентным. В то же время они нарушали привычный ход хозяйственной жизни и в конечном итоге способствовали деставилизации самодержавно-монархического строя. Возникшие к началу 1917 г. Продовольственные трудности объяснялись не столько реальным дефицитом продовольствия, сколько просчетами властей, не сумевших вовремя найти способы воздействия на сельских товаропроизводителей. Денежное и товарное обращение было нарушено. Хлеб в стране был, но продавать его по невыгодным для себя ценам крестьяне больше не хотели. Политика продовольственной разверстки, к которой в самом конце 1916 г. Принуждено было прибегнуть царское правительство, проводилось нерешительно и с большим опозданием. А в феврале 1917 г. взрыв народного недовольства в Петрограде привел российксую монархию к концу. (с. 95-96.).
  603. Катионов О.Н. Московско-Сибирский тракт как основная сухопутная транспортная коммуникация Сибири XVIII-XIX вв./ Под ред. Е. И. Соловьёвой. 2-е изд., перераб. и доп. Новосибирск: Изд. НГПУ, 2008. 372 с. (43.2 уч. изд. л.). Илл. Указатели имен и географических названий. 500 экз. В книге исследованы история возникновения, строительства, содержания, а также правового статуса Московско-Сибирского тракта в XVIII — начале XX вв., его эксплуатация населением, занятия притрактовых жителей (ямская гоньба, гужевой и легковой извоз, сельское хозяйство, промыслы, связанные с извозом); этапирование ссыльных; социальные процессы, происходившие в зоне влияния тракта и элементы быта притрактового населения (одежда, жилите, пища); место тракта в сухопутной транспортной системе Сибири. Книга суммирует результаты, достигнутые в изучении истории Московско-Сибирскою тракта, в области его картографического, визуального изображения современниками: картографами, землемерами, исследователями, чиновниками, художниками, фотографами, краеведами, путешественниками и др. Обобщены разнообразные источники для отображения тракта в образном представлении современного читателя. Книга содержит несколько десятков иллюстраций и три приложения. Приложение 1 содержит 14 документов по истории тракта в XVI – первой половине XIX в. Приложение 2 содержит 21 статистическую таблицу о движении грузов и стоимости провоза, численности населения в притрактовой зоне, их хозяйственной деятельности и социальной структуре. Приложение 3 содержит 16 иллюстраций. Читатель будет сожалеть, что нет списка иллюстраций и в оглавлении не раскрыто содержание приложений.
  604. Катков Г. М. Февральская революция / Пер с англ. М.: Центрполиграф,
    2006. 478 с. Мемуары русского эмигранта о России накануне и в период Февральской
    революции 1917 г.
  605. Кауфман А.А. Крестьянская община в Сибири: По местным исследованиям 1886—1892 гг. М.: Либроком. 2011. 288 с. Книга известного русского экономиста и статистика Кауфмана (1864—1919) посвящена изучению крестьянской общины в Сибири конца XIX века. Автор ставит целью изобразить картину земельных распорядков сибирской общины на материале исследований, проводившихся в 1886—1892 гг. в четырех губерниях Сибири — Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской. В работе прослеживается развитие общинного землепользования при переходе от первоначальных захватных форм к общинно-уравнительному пользованию. Описываются формы пользования лесами, пастбищами, усадебными и приусадебными землями и промысловыми угодьями. Рассматривается сельскохозяйственное значение сибирской общины. Отмечаются особенности землепользования в Сибири, отличающие его от традиционных форм, характерных для Средней России. В приложении содержатся материалы по вопросу о влиянии переселенческого элемента на развитие общинных форм в Сибири.
  606. Кауфман А.А. Переселение и колонизация: Государственная политика и крестьянское землевладение в пореформенной России. М.: Либроком. 2012. 440 с. Вниманию читателей предлагается книга известного отечественного экономиста и статистика Кауфмана (1864—1919), посвященная проблеме переселений в России, связанной с колонизацией новых земель. Книга включает две части. В первой части дается обзор истории русской переселенческой политики во второй половине XIX века. Описываются особенности переселений, существовавшие до и после крестьянской реформы 1861 г., отменившей крепостное право. Анализируется закон 1904 г., установивший новые правила добровольного переселения сельских обывателей и мещан-землевладельцев. Во второй части книги подробно рассматриваются причины переселений и их значение для народного хозяйства, описано влияние переселений на крестьянское землевладение. Характеризуются условия жизни переселенцев на новых местах и их взаимоотношения с местным населением; указывается на существование таких явлений, как бродяжничество и обратное переселение. На основе проведенного исследования автор делает вывод о культурной слабости русской колонизации. В приложении рассмотрено освещение переселенческого вопроса в литературе и общественном мнении.
  607. Качество и уровень жизни населения в новой России (1991-2005 гг.) / Руков. авт. коллектива В. Н. Бобков. М.: Всероссийский центр уровня жизни, 2007.
  608. Квасов О. Н. Вырождение революционного террора отступающей революции (1905-1907 годы) // Общественное движение и культурная жизнь центральной России ХIV-ХХ веков / М. Д. Карпачев (ред.). Воронеж: Изд-во ВГУ, 2006. С. 218-227. «Террористическая борьба, сопутствующая массовому движению, с ослаблением такового перерождается в преимущественно уголовное движение» (с. 227).Доля участия учащийся молодежи в террористических организациях была очень велика (с. 227).
  609. Кевбрин Б. Ф., Тарасов А. А. Развитие капитализма, философии и этики
    буржуа: историко-культурологический аспект: Учебное пособие. Кн. 1. Зарождение
    и развитие капитализма и капиталистического предпринимательства за рубежом.
    Саранск: Саранский кооперат. ин-т МУПК, 2003. 360 с.1500 экз. Пути становления
    и развития предпринимательской деятельности и морали за рубежом.
  610. Кедров Н. Г. 1937-й год в северной деревне: Власть и крестьянство: контуры ментального диалога // Политика. Общество. Человек. К 85-летию А. З. Ваксера / В. М. Ковальчук (ред.). СПб.: Европейский дом, 2008. С.174-193. По сохранившимся документам, большинство крестьянства положительно относилось к политическим акциям Советского государства. Власть смогла донести свой взгляд практически в каждую крестьянскую избу и убедить большинство в своей правоте. Что это страх, наивная вера, практический конформизм? Автор не дает ответа. Но отмечает, что крестьянство творчески адаптировало и применяло концепты политической пропаганды в своих целях (с. 190). Интересно, что частный вопрос рассматривается в рамках большой дискуссии между тоталитаристами, утверждающими, что советский эксперимент — отступление от поступательного хода российской истории, и ревизионистами, полагающими, что это продолжение модернизации, а «кровавые отростки» — следствие догоняющего развития (как определяются эти направления в американской историографии).
  611. Кельнер В. Е. Американская историография российского еврейства: основные этапы развития и современное состояние // Эмигрантика: Периодические издания русского зарубежья: Вопросы источниковедческой критики: Труды межд. конф. к 85-летию Р.Ш. Ганелина. СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2012. С. 126—142.
  612. Кельнер В. Е. Создание и деятельность Осведомительного бюро при Главном управлении по делам печати: 1906—1917 гг. // Цензура в России: история и современность. Сборник научных тереудов. Вып. 5 / В. Р. Фирсов и др. (ред.). СПб.: РНБ, 2011. С. 237—243. В 1906 г. правительство попыталось создать авторитетный информационный источник, с помощью которого намеревалось воздействовать на органы массовой коммуникации и снабжать население информацией, освещающей события в проправительственной тональности. Попытка воздействоать на общественное мнение оказалась неудачной. Офицоз, издаваемый в форме ежедневного информационного бюллетеня, не пользовалась спросом у газет, оказалсь не невостребованной, так как содержавшаяся там информация «не могла конкурировать с информацией, получаемой из других источников, часто пусть не точной, даже искаженной, но более привлекатльной для журналистов и общественного мнения именно благодаря своей неофициальности, часто подаваемой как сведения, добытые тайными путями». «Массового читателя интересовали сведения об острой политической борьбе, дворцовых интригах, противостоянии в кулуарах Государственной думы, финасовых махинациях и т.п. – обо всем том, о чем в официальной информации не упоминалось» (с. 240).

  613. Кемпинский Э. В. История организации делопроизводства в России Х-начала ХХ в: Уч. пособие для вузов: В 3 ч. Ставрополь: Изд-во Ставроп. гос. ун-та, 2006. 300 экз. Ч. 1. Развитие делопроизводства и формирование чиновничье-бюрократической интеллигенции в России: Курс лекций. 282 с. Ч. 2. Делопроизводство в российском государстве и обществе Х-ХVIII вв.: Хрестоматия. 143 с. Ч. 3. Делопроизводственные процессы в России ХIХ-начала ХХ в. и проблемы социально-политического развития интеллигенции: Хрестоматия. 360 с.
  614. Кенен Г. Между страхом и восхищением: “Российский комплекс” в сознании немцев (1900-1945) / Пер с нем. М.: Росспэн, 2010. 511 с. 1000 экз.
  615. Кенигсбергер Г. Европа раннего Нового времени: 1500-1789 / Пер с
    англ. М.: Весь мир, 2006. 320 с. 2000 экз.
  616. Кеньон К. Запрещенная история / Пер. с англ. М.: АСТ; Астрель, 2010. 478 с. 3000 экз. Сорок две статьи ведущих специалистов по загадкам истории и паранормальным явлениям. Факты и открытия, упорно замаливающиеся официальной наукой. Сенсационные документальные подтверждения влияния пришельцев из космоса на самые таинственные цивилизация древности. Следы легендарной Атлантиды — и подлинный смысл африканских масок. Настоящие строители египетских пирамид — и пирамид майя. Истинные предки человечества — и скрытое послание каменных истуканов острова Пасхи.
  617. Керимова М. М. Императорское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии и судьба его архива // Этнографическое обозрение. 2007. № 1. С. 137-141.
  618. Керов В.В. Конфессионально-этические факторы старообрядческого
    предпринимательства в России в конце XVII-XIX вв. Автореф. .. докт. ист. наук.
    М.: Рос ун-т дружбы народов, 2004. 40 с.
    Диссертация посвящена конфессионально-этическим факторам старообрядческогo
    предпринимательства в России в конце ХVП-ХIХ вв. В исследовании выявлены и
    проанализированы конфессиональные ценности, моральные институты и установки
    старообрядцев, способствовавшие их активному обращению к эффективному предпринимательству
    (приверженность труду, представления о собственности, предпринимательстве
    и пр.). Рассмотрена сформировавшаяся хозяйственная этика староверов. Принципиальные
    выводы диссертации состоят в следующем: (1) «по отношению к государственной
    модернизации старообрядчество представляло собой реализацию параллельной и
    альтернативной национальной модернизации, нонэтатистской по характеру. Она
    имела настолько же реальный характер, насколько реальны были текстильная промышленность
    Центрального промышленного района и ряд других отраслей народного хозяйства,
    индустриальные империи Морозовых и Рябушинских, предприятия значительной части
    московского купечества, хозяйства крестьян-старообрядцев, имевшие выдающийся
    для русской деревни уровень результатов, и другие явления российской социальной
    и хозяйственной жизни. (2) Ментальность старообрядческих хозяев и хозяйственный
    этос староверия показали принципиальную возможность развития вне западной
    модели собственничества, историческую реальность модернизации на основе русских
    православных ценностей, развивавшихся в старообрядчестве и деформированных
    в российском социуме в национальных масштабах преобразованиями Петра I и его
    последователей».
  619. Керов В. В. О междисциплинарном подходе в историко-антропологических исследованиях: методы социологии и психологии в выявлении и анализе хозяйственного менталитета // Ежегодник историко-антропологических исследований. 2005. М.: Экон-Информ, 2006. С. 5-26.
  620. Кизеветтер А. А. Исторические очерки. М.: Территория будущего, 2006.
    448 с. 1100 экз.
  621. Ким Ен Хван. В борьбе за массового читателя: Журнал «Нива»
    (1869-1918) // Свободная мысль-ХХI. 2004. № 1. С. 140-150.
  622. Кип Дж., Литвин А. Эпоха Иосифа Сталина в России: Современная историография / Пер с англ. М.: Росспэн, 2009. 327 с. 2000 экз.
  623. Кирьянов Ю.И. Русское собрание 1909-1917. М.: РОССПЭН, 2003. 352
    с.
    Рассматривается деятельность русофильской правомонархистской организации,
    которая с консервативных позиций отстаивала существовавшие в России политические,
    религиозные и бытовые устои, не будучи, однако, противником прогресса. Русское
    собрание по социальному составу было элитным: включало представителей интеллигенции,
    служащих, чиновничество, военных. Обширное Приложение (с. 223-345) включает
    документы о деятельности Русского собрания.
  624. Киселев А. Ф. Кафедра: Профессорские розы. М.: Логос, 2006. 352
    с. 1000 экз. Книга состоит из двух частей. Первая посвящена истории кафедры
    отечественной истории МПГУ, вторая включает труды сотрудников кафедры.
  625. Киселев М. А. Развитие самосознания «дворянского сословия» в первой трети XVIII в. и междуцарствие 1730 г.: «шляхетство» или «фамильное шляхетство» // Правящие элиты и дворянство России во время и после петровских реформ (1682—1750) / А. В. Доронин (ред.). М.: РОССПЭН, 2013. С. 284—319. События 1730 г. продемонстрировали незавершенность формирования самосознания дворянства. Долгорукие и Голицыны защищали интересы рода, а не «шляхетства». Только во второй половине XVIII в. родовитое и неродовитое дворянство отстаивают «вольности» единого дворянства (с. 318—319).
  626. Китаев В.А. Либеральная мысль в России (1860-1880 гг.). Саратов:
    Изд-во Саратовского ун-та, 2004. 380 с.
  627. Китанина Т. М. Россия в первой мировой войне 1914-1917 гг.: Экномика
    и экономическая политика. Ч. 1. Экономическая политика царского правительства
    в первые годы войны. 1914-середина 1916 г. Учебное пособие. СПб.: СПбГУ, 2003.
    146 с.
  628. Кларк, Кеннет. Нагота в искусстве: Исследование идеальной формы
    / Пер. с англ. СПб.: Азбука-классика, 2004. 480 с. 5000 экз.
    Автор — выдающийся английский искусствовед (1903-1983). Греки придавали абстрактным
    идеям чувственную, осязаемую и, как правило, человеческую форму (правосудие,
    любовь, эхо), так как думали, что тело и дух едины. Впоследствии обнаженные
    фигуры стали изображаться исключительно благодаря своему физическому совершенству.
    Академическая обнаженная натура XIX в. безжизненна, ибо более не воплощала
    насущные человеческие потребности и опыт. Нагота как сущность превратилась
    в наготу как форму. Концепция книги в первой главе. Интересно прослежено влияние
    на искусство веры, философии, мышления, господствующего стиля. «Любое
    искусство основывается на вере». Обнаженная натура перестала быть предметом
    искусства за 100 лет до официального принятия христианства. В готике нагота
    исчезла, потому что «оказалось невозможным приспособить стилистические
    условности готического искусства к предмету, основанному на совершенно другой
    формальной системе».
  629. Клиер Дж.«Откуда и куда идем»: изучение дореволюционной
    истории российского еврейства в Соединенных Штатах в ХХ веке // История и
    культура российского и восточноевропейского еврейства: Новые источники, новые
    подходы. Материалы межд. конф., Москва, 8-10 декабря 2003 г. / Под ред. О.В.Будницкого
    и др. М.: Изд-во «Дом еврейской книги», 2004. С. 40-65.
  630. Клименко В. В., Астрина Н. А. Документальные свидетельства сильных колебаний климата российской Арктики в ХV-ХХ в. // История и современность. 2006. № 1. Март. С. 179-217. Обнаружены значительные колебания климата в последние 600 лет, 3-4 значительных потепления, соизмеримых по масштабам и продолжительности с потеплением Арктики в первой половине ХХ в. Главные причины — изменение скорости вращения Земли и характера атмосферной циркуляции.
  631. Клинге, Матти. Имперская Финляндия. СПб.: Коло, 2005. 616 с. Исторический
    очерк Финляндии имперского периода написанный известным финским историком
    с объективистской позиции.
  632. Книга в России, 1861—1881: В 3 т. И. И. Фролова (ред.). М., 1988—1990. Книгоиздание в 1855—1881 гг. в столицах и провинции по годам (Т. 1, с. 24—31).
  633. Книга в России, 1881—1895 / И. И. Фролова (ред.). СПб.: РНБ, 1997. Книгоиздание в 1881—1895 гг. в столицах и провинции по годам (с. 18—25).
  634. Книга в России, 1895—1917 / И. И. Фролова (ред.). СПб.: РНБ, 2008. Книгоиздание в 1895, 1901, 1908—1916 гг. в столицах и провинции по годам (с. 14—22).
  635. Книга погромов: Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны, 1918-1922: Сборник документов / Л. Б. Милякова. М.: Росспэн, 2007. 1032 с.1500 экз. Именной и географ указатели. Сводный корпус ранее не публиковавшихся из 364 документов из ГАРФ: опросы еврейского населения, доклады, письма. Свод характеризует психосоциальный климат Гражданской войны, уточняет особенности погромов в регионах, определяет вовлеченность в погромы различных социальных слоев, отражают политику большевиков.
  636. Ковалев Б.Н. Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации. М.: Молодая гвардия, 2011. 619 с. 4000 экз. Книга посвящена сложной, противоречивой и малоисследованной теме. В ней представлен богатый и уникальный материал, раскрывающий панораму реальной жизни и мотивы поведения людей в условиях оккупации: с одной стороны, показаны истоки массового героизма населения, оказавшегося в тылу врага, с другой — причины сотрудничества с оккупантами и предательства.
  637. Ковалевский М. М. Очерки по истории политических учреждений России. М.: Территория будущего, 2007. 240 с. 1000 экз.(первое изд. 1908 г.). Доказывается, что земские соборы ХVII в. были принципиально схожи с французскими Генеральными Штатами или английским (С. 70-74).
  638. Коваленко В.И., Федякин А.В Политическая история России: новая
    программа учебного курса // Вестник МУ. Серия 12. Политические науки. 2004.
    № 1 (январь-февраль). С. 5-21. Для периода до 1917 г. слегка подновленная
    старая концепция, после 1917 г., возможно, есть новации, по крайней мере,
    в постановке вопроса.
  639. Кожевникова Ю. Н. Православные монастыри и монашество Олонецкой
    епархии во второй половине ХVII-начале ХХ в. Автореф. .. к.и.н. СПб.: СПБИИ
    РАН, 2006. 25 с. Рассмотрены основные этапы формирования Олонецкой епархии,
    местная церковно-административная структура и роль монастырей в епархиальном
    управлении, но главным образом «длительный процесс возобновления монастырской
    жизни, протекавший в епархии в ХIХ-начале ХХ в.» (с. 23).
  640. Кожохин Е. М. История бедного капитализма: Франция ХVIII-первой половины
    ХIХ века. М.: РОССПЭН, 2005. 367 с. Буржуазия и рабочие. Образ жизни и общественное
    сознание рабочих, политика правительства в рабочем вопросе. 800 экз. Библиогр.,
    с. 333-353. Именной указатель. 800 экз.
  641. Козлов С.А. Аграрная рационализация в центрально-черноземных губерниях России в пореформенный период. М.: Наука, 2008. 400 с. В книге С.А. Козлова, состоящей из введения, трех глав и заключения, анализируется процесс пореформенной аграрной рационализации центрально-нечерноземных губерний России, включая вопросы постепенного втягивания деревни и помещичьей усадьбы в товарно-денежные отношения, хозяйственной и культурно-просветительской деятельности экономических и сельскохозяйственных обществ и др. Особое внимание уделено деятельности рационализаторов и ученых, работе местных земств, роли аграрной печати в пропаганде и внедрении новаций, а также трансформации традиционного хозяйственного менталитета помещиков и крестьян в условиях рынка. Прослеживается изменение отношения различных кругов пореформенного российского общества к проблемам усовершенствования аграрной экономики. Территориальные границы исследования охватывают восемь губерний нечерноземного центра России. Хронологические рамки работы — с крестьянской реформы 1861 г. до учреждения Министерства земледелия и государственных имуществ в 1894 г., когда начинается планомерная работа по подъему сельского хозяйства России, существенно изменившая характер аграрной эволюции страны и деятельности отечественных сельскохозяйственных обществ. После реформы 1861 г. в российском обществе оживают надежды на быстрое преодоление хозяйственной и культурной отсталости и на сближение отдельных сельских сословий. Однако эти иллюзии начинают быстро проходить. На передний план вновь выступают нерешенные проблемы. Автор условно разделил их на объективные и субъективные. К объективным проблемам он относит слабую техническую оснащенность помещичьих и крестьянских хозяйств; отсутствие средств для их развития; бедность и малоземелье сельских тружеников. Субъективные же проблемы коренились в особенностях традиционного менталитета: пресловутой «обломовщине» у землевладельцев, печально знаменитом крестьянском «авось», неумении и зачастую нежелании тех и других работать интенсивно. Отсталые формы и методы ведения хозяйства, слабое развитие рыночных отношений, кризис традиций российского деревенского патернализма, отсутствие дисциплины труда среди различных групп сельского населения, стремившихся обособиться друг от друга, — вот лишь некоторые характерные черты аграрно-культурного быта региона как накануне, так и сразу после провозглашения крестьянской реформы 1861 г. Крестьяне, пишет автор, чаще всего оценивая практические результаты реформы 1861 г. и последующих государственных мероприятий по реформированию аграрных отношений как несправедливые, всячески сопротивлялись юридическим и хозяйственным начинаниям, используя для этого разнообразные формы активного и пассивного протеста. Приспособиться к реалиям рыночных отношений смогла лишь сравнительно небольшая часть зажиточных крестьян и наиболее предприимчивые землевладельцы. Именно они внесли ощутимый вклад в решение хозяйственных задач региона в рамках процесса аграрной рационализации, который, несмотря на многочисленные объективные и субъективные трудности, все решительнее заявлял о себе. На рубеже 70-80-х годов XIX в. сельское хозяйство Центрального Нечерноземья постепенно начинает преодолевать последствия острого хозяйственного кризиса. Медленно изменялся и традиционный хозяйственный менталитет (с. 138). Тем не менее даже при неблагоприятных условиях крестьянские хозяйства региона смогли добиться существенных успехов на пути развития сельского хозяйства. При этом на передний план выходили индивидуально-личностные усилия крестьянина-домохозяина, хорошо знающего местные природно-климатические и хозяйственные условия и заинтересованного в усовершенствовании хозяйства с учетом рыночной конъюнктуры. В ряде случаев успехи и деле интенсификации крестьянского земледелия были достигнуты в рамках общинного землевладения. Новые явления хозяйственной жизни, связанные с воздействием рынка, привели к замедленной трансформации традиционных общинных принципов жизнедеятельности и мировосприятия, связанной, прежде всего, с постепенным отказом от коллективистских традиций и с переходом на традиции индивидуально-собственнические (см. с. 381). К концу XIX в. значительно ослабли традиции помощи нуждающимся со стороны общины, ибо в среде крестьянства все активнее утверждался принцип, согласно которому каждый должен полагаться только на свои силы. К началу XX в. ослабевает коллективизм общины, ее неписанный «моральный кодекс», обычаи и законы. Автор выделяет одну из наиболее важных особенностей, проявившихся в жизни общины Центрального Нечерноземья к 90-м годам, — выдвижение в авангард аграрной рационализации крестьянской молодежи. Более образованная и «пассионарная», она становится главным носителем аграрного прогресса. Изменения в принципах общинной жизни региона к концу XIX в. создавали неплохие предпосылки для активизации работ в области аграрной рационализации. Но эти новшества, подчеркивает автор, сопровождались рядом негативных моментов, прежде всего, своего рода «конфликтом поколений» в крестьянской среде, что затрудняло объединение сельского мира на почве общих хозяйственных, социальных и культурных интересов (с. 382). Характерные для общины архаичные методы природопользования, а также уравнительные традиции коллективизма тормозили аграрный прогресс. Осуществить широкомасштабные мероприятия по усовершенствованию сельского хозяйства региона не удалось и в силу других объективных и субъективных причин. Прежде всего, сказались влияние мирового аграрного кризиса 80-х годов, острый недостаток средств у землевладельцев и земств, издержки традиционных экстенсивных форм и методов природопользования. Сыграло отрицательную роль и отсутствие эффективной и систематической государственной поддержки аграрной модернизации и развития сельского хозяйства в целом. Оказалась не готовой к рутинной, будничной работе по рационализации своих хозяйств основная масса провинциального дворянства средней нечерноземной полосы. Она не смогла отказаться и от архаичных сословных привычек и предрассудков, что во многом предопределило как половинчатость и незавершенность аграрной модернизации пореформенной России, так и грядущие социально-экономические, политические и духовно-нравственные потрясения первой трети XX столетия.
  642. Козлов В.А. Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе: 1953-начало 1980-х гг. М.: Росспэн, 2010. 463 с. Рассматриваются типология и и формы массовых насильственных действий, мотивы, программы и стереотипы поведения конфликтных групп, политические и полицейские практики предотвращения или подавления массовых беспорядков. Реконструкция и анализ событий опирается на огромный массив вновь привлеченных архивных источников.
  643. Козлов С.Л. Историческая наука и «порядочные люди»: материалы для комментария к «Апологии истории» // Одиссей: Человек в истории. 2008. Scrilit/Oralia: взаимодействие устной и письменной традиций в Средние века и раннее Новое время. С. 302-336.
  644. Козлова Н. В. «На чьей опеке … должны быть воспитаны»: Опека и
    попечительство в среде московских купцов в XVIII веке // От Древней Руси к
    России нового времени. К 70-летию А. Л. Хорошкевич. М.: Наука, 2003. С. 341-358.
    До конца 18 в. опека находилась в руках родственников.
  645. Козлов О.В., Тихонова А.В. Швейцарские учителя и гувернеры в Смоленской губернии в первой половине XIX в. // Российская история. 2013. № 2 С. 127—133.
  646. Козлова Н.В. Нетрудоспособное население Москвы и его социальное
    обеспечение в XVIII в.: (К постановке проблемы // Вестник Московского университета.
    Сер. 8. История. № 4. 2004. Июль-август. С. 30-42.
  647. Колганов А. Миф о “немецком золоте” // Свободная мысль. 2012. № 12 (1630). С. 77—94. Пересказывает точку зрения Г.Л. Соболева (с. 78), отрицая роль немецких денег в революции.
  648. Колесников А. Бал в России: ХVIII-начало ХХ века. СПб.: Азбука-классика,
    2005. 304 с. 5000 экз.
  649. Коллинз Р. Четыре социологических традиции / Пер с англ. М.: Территория будущего, 2009. 317 с. 1000 экз.
  650. Коллманн Н. Ш. Соединенные честью: Государство и общество в России
    раннего Нового времени. М.: Древлехранилище, 2001. 461 с.
    Две цитаты из книги передадут ее пафос и главные выводы: «По мере изменения
    наших представлений о Европе раннего Нового времени, Московия все больше выглядит
    частью Европы» (с. 40). «Данное исследование проливает свет на одну из самых
    запутанных проблем историографии допетровской Руси: отношение государства
    к обществу и природа самодержавия. То, что жители Московской Руси пользовались
    защитой личной чести и то, что эта защита стала более явной в законодательстве
    и на практике, когда государство восприняло идеи европейского абсолютизма,
    много говорит нам об обществе и власти в России до великих реформ 1860-х гг.
    Россия не была ни тоталитарным государством, ни восточной деспотией, ни даже
    «чистой тиранией», несмотря на то, что, начиная с XVI в., говорят о ней некоторые
    теоретики государства и общества. У государства действительно было много власти,
    а у общества относительно мало, если говорить о правовых привилегиях и институционализированных
    основах власти. Однако существовали столь же сильные ограничения власти государства,
    навязанные потребностями колониальной администрации, полиэтническим характером
    империи, географией и климатом, недостатком грамотности и образования, доступных
    технологий и средств коммуникации. Еще более важно, что государство считало
    необходимым своим долгом защищать честь не только публичных мест, чинов и
    институтов, но и частных лиц. Не столь уж важно насколько прагматичной была
    практика, она также была утверждением крепко укоренившихся культурных ценностей.
    И поскольку государство отзывалось на определенные социальные нужды и ограничивало
    применение насилия, индивиды пользовались широкими возможностями местной автономии
    и самоорганизации. Не важно и то, насколько самодержавными и абсолютными были
    претензии правителей этого времени на власть, реальность социальной практики
    была более открытой, более разнообразной и менее предсказуемой и контролируемой,
    чем им этого хотелось.
  651. Колесников А. Бал в России: ХVIII-начало ХХ века. СПб.: Азбука-классика,
    2005. 304 с. 5000 экз.
  652. Колодникова Л.П. Советское общество 20-х годов ХХ века (по документам ВЧК-ОГПУ). М.: Наука, 2009. 479 с.
  653. Колоницкий Б.И. Интеллигенция в конце XIX-начале XX века: Самосознание
    современников и иследовательские подходы // Из истории русской интеллигенции:
    Сб. материалов и статей к 100-летию со дня рождения В. Р. Лейкиной-Свирской.
    Отв. ред. Р.Ш. Ганелин. СПб.: Дм. Буланин, 2003. 525 с. 181-200.
    Автор считает, что адекватного понимания феномена русской интеллигенции нужно
    исследовать весь набор индентификаций интеллигенции.
  654. Колоницкий Б. И. «Революционные имена»: Русская антропонимика и политическое сознание // Политическая история России ХХ века: К 80-летию профессора В. И. Старцева, СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2011. С. 341-359. Хронологически работа охватывает 1920—1930-е гг.
  655. Колчинский Э. И. Биология Германии и России-СССР в условиях социально-полити-ческих кризисов первой половины XX века (между либерализмом, коммунизмом и национал-социализмом). СПб.: Издательство «Нестор-История», 2007. 638 с. 1000 экз. Историко-сравнительный анализ институциональных, социально-культурных и политико-идеологических факторов развития биологии в России и Германии в конце XIX — первой половине XX в. Раскрыта динамика взаимодействия науки, власти и общества в ходе «пролетаризации», «аризации», «нацификации» и «милитаризации» биологии, изучены эволюция политики правящих элит по отношению к биологии, борьба внутри биологического сообщества, реакция различных групп ученых на создание «идеологически корректной биологии». Выяснена роль биологии в модернизации двух стран, в установлении и функционировании тоталитарных режимов, а также прослежены изменения ценностных ориентации и традиций биологического сообщества, тематики и дискурса биологических исследований, их философских и идеолого-политических оснований. Результаты исследования способствуют выяснению механизмов самомобилизации, выживания, функционирования науки в условиях глобальных социально-политических и экономических кризисов. Книга предназначена для всех интересующихся социальной историей науки, а также для политиков, занятых проблемами национализма, шовинизма и ксенофобии. Автор показывает, что не только социальные, а и естественные науки, испытывают и поддаются идеологическому влиянию и занимаются конструированием социальной реальности.
  656. Коль И. Г. Москва 1837-1841: Записки путешественника / Пер. с нем.
    М.: Русская жизнь, 2005. 311 с. 500 экз.
  657. Коль И.Г. Москва 1837-1841: Записки путешественника / Пер. с нем.
    М.: Русская жизнь, 2005. 311 с. 500 экз.
  658. Комзолова А.А. Политика самодержавия в Северо-Западном крае в эпоху
    Великих реформ. М.: Наука, 2005. 383 с. Политика в отношении литовско-белорусских
    земель, вошедших в состав России после разделов Речи Посполитой, в 1855-1881
    гг.
  659. Комиссаренко С. С. Культурные традиции русского общества. СПб.: СПбГУП,
    2003. 304 с. Кружки, салоны, клубы, трактирные и кабацкие сообщества как формы
    досуга в XVIII-XIX вв.
  660. Комлева Е. В. Енисейское купечество: Последняя половина ХVIII-
    первая половина ХIХ века. М.: Academiа, 2006. 384 с. 1000 экз.
  661. Кон И.С. Мальчик – отец мужчины. М.: Время, 2009. 703 с.
  662. Кон И. С. Мужчина в изменяющемся мире // Междисциплинарные исследования: Социология. Психология. Сексология. Антропология / И. С. Кон (ред.). Ростов н/Д: Феникс, 2006. 605 с.
  663. Кондаков Ю.Е. Государство и православная церковь в России: эволюция
    отношений в первой половине XIX века. СПБ.: РНБ, 2003. 360 с.
    Борьбу между светской и духовными властями не было. Вмешательство государства
    в церковную сферу — объективная необходимость, вызванная потребностью интегрировать
    церковное управление в систему органов государственной власти и неспособностью
    духовенства навести в нем надлежащий порядок. Обер-прокуроры не получили министерских
    полномочий, их власть была негласной и зависела от личности обер-прокурора.
    Церковь была слабо представлена в высших органах государственной власти.
  664. Кондрашин В.В. Крестьянство России в Гражданской войне: к вопросу об истоках сталинизма. М.: Росспэн, 2009. 575 с. Крестьянское повстанческое движение против «военно-коммунистической политики» на примере деятельности Самарского Комуча».
  665. Коновалов В.С. Крестьянство в позднеимперской России: (Обзор) // История России в современной зарубежной историографии: Сборник обзоров и рефератов. М.: ИНИОН РАН, 2010. Ч. 1. С. 193-239. Дается оценка состояния зарубежной историографии за последние годы. Крайние даты охваченной литературы – 1995-2005. Число упоминаемых работ (главным образом книг) – 127. Интерес в зарубежной историографии к проблемам крестьянства России обострился в 1980-е годы, в пору расцвета социальной истории, хотя к тому времени уже появились фундаментальные работы Т. Эммонса, Д. Филда, Т. Шанина и др. Социальные историки изучали крестьянский менталитет, общинные формы и деревенскую культуру, политическую логику коллективных действий. Пристальное внимание уделялось экономическому и социальному положению крестьянства, его культурному уровню, гражданским правам, мировоззрению, социальной психологии, реакции крестьян на политические события. В 1990-е годы стал весьма заметен сдвиг от социальных исследований к изучению культурной истории, связанный с распространением в науке методов культурной антропологии, социальной психологии, лингвистики, прежде всего в истории ментальностей и народной культуры. Внимание историков сосредоточилось на том, как язык, образ, символы, мифы, этические воззрения и иные знаковые системы влияют на восприятие и действия людей. На протяжении 1990-х годов, под влиянием «лингвистического поворота» возрастал интерес западных историков к проблемам народной культуры, образования.
  666. Коновченко С.В. Власть, общество и печать в России. Ростов на/д:
    С.В. Коновченко, 2003. 400 с. Библиогр., с. 380-398.
    В монографии обосновывается концепция зависимости уровня развития государственной
    власти от уровня развития общественного сознания формируемого средствами массовой
    информации и коммуникации, разработанная И.Я. Фойницким в работе: Фойницкий
    И.Я. Моменты истории законодательства о печати // Сборник государственных
    знаний / Под ред. В.П.Безобразова. Т. 2-7. СПб., 1875-1879. Доказательная
    база исследования выстраивается на примерах российской истории и истории российской
    печати X-первой половины XIX в.
  667. Концепции и оценки развития России (XX — начало XXI в.) в зарубежных исследованиях. Коллективная монография. М., ИНИОН РАН, 2010, 320 c.500 экз. В коллективной монографии анализируются представления о России, сложившиеся к настоящему времени в тех странах мира, с которыми ее исторически связывали отношения взаимного интереса, сотрудничества, этнокультурной близости, соперничества, противоборства. Показано, как формировался образ России/СССР/России на протяжении многих десятилетий в зависимости от меняющейся внешнеполитической конъюнктуры и внутриполитических факторов развития этих стран и самой России. Отдельные главы посвящены восприятию России учеными, политиками и общественным мнением Германии, Италии, Польши, Франции, Украины, Японии.
  668. Конюченко А. И. «Погром был организован правительством…»: кишиневские события 1903 г. // Россия и мир: Панорама исторического развития: Сборник научных статей, посвященный 70-летию ист. факультета УрГУ им. А. М. Горького / Д. А. Редин (отв. ред.). Екатеринбург: НПМП «Волот», 2008. С. 649-655. «Местные власти не принимали участия в подготовке и проведении погрома, но оказались не на высоте положения и не смогли совладеть ситуацией, развивавшейся стихийно. Меры были приняты несвоевременно, когда ситуация вышла из-под контроля, что привело к многочисленным жертвам. Расследование органами полиции и прокуратуры проводилось объективно, с привлечением дополнительных сил, что позволило, насколько было возможно, воссоздать причины и повод беспорядков, развитие событий, установить виновных» (с. 655). «Кровь стала литься обильными потоками после того, как отряды еврейской самообороны, а точнее нападения, совершили нападение на христиан… Евреи отстреливались, но никто из них не был убит из огнестрельного оружия» (с. 652).
  669. Конюченко А. И. Православное духовенство России во второй половине
    XIX-начале XX века. Автореф. : уч. степ. Докт. ист. наук. Челябинск: ЧГУ,
    2006. 48 с. Корогодина М. В. Исповедь в России в ХIV-ХIХ веках: Исследование
    и тексты. СПб. Дм. Буланин, 2006. 584 с. Монография представляет собой опыт
    изучения одного из важнейших компонентов исторической реальности — нравственного
    мира человека. Исследование посвящено исповедным текстам русского средневековья,
    руководствуясь которыми кающийся открывал духовнику свои грехи, как обыденные,
    так и самые затаенные. Исследование исповедных вопросников позволяет проникнуть
    в частную жизнь и внутренний мир человека и проследить формирование и изменение
    представлений о грехе и добродетели. В книге привлекается широкий круг покаянных
    текстов XIV-XIX вв., извлеченных из русских, южнославянских и украинских рукописных
    книг, значительная часть этого материала вводится в научный оборот и публикуется
    впервые.
  670. Копейкина О. Ю. Проблема исторического объяснения: традиции и современность.
    Ставрополь: Сервисшкола, 2005. 208 с. 300 экз.
  671. Корелин А.П. Кооперация и кооперативное движение в России, 1860-1917 гг. М.: РОССПЭН, 2009. 391 с.. В монографии впервые воссоздается история формирования и функционирования российской кооперативной системы, рассматривается правительственная политика и ее роль в становлении этой системы, взаимоотношения кооперативов между собой и с органами местного самоуправления. Кооперация показана и как важный фактор модернизации среднего и мелкого производства, и как средство воспитания предприимчивости и самодеятельности населения, повышения его культурного и политико-правового уровня. Книга состоит из введения, четырех глав («Зарождение кооперативного движения в России; «Складывание предпосылок для нового подъема (1895-1904 гг.)»; «Развертывание массового кооперативного движения (1905-1914 гг.)»; «Кооперация в годы войны и революции»), заключения и приложения. В начале работы обосновано научное и практическое значение темы, дается обстоятельный историографический обзор и анализ источниковой базы исследования. Но успехи российской кооперации вплоть до начала XX в. не оказывали сколько-нибудь существенного влияния на улучшение положения ее членов и экономической ситуации в регионах. А с конца 1870-х годов в кооперативном движении наблюдается спад, что обусловливалось прежде всего неразвитостью товарно-денежных отношений, низким материальным и культурным уровнем населения, дефицитом средств и кадров руководителей и др. В немалой степени сказалось и охлаждение к кооперативам земств и государства, разочаровавшихся в их возможностях. Особенно пагубно это сказалось на кредитной кооперации: из товариществ, уставы которых были утверждены правительством, формально функционировали немногим более половины (51,5%), почти 70% членов были исключены за невозврат ссуд и другие уставные нарушения. С середины 1890-х годов ситуация начинает меняться. Стагнация в кооперативном движении сменяется некоторым оживлением. Предвоенное десятилетие ознаменовалось бурным подъемом кооперативного движения, темпами и масштабами роста количества кооперативных ассоциаций разных видов и форм, численности их членов, укреплением финансово-материальной базы. По приблизительным подсчетам М.Л. Хейсина, общее число кооперативов к началу 1905 г. не превышало 4 тыс., к концу же 1914 г. их было уже около 30 тыс., т.е. количество их увеличилось почти в восемь раз (с. 171). К концу 1914 г. кредитная кооперация, насчитывавшая более 13 тыс. низовых организаций, объединяла около 9,5 млн. членов; около 10 тыс. потребительных обществ, по официальным данным, имели до 1 млн. пайщиков и вдобавок обслуживали широкий круг заборщиков из окрестного населения; более 3,5 тыс. сельскохозяйственных обществ и товариществ объединяли не менее 260 тыс. самостоятельных домохозяев. Количество кооперативных объединений к осени 1917 г. возросло до 63-64 тыс., охватив до половины всего населения страны (с. 366). По темпам роста кооперативной сети Россия вошла в число мировых лидеров. В это же время обостряются и становятся открытыми и все более напряженными конфликты между властями и кооперативными лидерами. главной причиной нарастания оппозиционности последних были существенные расхождения в понимании правового положения кооперации, неприятие ее руководством всеобъемлющей опеки, контроля и надзора властных структур, все более становившихся препятствием для развития кооперативного движения. Противоречия между властью и кооператорами сконцентрировались вокруг проблемы выработки и принятия общекооперативного законодательства, которое должно было снять наболевшие вопросы. По мнению Корелина, российская кооперация фактически так и не стала в полной мере свободной и независимой, сильной в хозяйственно-финансовом отношении, превратившись в значительной мере в снабженческо-распределительный аппарат Временного правительства. Результатами хозяйственно-экономической деятельности кооперации были: улучшение положения ее членов; очевидная тенденция к ослаблению зависимости мелких производителей от торгово-ростовщического и крупного промышленно-финансового капитала; повышение качества кооперативной продукции и спроса на нее и т.д. Кооперация, в основном сельскохозяйственная, вносила заметный вклад в упорядочение внутренней и отчасти внешней торговли, избавляя крестьян и других мелких производителей от необходимости реализовывать свою продукцию по низким, порой убыточным ценам и приобретать на приемлемых условиях качественные товары. На этом пути из-за незавершенности формирования целостной системы кооперации и ее материальной слабости было еще много препятствий и трудностей. Но это были трудности роста, которые в целом не сказывались на самом характере кооперативного движения. Весьма важен был и социальный аспект кооперативной деятельности. Кооперация, сглаживая противоречия и трудности эволюции рыночной экономики, способствовала структурированию российского общества не на сословной, а на общегражданской основе, имея целью возможную в тех условиях «гармонизацию» общественных отношений, формирование «среднего класса», который должен был стать основой нового, гражданского общества.
  672. Корелин А. П. Проблемы местного управления в России на рубеже ХIХ-ХХ
    вв. // История и историки. 2005. Историографический вестник А. Н. Сахаров (ред.).
    М.: Наука, 2006. С. 183-202.
  673. Корелин А. П. Российская кооперация на рубеже веков: переломное десятилетие
    (1895-1904 гг.) // Экономическая история. Ежегодник. 2004. М.: РОССПЭН, 2004.
    С. 183-242. Рассмотрено развитие российской кооперации в переломное десятилетие
    ее истории — в 1895-1904 гг. В эти годы в кооперативном строительстве происходят
    заметные качественные сдвиги, обусловленные как постепенным углублением и
    расширением в стране товарно-денежных отношений, так и совершенствованием
    законодательной и нормативной базы, определяющей возникновение и деятельность
    кооперативов. Именно в этот период были заложены предпосылки для мощного подъема
    кооперативного движения в десятилетие перед Первой мировой войной, когда Россия
    по масштабам и темпам роста кооперативного строительства вышла на одно из
    первых мест в мире.
  674. Корнеев В.В. Россия: движение вспять. От государственного социализма к периферийному капитализму. Новейшая история страны. М.: Крафт+, 2010. 381 с. 1000 экз. Автор ищет ответ на жгучие вопросы современности: Почему Россия, которую руководители страны именовали «островом благополучия», скатилась сегодня в пучину мирового экономического кризиса? Почему РФ не хватает внутреннего запаса экономической и социальной прочности? Корнеев считает, что причина — в ошибке стратегического порядка, в переходе правительства к неолиберальной капиталистической модели общества. В книге прослеживается история падения уровня и качества жизни большинства россиян, строительства в стране нового политического строя, который автор считает псевдодемократией, изменений у населения России ценностных ориентиров. Анализ прошедших за последние два десятилетия исторических изменений приводит автора к мнению, что в РФ построено общество периферийного капитализма.
  675. Корнеев В.В. Русская власть Туркестана глазами местных жителей (вторая половина ХIХ–начало ХХ вв.) // Власть и общество в истории России. Сб. ст. М. АИРО-ХХI. 2012.
  676. Корнева Л.Н. Дискуссии по проблемам тоталитаризма в современной историографии
    ФРГ (к вопросу о «ренессансе» теории тоталитаризма) // Тоталитарный менталитет:
    Проблемы изучения, пути преодоления. Материалы международной научной конференции
    / Б. Бонвеч, Ю.В. Галактионов (отв. ред.). Кемерово, 18-20 сентября 2001.
    Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. С. 81-95.
  677. Коробков Ю. Д. Отношение уральских рабочих к власти в конце ХIХ-начале ХХ в. // Урал в контексте российской модернизации / Н. Н. Алеврас и др. Челябинск: Каменный пояс, 2005. С. 386-396. Мифологизация образа монарха — способ психологической защиты в условиях его постоянного конфликта с государством. Сугубо прагматический подход уральских рабочих к государству и его институтам, по пословице: «Казну не доит только ленивый» (с. 394). Потребность в сильной власти. ««Менталитет подчинения» — рабочий желал освободиться от непосредственных унижений и был готов к действиям, но «дальние контуры власти» и его собственное положение в этой жизни представлялось ему столь же незыблемым, как земля и небо. Структура власти и даже формы эксплуатации казались ему естественными, что не исключало, конечно, скрытого недовольства». Понятие проекции, введенное З. Фрейдом, определяется как механизм психологической защиты, заключавшийся в неосознанном наделении другого человека или социального института желательными свойствами (высшая власть) в условиях постоянных обид и несправедливостей по отношению к рабочих со стороны ближней администрации» (с. 394-395).
  678. Коробков Ю. Д. Социокультурный облик рабочих горнозаводского Урала:
    Втора половина XIX-начал XX века. М. Слово, 2003. 310 с.
  679. Коробков Ю. Д. Трудовая этика рабочих Урала в пореформенный период // Социальная история. Ежегодник. 2007. М.: Росспэн, 2008. С. 151-175. Принимается моя концепция, но есть и возражение.
  680. Коровицына Н.В. Восточноевропейская семья и общественные трансформации
    второй половине ХХ века // Россия и современный мир. 2003. № 4 (41).
  681. Королькова А. В., Тихонов А. Н. Женщины, счастье, любовь глазами русских писателей и поэтов. М.: Наука, 2007. 152 с.
  682. Коррупция и борьба с ней в социально-экономической истории США (сводный реферат)
    // Историко-экономические исследования. 2006. Т. 7. № 3. С. 89-116. БМ
  683. Коррупция и борьба с нею в социально-экономической истории Соединенных Штатов
    (сводный реферат) (Е. С. Рудь, А. С. Агафьева, Е. В. Браславская) // Историко-экономические
    исследования (Байкальский гос. ун-т экономики и права) 2006. Том 7. № 3.
  684. Костомаров Н. И. Автобиография. Киев: Стилос, 2007. 351 с.
  685. Кострикова Е. Г. Российское общество и внешняя политика накануне Первой мировой войны, 1909-1914. М:: ИРИ РАН, 2007. Дума не имела официального доступа к обсуждению внешнеполитических проблем, но министры иностранных дел находили необходимым общаться с депутатским корпусом. Накануне Первой мировой войны МИД и правительство нуждались в поддержке общественного мнения перед лицом Европы. Без санкции Думы нельзя было утвердить бюджет МИД, провести законодательные инициативы, связанные с деятельностью центрального ведомства и заграничных представительств, и реформу МИД (с. 399-401). Министр иностранных дел С. Д. Сазонов признавал: «Третья и Четвертая думы были собрания, с которыми ни один разумный министр не имел права не считаться. … Сговориться с нею для совместной работы на пользу страны было вполне возможно».
  686. Косык И. В. Метрические книги как источник для изучения социально-демографической истории австрийской Галиции // Материалы церковно-приходского учета населения как историко-демографический источник / В. Н. Владимиров (ред.). Барнаул: АлтГУ, 2007. С. 85-93.
  687. Коцонис Я. Как крестьян делали отсталыми: Сельскохозяйственные
    кооперативы и аграрный вопрос в России 1861-1914 / Авторизованный пер. с английского
    В. Макарова. М.: НЛО, 2006. 320 с. Главная тема провокативно озаглавленной
    книги профессора Нью-Йоркского университета Янни Коцониса — взаимодействие
    между распространенными в образованном обществе способами мышления о крестьянах
    и практикой реформирования деревни в предреволюционной России. На примере
    сельскохозяйственных кооперативов автор доказывает, что постулат о крестьянской
    от-сталости, подопечности и неправоспособности не только был основой цивилизаторской
    самоидентификации специалистов-аграрников, но и внедрялся в сознание самих
    крестьян, воплощаясь в новых учреждениях и порядках, при-званных, по задумке,
    модернизировать жизнь и быт деревни. Сословная ментальность, представления
    о социальной структуре, дискуссии о земельной соб-ственности и кредите, программа
    и ход столыпинской реформы — эти и другие сюжеты рассматриваются в контексте
    культурной дискриминации крестьян некрестьянами. Книга демонстрирует плодотворность
    союза аграрной историографии с методами дискурсивного анализа.
  688. Коцонис, Янни. Как крестьян делали отсталыми: Сельскохозяйственные
    кооперативы и аграрный вопрос в России 1861-1914 / Пер. а англ. М.: НЛО, 2006
    (опубликована на англ. в 1999 г.).
  689. Кошелева А. В. Властная элита как явление культуры: динамика изменений во времени (на материалах истории России IХ-начало ХХ в.). М.: Академия гуманитарн. исследований, 2006. 324 с. Автор претендует на то, чтобы показать место и роль элиты в жизни российской культуры и общества. Но поставленная задача решена поверхностно, автор не демонстрирует хорошее знакомство с литературой.
  690. Кошель П. А. История российского сыска. М.: Молодая гвардия, 2005.
    395 с. Библиогр., с. 392-393. История политического сыска в России ХVIII-ХХ
    в.
  691. Кошкидько В. Г. Представительная власть в России в начале ХХ в. в
    дореволюционной отечественной историографии История и историки. 2005. Историографический
    вестник А. Н. Сахаров (ред.). М.: Наука, 2006. С. 154-171.
  692. Кошко И. Ф. Воспоминания губернатора. Пермь (1911-1914) / Сост. Н. Г. Пав-ловский. Екатеринбург: Демидовский институт, 2007. 384 с; илл. 1100 экз. Мемуары пермского губернатора Ивана Францевича Кошко из-даются впервые. Они являются продолжением его воспоминаний о службе в Новгородской, Самарской и Пензенской губерниях, опубли-кованных в 1916 г. Воспоминания дополнены интересной биографией И. Ф. Кошко, написанной Н. Г. Павловским и А. В. Дмитриевым. Указ. имен. Указ географ. назв.
  693. Кошман Л. В. Город и городская жизнь в России XIX столетия: Социальные и культурные аспекты. М.: РОССПЭН, 2008. 448 с: ил. 1000 экз. Книга богато иллюстри-рована. В предлагаемой вниманию читателя книге воспроизводится ис-тория города и городской жизни в России XIX в. Являясь полифункциональным организмом, город создавал определенное геокультурное пространство, поскольку был центром культурного притяжения, выступал ярким и наглядным мерилом уровня культу-ры. В силу этого он играл важнейшую роль в социальной жизни и культуре российского общества. В монографии рассматривается история мещанства, второго по численности после крестьянства сословия, основного коренного слоя горожан, техническое образование и его роль в формировании куль-турного слоя, состояние информационной системы как важнейшего фактора культурного пространства и интенсивность ее развития в XIX в. Автор полемизирует со мной, утверждая (якобы в противовес мне!), что аграрные занятия горожан сохранились в пореформенное время (с. 238). Между тем, по сведениям, приведенным в моей книге «Социальная история периода империи» в 1850-е гг. в Европейской России 22% всех городов были аграрными, но лишь в 19% земледелие перестало фигурировать в качестве функционального вида деятельности (т. 1, с. 301). В 1897 г. аграрными продолжали оставаться 8.5% городов, однако в 27% городов сельское хозяйство оставалось важным занятием горожан (т. 1, с.302).
  694. Крайсман Н. В. Миссионерская политика российского правительства
    в Среднем Поволжье в ХVIII веке: историко-политический анализ. Дис. : к.и.н.
    Казань: Казанский гос технологический ун-т, 2006. 24 с. При Екатерине II ислам
    получил официальное признание и статус терпимой конфессии, произошел перелом
    в конфессиональной политике и в исламо-христианских отношениях. Языческое
    население было христианизировано, а мусульманское продолжало исповедовать
    ислам.
  695. Крестьянников Е.А. Полиция и полицейское следствие в Западной Сибири (1822—1897 гг.) // Российская история. 2013. № 3. С. 84—99. Полицейские органы работали отвратительно. 8 июня 1860 г. в 44 губерниях досудебное следствие было изъято из рук полиции, благодаря созданию института судебных следователей. Но в Сибирь реформа пришла в 1885 г., и положение стало медленно улучшаться. Судебная реформа 1864 г. пришла в Сибирь в 1897 г. «После введения  Уставов 20 ноября 1864 г. независимые и авторитетные органы правосудия, укомплектованные высококвалифицированными кадрами, в определенном смысле возвысились над полицией, исполнявшей теперь в судебном ведомстве сугубо организационные и вспомогательные функции» (с. 99). В Сибири получили распространение самовольные наказания в «зверском виде». «Неистовый крестьянский самосуд направлялся против бродяг, «бесчисленные останки» которых скрывала «молчаливая тайга», против воров и конокрадов(с. 98).
  696. Крестьяноведение: Теория. История. Современность. Ученые записки: 2011. Вып. 6 / Т. Шанин, А. М. Никулин, И. В. Троцук (ред.). М.: ДелоРАНХиГС, 2011. 416 с. 500 экз.
  697. Крестьянская реформа 1861 года в России / В. А. Тасинова (сост.). М.: Зерцало, 2012. 480 с. 600 экз. В книге публикуются все главные документы крестьянской реформы, отражающие процесс ее подготовки и осуществления.
  698. Кривенко В. С. В министерстве двора: Воспоминания / С. В. Куликов
    (отв. ред.). СПб.: Нестор-история, 2006. 1000 экз. Мемуары руководителя канцелярии
    Министерства имп. двора в 1880- е гг. и общественного деятеля В. С. Кривенко
    (1854-1931).
  699. Кривошеев Ю. В. Русская средневековая государственность. СПб.: Изд-во С.-Петер ун-та, 2008. 131 с. В Киевской Руси сложился вечевой строй (разновидность земского строя), который не изменился в период монголо-татарского ига. На рубеже XV-XVI вв. он превратился в земско-самодержавный, а в XVII в. – в самодержавно-земский строй по форме и существу. Мне кажется, есть внутренне противоречие в таком определении, так как самодержавие предполагает неограниченную власть монарха, а у автора речь идет о разделении власти монарха с земщиной.
  700. Кройд П. Лондон: биография / Пер с англ. М.: Изд-во Ольги Морозовой, 2009. 893 с. 3000 экз.
  701. Кропоткин Г. М. Либеральная оппозиция в восприятии правящей бюрократии в 1905-1907 гг. // Петр Андреевич Зайончковкий: Сборник статей и воспоминаний к столетию историка. М.: РОССПЭН, 2008. С. 641-646. Сближение радиальных либералов (прежде всего кадетов) с социалистическими партиями в рамках единого революционного движения — главная угроза режима, с точки зрения правительства.
  702. Кротова Т.А. Тамбовское крестьянство и власть в конце 1920-х – начале 1930-х годов / Упр. культуры и арх. дела Тамбовской обл. Тамбов, 2007. 231 с. В книге, состоящей из введения, трех глав и заключения, на основе архивных документов анализируется сложный комплекс взаимоотношений власти и крестьянства в процессе осуществления политики раскулачивания, проходившей одновременно с массовой форсированной коллективизацией сельского хозяйства, раскрываются формы и методы осуществления этой политики и ее последствия на территории современной Тамбовской области. Хронологические рамки исследования главным образом охватывают 1929-1934 гг. Механизм проведения коллективизации и раскулачивания на территории Тамбовского края, имея, по мнению автора, типичные для России черты, в то же время отражает специфику региона: преобладание сельского населения, благоприятные природные условия, которые, в свою очередь, определяли относительную зажиточность крестьянства, достаточно устойчивые традиции и опыт противостояния крестьянства власти. Анализируя имущественное положение и социальное расслоение деревни, автор отмечает фактически небольшую разницу в имущественном состоянии среднего и крепкого крестьянства. В то же время середняцкая часть составляла большинство сельского населения и пополнялась за счет бедняцкой части. Называемые зажиточными хозяйства, отличаясь от других по отдельным имущественным признакам, имели одинаковый с ними уклад жизни и ведения хозяйства, основанный на личном труде на своем наделе. Общей была и реакция на действия властей. Крестьяне, не только зажиточные, но и середняки, и бедняки, крайне резко высказывались в отношении хлебозаготовок и властей. Массовое сопротивление крестьян чрезвычайным методам хлебозаготовок принимало антисоветский характер: избиения, убийства активистов, поджоги их домов (с. 56). Ликвидацию кулака как класса на селе вкупе со сплошной коллективизацией местные окружные и районные власти проводили, не дожидаясь конкретных приказов «сверху», руководствуясь прежними установками о нажиме на зажиточные слои. Выделить некую кулацкую страту в среде крестьянства в противоречивой и неустойчивой социально-политической обстановке советской деревни конца 1920-х годов было чрезвычайно сложно даже ученым-аграрникам в их теоретических разработках. Еще сложнее это было сделать представителям местной власти, осуществлявшим раскулачивание на практике. Малообразованные, руководствующиеся более «классовым чутьем», а нередко межличностными отношениями и мелкими корыстными интересами, они действовали произвольно и насильственно. Немаловажное место в кампании по ликвидации кулачества занимали средства массовой информации, которые, в противовес «кулацким проискам», усиленно пропагандировали достижения в коллективизации, индустриализации, воспевали трудовые победы. Они должны были эмоционально и убедительно показать контрреволюционную деятельность кулаков в деревне. Центральные власти при проведении раскулачивания нашли опору в той части деревни, которая была склонна к очередному «черному переделу», готовая удовлетворить свои материальные потребности за счет «кулацкого» имущества. Эта личная заинтересованность сказывалась на масштабах и характере раскулачивания. Одним из последствий политики раскулачивания, пишет автор, явился прочный страх перед клеймом «кулака». Отсюда повсеместное сокрытие социального происхождения, в особенности выходцами из зажиточных кулацких семей, за которое могли уволить с работы, исключить из партии, из учебного заведения. Социальные последствия политики коллективизации сказывались еще очень долго. К их числу автор относит такие явления, как наблюдавшиеся уже в 1930 г. равнодушие и формальный подход к изъятому имуществу кулацких хозяйств, поступавшему в колхозы, иждивенчество, практика составления «дутых» сводок, списывание своих просчетов на мифических «врагов» и т.п. Политика давления на кулацкие, а в дальнейшем на единоличные хозяйства била и по колхозам, из которых выкачивался урожай практически теми же методами, что и из единоличников. Это, в свою очередь, порождало «тихое» сопротивление колхозов, их попытки, приспособиться к жестким условиям существования (с. 178). Автор подчеркивает, что утрата положения и ощущения хозяина земли, личной социально-экономической перспективы и отчуждение крестьянина от средств производства, от результатов своего труда, равнодушие и к земле, и к своему ближнему является закономерным итогом узаконенного насилия, а процессы, происходившие в СССР в 1930-е годы, — антимодернизационными. В результате страна была зажата в тиски «государственного крепостничества», а ее сельское хозяйство оказалось в катастрофическом положении.
  703. Кропачев С.А. От лжи к покаянию: Отечественная историография о масштабах репрессий и потерях СССР в 1937-1945 годах. СПб.: Алетейя, 2011. 192 с. 1000 экз. Монография посвящена анализу отечественной историографии масштабов массовых политических репрессий в 1937-1938 годах и потерь СССР в период Великой Отечественной войны. Имея разные причины возникновения, эти события привели к невосполнимым людским утратам, гибели миллионов соотечественников, негативным экономическим, социальным, культурным, ментальным последствиям. За более чем семьдесят лет отечественная историография прошла несколько этапов в изучении столь сложных и острых тем. Автор рассматривает взгляды отечественных историков советского, перестроечного и постсоветского (российского) периодов, от первых публикаций второй половины 1930-х годов до новейших исследований. Историографический анализ представлен на широком фоне исторических событий. Монография адресована научным сотрудникам, преподавателям, аспирантам, студентам, всем, кто интересуется отечественной историей и историографией XX века. Авторская периодизация историографии. Первый этап — советская историография — разделяется на три периода: 1) вторая половина 1930-х — первая половина 1950-х гг. — доминирование сталинистских оценок; 2) вторая половина 1950-х — середина 1960?х гг. — критика сталинизма в период «оттепели»; 3) вторая половина 1960-х — первая половина 1980-х гг. — возвращение к политике «умолчания» о репрессиях и потерях. Второй этап — постсоветская или современная российская историография — разделяется на два периода: 1) вторая половина 1980-х — начало 1990-х гг. — начало формирования новых подходов в условиях «перестройки»; 2) с начала 1990-х гг. по настоящее время — становление на их основе новой системы исторических знаний по проблеме.
  704. Круглый стол журнала “Полис”. Quo Vadis? Перспективы становления гражданского общества в России. Ч. 1 // Полис. 2012. № 2. С. 117—140.
  705. Крюков Федор. Картинки школьной жизни старой России. [Текст] / Ф.Д. Крюков. М.: «АИРО–XXI». 2012 г. 328 с. В книгу вошли рассказы дореволюционного русского писателя Федора Дмитриевича Крюкова. Написанные талантливо и увлекательно, рассказывают о нравах и повседневной жизни гимназии в старой России.
  706. Крысько В.Г. Этническая психология: Учебное пособие для вузов. 5-е изд. М.: Академия, 2009. 34 с.
  707. Крюкова С.С. Русский крестьянин и вещественный мир его правосудия (вторая половина в.) // Этнографическое обозрение. 2012. №3. С. 129—146.
  708. Крюс, Роберт. Империя и конфессиональное государство: Ислам и религиозная
    политика Российской империи в ХIХ веке // Русский сборник: Исследование по
    истории России / Ред. О. Р. Айрапетов и др. М.: Модест Колеров, 2006. С. 99-135.
  709. Кудров В. М. Экономика России в мировом контексте. СПб.: Алетейя, 2007. 736 с. 1000 экз. Анализ места России в мировой экономике с Киевской Руси до наших дней. Сопоставление макроэкономических показателей России и других стран, анализ основных тенденций в развитии экономики на разных этапах истории, формирование национального менталитета. Досоветская экономика, с. 7-106, Советская экономика, с. 107-514; Постсоветская экономика (с. 515-710); Заключение, с. 711-733.
  710. Кузнецов В. Д. Влияние русской православной церкви на учащихся России
    в 80-90-е гг. ХIХ в/ // Клио. 2007, № 1 (36). С. 80-86. «Влияние Церкви на учащихся
    в конце ХIХ в. снизилось в связи с ее неверием в истинную религиозность учащейся
    молодежи, откровенно опорой на религиозность народа» (с. 85).
  711. Кузенцов С. В. Хозяйственные, религиозные и правовые традиции русских: XIX– начало XXI в. М.: ИЭА РАН, 2010. 362 с. Итоговая работа историка-этнографа Кузнецова (1954 – 2005). Книга состоит из трёх глав: Традиции русского земледелия; Православный приход и повседневная жизнь духовенства; Обычное право и современное правосознание.
  712. Кузовков Ю.В. История коррупции в России: В 2 т. М.: Анима-Пресс, 2010. 629+689 с. 500 экз.
  713. Кузовков Ю.В. Мировая история коррупции: В 2 т. М.: Анима-Пресс, 2010. 543+485 с. 500 экз.
  714. Кузыченко А.С. Благотворительность на Северо-Западе России в 1861-1914
    гг: формирование системы и практика. Автореф. : к.и.н. Новгород: Новгородский
    гос. ун-т, 2005. 22 с. IV 33296
  715. Кузьмин А. В. Манифест и крестьянское сознание: реакция, ожидания, надежды // 67—71 // Крестьянская реформа и трансформация социально-экономической и политической системы: К 150-летию отмены крепостного права / Д. Ф. Аяцков (ред.). Саратов: Поволжский ин-т им П. А. Столыпина, 2011. С. 67—71. «В целом проявления вольницы в крестьянской среде осуждались, не было сомнений и в сохранении законопослушания, традиционной иерархии, исполнения повинностей» (с. 71). Правительство смогло обеспечить лояльность крестьянства.
  716. Кузьмина И. В., Лубков А. В. Князь Шаховской: Путь русского либерала. М.: Молодая гвардия, 2008. 362 с. 5000 экз. Прослежена не только внешняя событийная сторона жизни, но и внутренняя эволюция взглядов Д. И. Шаховского (1861-1939) — оригинального русского мыслителя, видного деятеля земского самоуправления, одного из создателей и лидера кадетской партии, депутата Первой Государственной думы, министра Временного правительства, а в годы Гражданской войны – активного участника борьбы с большевиками. «Христианство застало нас самых ранних ступенях исторического развития, и оно легло более прочно, чем где бы то ни было, в основу национального идеала. <…> Американизм не сочетается с нашей духовностью, а беспомощно топчет ее не внешним насилием, а победой изнутри. И пока ни о каком синтезе не может быть и речи <…> Перед нами такое яркое проявление бессилия европейской и американской силы и силы русского бессилия, что никакой реальной базы для синтеза пока нет» (Шаховской Д. И. Письма о братстве // Звенья: Исторический альманах. М.; СПб., 1992. Вып. 2. С. 194).
  717. Кук К., Стивенсон Д. Европа в двадцатом столетии: Справочник издательства
    «Лонгман» / Пер. с англ. М.: Межд отношения, 2005. 464 с. 2000 экз.
  718. Кукарцева М. А. Лингвистический поворот в историописании: эволюция,
    сущность и основные принципы // Вопросы философии. 2006. № 4. С. 44-55.
  719. Кулакова И. П. История московского жилья М.: ОГИ, 2006. 288 с., ил. 3000 экз. Краткий очерк истории московского жилища в связи с истори-ей города, прочитанной сквозь призму повседневности. История жилья не сводится к истории архитектуры; жизненное пространст-во различных эпох предстает перед нами в разнообразных фор-мах от изб и каморок до многоквартирных домов, от роскошных особняков до комнат в рабочем общежитии. Стиль московских по-строек, организация жизненного пространства и его оформление — все это в своей эволюции отражало, с одной стороны, быт и нравы, привычки и вкусы, а с другой — состав и благосостояние домовла-дельцев, политику города в области жилого строительства. Очерк истории жилища представляет собой некий вариант социальной истории в целом и прослежен на фоне развития личности.
  720. Кулешов С. В., Свириденко Ю. П., Федулин А. А. Модернизация России. ХIХ-ХХ вв.: Социальные и политические процессы: Учебное пособие. М.: Альфа-М-Инфра-М, 2007. 208 с. 1000 экз.
    Купеческая Москва: Образы ушедшей российской буржуазии / Пер с англ. Дж. Уэст, Ю. А. Петров (ред.). М.: РОССПЭН, 2007. 247 с. 1000 экз.
  721. Куликов С.В. Бюрократическая элита Российской империи накануне
    падения старого порядка (1914-1917). Рязань, 2004. 472 с. 400 экз. (Сер. «Новейшая
    российская история: исследования и документы». Т. 4). Библиогр., с.
    402-435. В книге на основе привлечения широкого круга новых и старых источников,
    а также нового прочтения последних исследуется состояние высшей царской бюрократии
    и ее отношения с придворной, военной, политической и общественной элитами
    накануне Февральской революции (июль 1914 — февраль 1917 гг.). Анализируются
    идеология и психология высшей бюрократии, проблема ее политической неоднородности,
    влияние бюрократии на внутриполитическую ситуацию и судьбу романовской монархии.
    В отличие от предыдущей историографии, рассматривавшей в качестве причин Февральской
    революции противоречия внутри общества или между обществом и властью, в настоящей
    монографии причины революции отождествляются прежде всего с противоречиями
    внутри самой власти. Подробнее
  722. Куликов С.В. Государственная дума и Государственный Совет в проектах Основных законов П.А. Харитонова, А.П. Саломона и графа А.Ф. Гейдена (ноябрь-декабрь 1905 г.) // Таврические чтения 2010: Актуальные проблемы истории парламентаризма. Сб. науч ст. / А.Б. Николаев (ред.). СПб., 2011. Идеал парламентской монархии, подразумевающий ограничение главы государства в законодательстве и управлении, хотя и подвергался известной вуалировке, оставался краеугольным камнем проектов новых Основных законов, составленных Харитоновым, Саломоном и Гейденом (с. 66).
  723. Куликов С.В. Император Николай II как реформатор: к постановке проблемы // Российская история. 2009/4. С. 45-59. Новаторское исследование, пересматривающее распространенное представление о Николае как консерваторе и ретрограде. По мнению автора, Николай имел программу реформ и последовательно ее реализовывал.
  724. Куликов С.В. Народное представительство Российской империи (1906—1917 гг.) в контексте мирового конституционализма начала ХХ в.: Сравнительный анализ // Таврические чтения 2009: Актуальные проблемы истории парламентаризма в России (1906—1917 гг.). Сб. Науч ст. / А.Б. Николаев (ред.). СПб., 2010. Представительное учреждение империи, включавшее Гос. думу и Гос. Совет, являлось «наиболее полноценным по сравнению с современными им законодательными учреждениями европейских монархий» (с. 109.). Суть политической истории последнего царствования – император умеренно-либеральных взглядов безуспешно пытается наладить отношения с облеченным большой властью и все более радикализируемая парламентом.
  725. Кулишер И.М. История русского народного хозяйства. Наука: 2004.
    693 с. 930 экз.
    Книга всемирно известного, но, к сожалению, почти забытого в нашей стране
    историка-экономиста начала XX в. И.М. Кулишера освещает ранние этапы истории
    экономики России в сопоставлении с историей Западной Европы. Она сочетает
    в себе обилие фактического материала со стройностью изложения.
  726. Култышев П. Г. Поведенческие установки российского крестьянства в период мобилизации русской армии в июле-августе 1914 г. // Вестник СПбУ. Серия 2. История. 2012. Вып. 4. С. 199—202. Беспорядки, погромы винных складов, лавок и других зданий «был лишь внешним проявлением недовольства в их среде». Низы русского общества воспринимали Первую мировую войну исключительно как оборонительную, и она не вызывала у них вдумчивого серьезного отношения» (с. 202). Молодежь смотрела на войну как на приключение. У семейных крестьян вызвала растерянность и недоумение ввиду страды (с. 199).
  727. Кульпин Э.С. Цивилизация Золотой Орды // Монгольская империя и
    кочевой мир // Ред. коллегия Б.В.Базаров, Н.Н.Крадин, Т.Д.Скрынникова. Улан-Удэ:
    Изд-во Бурятского научного центра СО РАН, 2004. С. 167-185.
  728. Купеческие дневники и мемуары конца ХVIII-первой половины ХIХ века / Спст.
    А. В. Семенова, А. И. Аксенов, Н. В. Середа. М.: РОССПЭН, 2007. 470 с.
  729. Куприянов А. И. Городская демократия: выборы в русской провинции (вторая половина 1780-х-начало 1860-х гг. // Отечественная история. 2007. № 5. С. 31-48. Автор обнаружил у городских учреждений постоянно развивавшееся стремление к подлинной самостоятельности и к расширению компетенции (с. 47-48).
  730. Куприянов А. И. Городская культура русской провинции. Ко-нец XVIII — первая половина XIX века. М.: Новый хронограф, 2007. 480 с., ил. Тираж 1000 экз. В книге научного сотрудника Ин-та российской истории РАН исследуются механизмы коммуникации между столичной и провинциальной культурой в процессе формирования русской нацио-нальной культуры. Важную роль в трансляции форм и ценностей фор-мирующейся национальной культуры играли различные институты повой светской культуры (школы, ведомственные и публичные библио-теки, театры и благородные собрания) в конце XVIII-первой половине XIX в. Именно эти институты в первую очередь и создавали социо-культурный потенциал общества. В центре книги — не история появления и развития учреждений культуры и даже не культура города, но культура горожан, их социокуль-турные представления о «себе» и «других», о государственной власти и самоуправлении, о городском социуме и сословном строе, о труде и бо-гатстве, о счастье и других жизненных ценностях. Важная роль отводит-ся также изучению практик самоидентификации и формированию новой городской идентичности, проявляющихся как в письменных текстах, ад-ресованных власти или предназначавшихся для самого автора, так и ут-верждавшихся в городском костюме и во всем внешнем облике горожан. Эти представления и поиски собственной идентичности рассматривают-ся в связи с практиками участия в управлении делами города. Свежая и стимулирующая книга.
  731. Куприянов А. И. «Мы все: будем гражданами, чиновничества не будет»: самоуправление в представлениях горожан первой половины ХIХ в. // Вестник Рос. ун-та дружбы народов. Сер. История. 2007. № 1. С. 14-25. Местное городское самоуправление — непустой звук, известная самостоятельность городских дум существовала. Чиновничий и гражданский дискурс о самоуправлении различались.
  732. Куприянов А. И. Этническая конфликтность в России: 1881-1904 гг. // Мировосприятие и самосознание русского общества. Вып. 4. Ментальность в эпоху потрясений. М., 2003. С. 74-94. Этнические конфликты в Великороссии и Сибири имели следующие особенности: стихийность, ситуативность, локальность, легкость перехода к насильственным действиям; архаичный характер мотивации, слепая вера в нелепые слухи и домыслы; слабая связь с политическими событиями, неучастие местных элит, исключительно экономическая и религиозная подоплека.
  733. Купцова И.В. Образ Германии в сознании российской художественной интеллигенции в годы Первой мировой войны // Клио. 2012. № 5 (65). С. 68—71.
  734. Куренышев А. А . Крестьянство и столыпинская аграрная реформа.
    Современная историография Проблемы методологии и источниковедения. Материалы
    III Научных чтений памяти академика И. Д. Ковальченко. М.: Изд-во МГУ; СПб.:
    Алетейя, 2006. С. 454-471.
  735. Курилaа И.И. Заокеанские партнеры: Америка и Россия в 1830-1850-е гг. Волгоград, 2005. 488 с.
  736. Курлански М. Всеобщая история соли / Пер с англ. М.: КоЛибри, 2007. 519 с. 5000 экз.
  737. Курукин И. В., Никулина Е. А. Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина. М.: Молодая гвардия, 2007. 519 с. 5000 экз. Интересные иллюстрации.
  738. Курукин И. Бирон. М.: Молодая гвардия, 2005. 426 с. 5000 экз. Попытка
    реабилитации Бирона. На основании собранных мною (БМ) антропометрических данных,
    единственное царствование XVIII в., когда уровень жизни населения повышался,
    — царствование Анны Иоанновны.
  739. Курукин И., Никулина Е. Повседневная жизнь русского кабака от Ивана
    Грозного до Бориса Ельцина. М.: Молодая гвардия, 2007. 519 с. 5000 Экз.
  740. Кустова Е. В. Вятская городская дума: 1793—1870. Киров: ВятГГУ, 2008. 209 с. В книге анализируется деятельность Вятской городской думы в контексте города как целостного явления в его административно-политических, социально-экономических и социокультурных связях. Деятельность дореформенных дум в указанном регионе слабо изучена по сравнению с сибирскими и столичными городами. Вятка является представительницей недворянских губерний, характерных для Русского Севера. Процессы, протекавшие в Вятке, были более типичны для российской провинции, чем аналогичные процессы и явления, имевшие место в Москве и С.-Петербурге. В этом случае изучение деятельности Вятской городской думы имеет большое значение для проведения сравнений по теме и создания обобщающих работ.
  741. Кутафин О. Е., Лебедев В. М., Семигин Г. Ю. Судебная власть в России:
    История. Документы. В 6 т. Т. 1. Начала формирования судебной власти; Т. 2.
    Период абсолютизма; Т. 3. От Свода законов к судебной реформе 1864 г. М.:
    Мысль, 2003.
  742. Кюнг П.А. Мобилизация экономики и частный бизнес в России в годы Первой мировой войны. М.: РГГУ, 2012. 240 с. Освещается экономические и политические аспекты деятельности военно-промышленных комитетов – крупнейших организаций российского предпринимательства, созданных в Первую мировую войну для мобилизации промышленности. Особое внимание уделяется формированию архивных фондов военно-промышленных комитетов, информационной ценности собранных ими документов для дальнейших историко-экономических исследований.
  743. Лабутина Т.Л. Англичане в допетровской России. СПб.: Алетейя, 20122. 272 с. 1000 экз. Являлась ли средневековая Россия объектом колониальной экспансии Англии в XVI-XVII вв.? С чего начался процесс «вестернизации» политической элиты в России? Почему Иван Грозный и Борис Годунов мечтали породниться с английской аристократией и хлопотали о политическом убежище в Англии? Насколько выгодным было экономическое сотрудничество с англичанами для нашей страны? Как жилось британцам в России, и какие у них сложились впечатления о нашей стране? Почему они считали русских людей «варварами»? Ответы на эти и другие, важные для современников вопросы читатель найдет в книге. Дипломаты и английские специалисты, работавшие в России, “формировали из России тот самый стереотип “варварской страны”, а из ее народа “варварского народа”, который во многом сохранился на протяжении последующих столетий” (с. 261).
  744. Лабутина Т.Л. Допетровская Русь глазами британцев // Вопросы истории. 2009. № 5. С. 24-37.
  745. Лавицкая М.И. Орловское потомственное дворянство второй половины
    ХIХ-начала ХХ века (происхождение, инфраструктура и социально-культурный облик).
    Орел: ОГУ, 2005. 272 с. История орловского дворянства в пореформенное время
    до 1917 г. Землевладение, государственная служба, общественная и повседневная
    жизнь, матримониальные связи.
  746. Лаврентьева Е. Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры: Приметы
    и суеверия. М.: Молодая гвардия, 2006. 516 с. 5000 экз.
  747. Лаврентьева Е.В. Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры.
    Этикет. М.: Молодая гвардия, 2005. 663 с. 5000 экз.
  748. Ладыгин А.В. Образ Германии в сознании российского общества в 1870-1890 гг. (по материалам прессы). Автореф. … к.и.н. Екатеринбург, Уральский гос технический ун-т, 2010. 27 с.
  749. Ланской Г. Н. Особенности и методы изучения изобразительных источников
    в исторических исследованиях // Проблемы методологии и источниковедения. Материалы
    III Научных чтений памяти академика И. Д. Ковальченко. М.: Изд-во МГУ; СПб.:
    Алетейя, 2006. С. 291-289. Визуальные источники
  750. Лапин В.В. Армия России в кавказской войне: XVIII-XIX вв. СПб.: Европейский Дом, 2008. 400 с. В книге показано функционирование армии как узкоспециализированной структуры в специфических условиях Кавказа в ходе войны XVIII-XIX вв. Монография состоит из пяти глав («Присоединение Кавказа в военной истории России XVIII-XIX вв.», «Противник», «Кавказцы», «Европейская армия в неевропейской войне», «Иррегулярные войска на Кавказе») и заключения. Автор рассматривает хронологию боевых действий на Кавказе в XVI-XIX вв., цели и задачи Кавказской войны, отношение к ней российского общества, военную организацию государств и народов Кавказа, вооруженные силы имамата Шамиля, а также историю Кавказского корпуса — солдат, офицеров и генералов-кавказцев. В работе показан кризис европейской системы организации пространства войны, анализируются проблемы вооружения и снаряжения русской армии, рассматриваются вопросы трансформации методов и обычаев войны, формирования особой военной общности, а также история казачьих войск и национальных формирований. Многие составляющие «европейского военного дела» на Кавказе оказались малопригодными. Прежде всего это проявилось в иной организации «пространства войны». Стратегические и тактические нормы здесь не выдержали проверки практикой. «Постоянство» войны, необходимость адаптации к реалиям края способствовали превращению Отдельного кавказского корпуса в некий субэтнос, заметно отличающийся своим бытом и ментальностью от остальной императорской армии. В особых условиях проходила служба нижних чинов, офицеров всех рангов, генералов и даже главнокомандующих. Армия приспосабливалась к местным условиям, не считаясь с тем, что все адаптационные меры в области обмундирования, фортификации, тактических установок и т.д. либо не утверждались вообще, либо закреплялись в нормативных актах со значительным опозданием. «По мере эскалации боевых действий, по мере увеличения численности войск Кавказского корпуса росли и расходы на эту войну. В 1850-х годах каждый шестой казенный рубль пропадал в этой поистине «черной финансовой дыре». Это подталкивало правительство к форсированию операций для прекращения изнурительного для государственного хозяйства «кровопускания». Нехватка же денег заставляла ограничивать масштабы операций. Получался замкнутый порочный круг» (с. 381). Главной проблемой русской армии на Кавказе было то, что ей поручалось выполнение задачи так называемого «умиротворения». «Миротворческие пассы» из Петербурга были гораздо слабее «пассов» воинственных, оттуда же исходивших. Обладая достаточными ресурсами для пролонгации конфликта, армия как система не имела механизмов для его погашения, так как не обладала необходимой степенью самостоятельности. Приспособление ее к местным условиям имело свои границы, переход которых был немыслим по причинам культурным и военно-административным. На Северном Кавказе наблюдалась теснейшая связь между военной организацией и общественным устройством. В этом смысле необходимость совершенствовать первую неминуемо отражалась на втором. На огромном пространстве от Черного до Каспийского моря «в соприкосновение вошли две военные структуры, имеющие совершенно разные знаковые системы: русская армия, как европеизированная машина устрашения и разрушения XVIII-XIX столетия, с одной стороны, и горцы — с другой, как военная организация, соответствующая эпохе военной демократии или становления феодализма. Мирное сосуществование между двумя названными структурами оказалось невозможно. Это стало одной из важнейших причин того, что война на Северном Кавказе приняла затяжной и ожесточенный характер» (с. 383).
  751. Лаптева Т.А. Провинциальное дворянство в XVII веке. М.: Древлехранилище, 2010. 628 с. 1000 экз. Книга посвящена исследованию социально-политических проблем XVII века, связанных с историей дворянства. На основании введения в научный оборот ранее неизвестных документов автор приходит к новым выводам в отношении многих вопросов истории русского дворянства: порядка и особенностей службы, эволюции служилого «города», поместных окладов и денежного жалованья, причин уклонения от службы, замены службы денежным жалованьем, обеспеченности земельными владениями, борьбы дворянства за свои права, повседневной жизни.
  752. Латов Ю. В. Национальная экономическая безопасность в историческом контексте // Историко-экономические исследования. 2007. Т. 8. № 1.
  753. Латов Ю.В. Роль теневой экономики в социально-экономической истории
    // Историко-экономические исследования (Байкальский гос. ун-т экономики и права)
    2006. Том 7. № 2.
  754. Лаушкин А.В. Супружеское воздержание Великим постом в XII-XIII
    веках и точные летописные даты // Русское Средневековье. 1999 год. Духовный
    мир. М.: Мануфактура, 1999. С. 70-76. Точные даты рождения 23 младенцев в
    княжеских семьях в конце XII-начале XIV в. (20% от об-щего числа родившихся
    за это время) показывают, что Великий пост оказывается в хронологической зоне,
    для которой характерно малое число зачатий, следовательно, можно говорить
    о соблюдении полового воздержания во время поста.
  755. Лебедева Л. В. Повседневная жизнь пензенской деревни в 1920-е годы: традиции и перемены. М.: Российская политическая энцикло­педия (РОССПЭН), 2009. 183 с, ил. (Социальная история России XX века). Работа посвящена анализу повседневной жизни деревни Пензен­ской губернии и 1920-е годы. В монографии на основе обширного ком­плекса источников, в том числе документов из провинциальных и цент­ральных архивов, многие из которых впервые вводятся в научный оборот, рассматривается материальная культура крестьян в контексте повседнев­ности, показаны особенности хозяйственного, семейно-бытового уклада крестьянского социума. Большое внимание автор уделяет исследованию духовной культуры деревни, изменениям, происходившим в религиозных взглядах и обыденном, (житейском) мировоззрении сельского населения.
  756. Ле Гофф Ж. Герои и чудеса Средних веков / Пер. с фр. Д. Савосина. М.: Текст, 2011. 220 с. книга посвящена сфере имагинарного, которую автор исследует в отдельной книге («Средневековое имагинарное»), не переведенной на русский язык. По мысли автора, «имагинарное» — это то, что лежит в основе мифов и легенд. Это как бы «система снов общества, снов цивилизации, трансформирующая реальность во вдохновенные духовные видения» (с. 8). В представленной книге автор рассматривает наиболее яркие и важные образы средневекового имагинарного. Именно в них раскрывается «народная культура», именно через них понимаются образы и понятия современного мира.
  757. Ле Гофф Ж. Рождение Европы / Пер с фр. СПб.: Alexandria, 2007. 397 с. 3000 экз.
  758. Ле Гофф Ж. Рождение чистилища / Пер с фр. Екатеринбург: У-Фактория; М.: Астрель, 2011. 544 с. 2000 экз. Известный историк Средневековья посвящает феномену чистилища целую книгу. Понятие «чистилище» формировалось постепенно: изначально как вера в некое возможное искупление грехов после смерти, затем как верование в некое особое, срединное, промежуточное место, где осуществляется это искупление. Рождение чистилища внутри изначально дуалистической системы христианства, перекроившее всю географию потустороннего мира, стало действительно знаменательным событием. Автор исследует истоки, долгий процесс и триумф этого рождения.
  759. Ле Гофф, Жан. Цивилизация средневекового Запада. Екатеринбург:
    У-Фактория, 2005. 608 с. 3000 экз.
    Классическое сочинение по социальной истории Франции, написанное мэтром французской
    историографии. Впервые изданное во Франции 41 лет назад, в 1964 г., оно до
    сих пор сохраняет свое научное значение. Интересное, местами полемичное послесловие
    А.Я.Гуревича. Средневековье, полагает Ле Гоф, даже на Западе длилось до XVIII
    в., постепенно изживая себя в результате политических и промышленных революций
    XVIII-XIX вв. «Если моя книга даст русским читателям кое-какие ключи
    для лучшего понимания иного Средневековья — Средневековья их предков, Средневековья
    другой половины христианства, христианства восточного, я буду счастлив, —
    пишет Ле Гофф в предисловии. — Ибо то, что ныне предстоит осуществить европейцам
    Востока и Запада, заключается в объединении обеих половин, вышедших из общего,
    я бы сказал, братского наследия единой цивилизации, уважающей порожденные
    историей различия».
  760. Ле Гоф Ж., Трюон Н. История тела в Средние века / Пер с фр. М.: Текст, 2008. 189 с. 3000 экз.
  761. Лебедев А. Г. Борьба с нищенством и бродяжничеством как один из
    элементов поддержания социальной стабильности Российского государства в XVIII-начале
    XX века // Вестник С.-Петербургского университета. Сер. 2. История. 2005.
    Июль. Вып. 3. С. 41-48.
  762. Лебедев С.К. Санкт-Петербургский Международный коммерческий банк
    во второй половине XIX века: европейские и русские связи. М.: РОССПЭН, 2003.
    Исследуется деятельности крупнейшего коммерческого банка Российской империи
    в сфере частного и государственного кредита, его связи с правительством, отраслями
    экономики страны и мировыми денежными рынками. Анализу подвергнута вся совокупность,
    операций крупнейшего частного коммерческого банка России за длительный период,
    выявлены обширные связи этого и других деловых банков столицы с различными
    секторами экономики и прежде всего с базовой отраслью индустриализации — железнодорожным
    хозяйством в лице транспортных компаний. Впервые близко и подробно изучается
    рынок банковских служащих России как часть европейского рынка менеджеров,
    родственные и деловые контакты, культура петербургской и международной банкирской
    среды. Говоря о кадрах Международного банка, автор учитывает как космополитизм
    банкирской среды, так и тенденцию к ассимиляции иностранцев в Петербурге.
    Успех банка в значительной мере определялся масштабом личностей его лидеров:
    В.А. Ляского и особенно А.Ю. Ротштейна, ставшего истинным мотором команды
    менеджеров и банкиром мирового уровня. Ротштейна всегда привлекали крупные
    проекты, за это его ценил, по всей видимости, и министр финансов С.Ю. Витте.
    Автору удалось бросить новый взгляд на сам тип континентального спекулятивного
    банка в целом и в особенности на его русскую разновидность, представленную
    наиболее ярко именно в С.Петербурге. Изучены финансовые аспекты партнерства
    и конкуренции коммерческих банков России и Западной Европы на протяжении второй
    половины XIX в., их взаимосвязь с внутренней и внешней политикой. Исследование
    опирается на материалы российских и иностранных архивов, значительная часть
    архивных источников впервые введена автором в научный оборот.
  763. Лебедева Л. В. Повседневная жизнь пензенской деревни в 1920-е годы: традиции и перемены. М.: Росспэн, 2009. 183 с. Источники и литература, с. 133-154. Приложения. Изучается материальная культура крестьян в контексте повседневности, особенности хозяйственного, семейно-бытового уклада, а также духовная культура, изменения в религиозных взглядах и житейском мировоззрении.
  764. Лебина Н. «Навстречу многочисленным заявлениям трудящихся женщин:»: Абортная политика как зеркало советской социальной заботы // Советская социальная политика 1920-х-1930-х годов: идеология и повседневность / П. Романов, Е. Ярская-Смирнова (ред.). М.: Вариант, 2007. С. 228-241. Кратко законодательство об абортах до 1918 г.
  765. Лебина Н. Б. Чистиков А. Н. Обыватель и реформы: картины повседневной
    жизни горожан в годы нэпа и хрущевского десятилетия. СПБ.: Дм.Буланин, 2003.
    340 с.
    Тема книги — как жилось обычным людям в эпоху перемен — нэпа и хрущевских
    реформ 1850-1960-х гг. — с точки зрения жилья, одежды, здоровья, соблазнов
    и досуга. Исследование основано на богатом фактическом материале из архивов,
    прессы, мемуаров, интервью; богато иллюстрировано, но без списка иллюстраций.
    Предметного указателя нет, имеется указатель имен.
  766. Левашов В.К. Гражданское общество и демократическое государство
    в России // Социс. 2006. № 1 (261). С. 3-19. Общественное мнение 1992-2005
    гг. о реформах.
  767. Левашов В. К. Мера гражданственности в социоизмерении // Социс. 2007. № 1. С. 55-61. В 2003 г. Место современного россиянина в обществе по образованию — 5.85 баллов, по качеству жизни — 3.84, по размеру зарплаты 3.32, по участию в политической жизни страны — 2.48, место в обществе в целом — 4.64. Всероссийская выборка, объем 1312-1851 респондент.
  768. Левин, Моше. Советский век. М.: Европа, 2008. 680 с. Попытка реабилитации советского феномена — не в качестве цели, а в роли культурного навыка. Обсуждаются проблемы советской школы политики и советском типе властвования.
  769. Левинсон К. А. «Устранение необоснованного многообразия»: нормирование
    письменности в Германии ХIХ в. и его общественный контекст // Одиссей: человек
    в истории. 2006. Феодализм перед судом историков / Гл. ред. А.Я. Гуревич. М.:
    Наука, 2006. С.221-260. Унификация письменности как средство консолидации нации
    — международное средство.
  770. Левашова Ю. А. Английские утопии ХVIII в. Дис. к.и.н. Самара: СГПУ,
    2006. 24 с. Английские утопии оказали большое влияние на политическую жизнь
    страны. Многие предложения утопистов были претворены в жизнь в ХХ в., когда
    были проведены политические и социальные реформы.
  771. Левин И. Двоеверие и народная религия в истории России / Перевод
    с английского А. Л. Топоркова и 3. Н. Исидоровой. М.: Индрик, 2004. 216 с.
    800 экз.
    В книге американской исследовательницы Ив Левин собраны ее статьи последних
    лет, посвященные русской культуре Средневековья и раннего Нового времени.
    В центре внимания автора — проблема двоеверия, религиозность жителей древнего
    Новгорода, церковные и народные обряды, связанные с рождением ребенка, соотношение
    заговоров и молитв, религиозные аспекты осмысления медицинских знаний и «хмельного
    пития», культ Параскевы-Пятницы и почитание неопознанных мощей. Автор широко
    использует неизвестные ранее архивные материалы. Во всех случаях Левин настаивает
    на целесообразности перехода от интерпретации народной религии в средневековой
    России как двоеверия к ее интерпретации как народной версии христианства.
    «К пересмотру концепции народной религии. Идея, вдохновившая такие народные
    культы, как культ святых Иоанна и Иакова и культ св. Параскевы, могла быть
    христианской, но она далека была от «когнитивного христианства» современного
    мира. Нынешнее понимание христианства как религии индивидуальной веры и утонченного
    богословия, основанного на Писании, является в значительной степени результатом
    протестантской Реформации и католической контрреформации. Разумеется, выразители
    такого интеллектуального христианства появлялись и прежде: это Блаженный Августин
    и Фома Аквинский на Западе, Иоанн Златоуст и Григорий Палама на Востоке. Но
    средневековое христианство мирян делало упор больше на общинном обряде, чем
    на индивидуальной вере. Человек становился христианином, участвуя в обрядах,
    в первую очередь — в обряде крещения, и ведя «христианскую жизнь», как ее
    понимали в общине. Судя по назначавшимся епитимьям, содержание веры отдельного
    человека — по крайней мере до реформ XVII в. — не имело большого значения;
    священники на исповеди даже не спрашивали об этом. Ереси становились угрозой
    не потому, что они несли в себе «ложные» представления о Боге, но потому,
    что они нарушали структуры общества и бросали вызов светским и церковным властям.
    Средневековые христиане, включая высшее духовенство, признавали также и действенность
    магии, то есть то, что люди вне зависимости от их нравственных качеств могут
    механически манипулировать сверхъестественными силами посредством надлежащих
    слов и действий. Святые почитались в первую очередь не как образцы христианской
    жизни, достигшие вечной славы, а как небесные персонажи, которых можно было
    побудить действовать на стороне людей на земле. Мощи святых, святая вода,
    ладан, просфоры содержали реальную мистическую силу, которая оставалась действенной
    безотносительно к духовному состоянию и побуждениям прибегающего к ним. Правильное
    исполнение обрядов и произнесение молитв были необходимы для получения от
    них благоприятных результатов. Согласование времени совершения каких-либо
    дел с церковными службами и церковным календарем реально отражалось на их
    исходе. Естественные явления, такие как небесные знамения и землетрясения,
    прямо отражали волю Бога. Несчастье являлось божественным воздаянием тем,
    кто был виновен в каком-либо нравственном или обрядовом проступке. С позиций
    веры Нового времени многое в официальном христианстве Средних веков выглядит
    языческим суеверием. Оценка средневековой религии по меркам современной интеллектуальной
    и рациональной философской системы может привести только к искажению смысла
    религиозных явлений до Нового времени. Для лучшего понимания природы официального
    средневекового православия необходима замена старой двусторонней концепции
    двоеверия более утонченной. Упор следует делать не на поиске отдаленных источников
    тех или иных обычаев, а на раскрытии их значения в средневековом контексте.
    Многие, хотя и не все, черты религиозной системы допетровской России были
    общими для народных масс и правящих классов, мирян и духовенства, жителей
    сельской местности и горожан, женщин и мужчин. Религиозные верования и обычаи
    выросли из народного понимания сверхъестественного, природного и социальных
    отношений. Переход к интерпретации народной религии в средневековой России
    как народной версии христианства принесет, в конце концов, определенную пользу:
    термину «двоеверие» больше не придется выполнять функцию обозначения народной
    религии. Вместо этого ему можно будет вернуть первоначальный смысл, очищенный
    от уничижительного оттенка: сознательная и преднамеренная практика христианства
    и язычества одним человеком. В этом новом (или старом) виде термин «двоеверие»
    может снова стать полезным (33-34).
  772. Левин В. И. Социальная политика Министерства путей сообщения. Автореф.
    дис … канд. ист. наук. С.-Петербург: С.-Петербургский гос ун-т путей сообщения,
    2004. 18 с. Основные выводы диссертации.2
  773. Левинсон К. А. «Устранение необоснованного многообразия»:
    нормирование письменности в Германии ХIХ в. и его общественный контекст //
    Одиссей: человек в истории. 2006. Феодализм перед судом историков / Гл. ред.
    А.Я. Гуревич. М.: Наука, 2006. С.221-260. Унификация письменности как средство
    консолидации нации — международное средство.
  774. Лейбович О.Л. В городе М: Очерки социальной повседневности советской провинции. 2-е испр. Изд. М.: Росспэн, 2008. 295 с. 2000 экз. Описание конфликтных полей, свойственных позднему сталинизму.
  775. Лейман И. И. Ярмарки на Европейском Севере в ХIХ-начале ХХ в. Автореф. : канд. ист. наук. Сыктывкар: СыктГУ, 2007. 22 с.
  776. Леконцев О. Н. Государство и крестьянство в условиях голода 1921 года: (по материалам Вятской губернии и Вотской автономной области). Ижевск: Ижевская респ тип., 2010. 360 с. В монографии впервые воссоздается сложная и многоплановая картина голода 1921 г. на территории современных Кировской области и Удмуртской Республики, взаимодействия на ее фоне государства и крестьянства: налоговая политика, помощь государственных и общественных организаций деревне и ответная реакция крестьянства на голод и деятельность советского государства. Голод 1921 г. произошел из-за плохих погодных условий, низкого уровня сельскохозяйственного производства и последствий Гражданской войны. Государство в таких условиях, с одной стороны, усилило налоговый процесс, с другой — оказало разноплановую помощь деревне. Крестьянство, оказавшееся в тисках голода, остро реагировало на деятельность государства в зависимости от направленности его действий. Архивные материалы и данные периодической печати, на которых базируется исследование, по большей части вводятся в научный оборот впервые.
  777. Леонов М. М. «Демонстративная дружба»: к характеристике неформальных отношений в салоне В. П. Мещерского // Самарский земский сборник. 2008. № 1 (17). С. 31-45. Библ. клиентилистских отношений, с. 41. Автор, на мой взгляд, ошибочно, полагает, что именно неформальные отношения пронизывали всю бюрократическую верхушку конца XIX-начала XX в. и определяли продвижение по службе, и иллюстрирует это на примере салона Мещерского. Иную точку зрения см.: Куликов С. В. (1) Бюрократическая элита Российской империи накануне падения ста­рого порядка (1914—1917). Рязань: П. А. Трибунский, 2004. 472 с. (2) Царская бюрократия и научное сообщество в начале ХХ в.: закономерности и типы отношений // Власть и наука, ученые и власть: 1880-е-начало 1920-х гг.: Материалы международного науч. коллоквиума / Н. Н. Смирнов (ред.). СПб., 2003. С. 54-71.
  778. Леонов М. И. Террор и смута в российской империи начала ХХ века // Вестник Самарского гос. ун-та. 2007. № 5/3 (55). С. 175-186. Политический террор, его мотивация и восприятие различными социальными стратами.
  779. Леонов М.М. Салон В.П. Мещерского: Патронат и посредничество в России рубежа XIX-XX вв. Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2009. 388 с. 1000 экз. Книга посвящена салону В.П.Мещерского – одному из центров общественной жизни Петербурга на рубеже XIX-XX вв. Изучена посредническая деятельность Мещерского, история его связей с императорской фамилией, стратегия взаимодействия с посетителями салона, а также механизмы протежирования в чиновном мире.
  780. Леонов С. В. «Разруха в головах»: к характеристике российского массового сознания в революционную эпоху (1901-1917 гг.) // Мировосприятие и самосознание русского общества. Вып. 4. Ментальность в эпоху потрясений. М., 2003. С. 95-172. Концептуальная статья, объясняющая российский кризис начала ХХ в. главным образом чрезмерно высокой скоростью модернизации, за которой не поспевало массовое сознание, и в меньшей степени — «имперством и трагическими ошибками верховной власти» (с. 162).
  781. Леонтьева О. Б. Историческая память и образы прошлого в культуре пореформенной России // Диалоги со временем: Память о прошлом в контексте истории / Л. П. Репина (ред.). М.: Кругъ, 2008. С. 636-710.
  782. Летопись добра: Три века благотворительности на Южном Урале. ХVIII-ХХI:
    В 2 кн. Кн. 1. Челябинские благотворители. Кн. 2. Челябинская губерния. Челябинск,
    2004. 392 с. 1500 экз.
  783. Лешков В.Н. Русский народ и государство: История русского общественного
    права до XVIII века. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. 562 с. 1050 экз.
    В. Н. Лешков (1810-1881) принадлежит к кругу тех немногочисленных российских
    ученых-юристов, которые олицетворяют собой, условно говоря, славянофильское
    направление в отечественном правоведении. Автор перенес воззрения немецкой
    исторической школы юристов на российскую почву. В книге, впервые вышедшей
    в свет в 1858 г., В. Н. Лешков формулирует мировоззренческие, теоретические
    и исторические основы той области правовых знаний, которую принято определять
    как полицейское право, но сам автор, в соответствии со своими воззрениями,
    называет общественным правом. Поскольку полицейское право явилось той основой,
    из которой впоследствии выделились современные административное, трудовое
    право, право социального обеспечения, социальные историки почерпнут в книге
    множество фактов из социально-экономической истории России и европейских стран.
    Например, паспорт появился в России в 1719 г., цензура на книги богословского
    содержания — в 1720 г., цензура газет — в 1751 г., общая цензура — в 1776
    г.
  784. Лешукова П. И. Возникновение и развитие социальных клубов в дореволюционой России // Социологический диагноз культуры российского общества второй половины XIX-начала XXI в.: Третьи чтения по истории российской социологии: Материалы Всероссийской конференции 20-21 июня 2008 г. / В. В. Козловский (ред.). СПб.: Интерсоцис, 236-238.
  785. Лещенко В.Ю. Русская семья (ХI-ХIХ вв.). СПб.: СПГУТД, 2004. 608
    с. 1000 экз. Краткий словарь, с. 574-579; список литературы, с. 580-602. Второе,
    расширенное наполовину издание книги «Семья и русское православие (XI-XIX
    вв.)» (1999 г.). В книге дана широкая панорама жизни русской православной
    семьи на протяжении ее почти тысячелетней истории. Формирование семьи, рождение
    детей и их воспитание, половая зрелость и ухаживание, вступление в брак и
    семейные коллизии, здоровье и болезни, пища и напитки, пост и гигиена, жилое
    пространство, труд и досуг, эстетика чувств, механизмы управления семьей,
    уход из жизни и иные вопросы исследуются в книге через призму православной
    культуры и морали. Крестьянская семья предстает перед нами как сложный саморегулирующийся
    общественный институт, живущий и развивающийся в едином историко-культурном
    потоке времени народно-православной культуры. Как и в первом издании много
    информации, но не проверенной и критически не оцененной; использовать ее следует
    осторожно.
  786. Ливен Д. Империя на периферии Европы: сравнение России и Запада // Российская империя в сравнительной перспективе // А. И. Миллер (ред.). М.: Новое издательство, 2004. С. 71-93.
  787. Ливен Д. Российская империя и ее враги с XVI века до наших дней / Пер. с англ. А. Козлика, А. Платонова. М.: Издательство «Европа», 2007. 688 с. 1500 экз. Автор — лектор Лондонской школы экономики, предлагает рассмотреть российскую историю в общем контексте судьбы империй. Британская империя, Османская импе-рия, Австро-венгерская империя — только в этом окружении, всегда враждебном России, история и современное отношение Запада к России могут быть поняты. Особый интерес представляет предпринятая автором попытка проследить распад империй и его эффекты в длительной перспективе.
  788. Ливи Бачи М. Демографическая история Европы / Пер с ит. СПб.: Александрия, 2010. 300 с. 2500 экз.
  789. Лившин А.Я. Общественные настроения в Советской России 1917-1929
    гг. М.: Университетский гуманитарный лицей, 2004. 272 с.
  790. Лигенко Н.П. Купечество Удмуртии: вторая половина ХIХ-начало ХХ
    века. Ижевск: Удмуртский ин-т истории, языка и литературы УрО РАН, 2001. 432
    с. 500 экз. Общая картина развития купечества на территории Удмуртии: численность,
    состав, источники пополнения, семейная организация, история наиболее крупных
    купеческих династий, мобильность купеческих капиталов (с. 42). Развитие предпринимательства
    в промышленности и торговле. Благотворительная деятельность. Книга богато
    иллюстрирована. Статистическое приложение содержит: (1) списки купцов на 1870
    г. и 1900 г., (2) Список торговых домов и акционерных обществ на начало ХХ
    в., (3) Земельная собственность купцов и почетных граждан на 1877 г. и 1905
    г. , (4) Список промышленных заведений на 1884 г. и 1914 г., (5) Список ярмарок,
    базаров и торжков на 1883 г. и др.
  791. Лисин Ю. Социализм научный и фальшивый: Уроки пролетарской революции для понимания прошлого, настоящего и определения дальнейшего пути развития общества. М.: ДПК пресс, 2009. 478 с. 1000 экз.
  792. Лисюнин В. Ф. Участие тамбовского духовенства в общественно-политической
    жизни в конце ХIХ-начале ХХ в. Автореф. .. к.и.н. Тамбов: ТГУ, 2006. Духовенство
    было вовлечено в процесс модернизации, но участвовало в общественной жизни
    недостаточно активно. Упала престижность духовного поприща, наиболее способная
    часть духовенства уходила в светскую жизнь. Работа епархиального управления носила канцелярский характер и порождала взаимное отчуждение церкви и верующих.
  793. Литвин Ю.В. Повседневная жизнь карельской крестьянки во второй половине XIX—начале ХХ века: социокультурный статус и гендерные роли: Автореф. … канд ист наук. СПб., 2013. 24 с.
  794. Литягина А.В. Организация социальной помощи в городах Западной Сибири во второй половине XIX – начале ХХ в. // Вопросы истории. 2010. № 7. С. 95-102. Сеть учреждений по призрению сирот, нищих и других нуждающихся категорий населения стала развиваться со второй половины XIX в. Оданко механизм поддержки нуждающихся по всем направлениям к 1914 г. Не успел сформировться. Конкретные примеры частной и муниципальной благотворительности и государственной помощи.
  795. Литягина А.В. Сословия Западной Сибири во второй половине XIX-начале ХХ в. // Вопросы истории. 2009. № 11. С. 157-163. Трансформация сословной структуры в классовую. Медленное разрушение традиционности городского мещанства (корпоративности). Появление и развитие ассоциаций. Профессионализация населения. Модернизация всей городской жизни.
  796. Литягина А. В. Уровень религиозности населения Западной Сибири
    (1861-1917 гг.) // Вопросы истории. 2006. № 9. С. 117-124. Высокая религиозность
    у большинства населения, ориентированного на вечные религиозные истины. Наблюдался
    кризис религиозности в той ее части, которая была связана с институтом храма
    и являлась формальной обрядовой стороной. Индифферентизм со стороны привилегированных
    слоев к церковной службе и соблюдению обрядов (с. 124).
  797. Литягина А. В. Ценностные ориентации и социальные нормы горожан Западной Сибири: (вторая половина XIX—начало XX в.). Барнаул: Алтайский гос. университет, 2010. 331 с. 300 экз. Исследованы следующие сюжеты: сословные ценности и сословное самосознание, формирование классов, культурные традиции, религиозность, участие в городском самоуправлении, новые формы социальной помощи, развитие просвещения, досуг и развлечения. Приложение содержит статистические таблицы о числе питейных заведений, активности избирателей на городских выборах, центрах социальной помощи, числе благотворительных любительских спектаклях (было бы интересно указать репертуар), отраслевой структуре занятости женщин по переписи 1897 г. Резюме на английском. К сожалению, в книге нет указателя имен и предметного указателя. Зато имеется обстоятельная историография (с. 5-50).
  798. Лобанова К.В. Русская крестьянская семья Тобольской губернии второй половины XIXачала ХХ в. Автореф…. Канд. ист. наук. Екатеринбург, 2013. 26 с. Хозяйственные и семейные традиции изживались медленно. «Главная причина этого заключалась в обнищании основной массы семей» (с. 24).
  799. Логунова М.О. Печальные ритуалы империи. М.: Центрполиграф, 2011. 270 с. В государственной культуре символы и церемониалы всегда играют важную роль. За деталями этикета встают вопросы политики государства, его идеологии и престижа верховной власти. Изучение отработанного строя проведения государственных мероприятий, к которым в первую очередь относятся императорские похороны, настоятельно продиктовано современностью. Траурный ритуал является отражением культурных, религиозных, политических, эстетических и этических норм, принятых конкретным обществом в определенную историческую эпоху. До настоящего времени не было предпринято комплексного анализа похорон членов императорской семьи в России в XVIII—XIX вв. Впервые подробно и на протяжении продолжительного периода истории изучены и проанализированы все элементы государственного мероприятия такой значимости, как траурный ритуал в Российской империи. Уникальная книга позволяет заполнить существующий в исторической науке пробел и способствует отработке современных государственных мероприятий высокого уровня.
  800. Ломагин Н. А. Настроения в Ленинграде в январе 1943-1945 гг. // Политика. Общество. Человек. К 85-летию А. З. Ваксера / В. М. Ковальчук (ред.). СПб.: Европейский дом, 2008. С. 226-255. Упаднические и пессимистические настроения в городе по данным военной цензуры разделяли в июне-июле 1943 г. около 1% корреспондентов, что примерно соответствовало доле горожан, разделявших диссидентские взгляды (с. 230).
  801. Лопухин В. Б. Записки бывшего директора департамента Министерства иностранных дел / С. В. Куликов отв. ред.). СПб.: Нестор-История, 2008. 540 с. 1000 экз. Воспоминания Владимира Борисовича Лопухина, камергера Высочайшего двора, представителя известной аристократической фамилии, служившего в конце XIX – начале XX в. в министерствах иностранных дел и финансов, в Государственной канцелярии и Государственном контроле, являются ценнейшим, а подчас – и единственным источником по истории рода Лопухиных, родственных ему фамилий, перечисленных ведомств и петербургского чиновничества, причем не только до, но и после 1917 г. Написанные отменным литературным языком, воспоминания В. Б. Лопухина впервые публикуются в полном объеме и имеют несомненный интерес как для специалистов, так и для широкого круга читателей. По словам отв. ред. С. В. Куликова, «чиновничий быт конца XIX—XX в. нашел в Лопухине своего непревзойденного художника и даже фотографа» (с. 17). Наблюдение мемуариста, что «в некоторых, достаточно многих случаях <…> не было в то время места для той бесшабашной протекции, о которой принято говорить» (с. 73), находит подтверждение у крупного чиновника В. И. Гурко: «Фаворитизма, продвижения по протекции, по крайней мере на ответственные должности, не было, да и было невозможно: работа требовала значительного умственного развития, большого навыка и немалого труда» (Гурко В. И. Черты и силуэты прошлого: Правительство и общественность в царствование Николая II в изображении современника. М., 2000. С. 111—112).
  802. Лотман Ю. М. История и типология русской культуры: Семиотика и типология
    культуры. Текст как семиотическая проблема. Семиотика бытового поведения.
    История литературы и культуры. СПб.: Искусство-СПБ, 2002. 768 с.
  803. Лотман Ю.М. История и типология русской культуры. СПб.: Искусство-СПБ,
    2002. Тираж 5000. В восьмую книгу сочинений Ю. М. Лотмана вошли все значительные
    исследования ученого в области истории и типологии русской культуры. Среди
    них — основополагающее для современ-ного специалиста-гуманитария — «К
    семиоти-ческой типологии русской культуры XVIII века», ряд небольших,
    но не менее значимых работ: «Культура и текст как генераторы смысла»,
    «Знаковый механизм культуры», а также посмертные публикации: «О
    Бахтине», «Между свободой и волей (Судьба Феди Протасова)».
    Культура рассматривается автором как средство хранения и передачи социальной
    информации, а ее реалии анализируются методами семиотики. Для социального
    историка большое значение имют также: «Поэтика бытового поведения в
    русской культуре», «К вопросу об источниковедческом значении высказываний
    иностранцев о России», «От кухни до гостиной». Методология
  804. Лотман Ю.М. К вопросу об источниковедческом значении высказываний
    иностранцев о России // Лотман Ю.М. История и типология русской культуры.
    СПб.: Искусство-СПБ, 2002. С. 676-682. Ценность и нередко глубоко ошибочные
    сведения. «Иностранцу странной и достойной описания кажется сама норма
    жизни, обычное «правильное» поведение. Напротив, сталкиваясь с
    эксцессом, он склонен описывать его как обычай».
  805. Лотман Ю.М. Поэтика бытового поведения в русской культуре // Лотман
    Ю.М. История и типология русской культуры. СПб.: Искусство-СПБ, 2002. С. 233-254.
    Русский дворянин 18 в. оказался у себя на родине в положении иностранца: та
    область, которая обычно отводится бессознательному, естественному поведению,
    сделалась сферой обучения. Владение европейскими бытовыми нормами, так же
    как и языками, повышали социальный статус человека. (234). «Для русского
    18 в. исключительно характерно то, что дворянский мир ведет жизнь-игру, ощущая
    себя все время на сцене; народ же склонен смотреть на господ как на ряженых,
    глядя на их жизнь из партера». Об этом говорит использование крестьянами
    на святках натуральных барских платьев в качестве маскарадных костюмов (235).
    Самоубийство А.Н.Радищева — попытка совершить подвиг, призванный разбудить
    и мобилизовать русских патриотов (251).
  806. Лотман Ю.М., Погосян Е. От кухни до гостиной // Лотман Ю.М. История
    и типология русской культуры. СПб.: Искусство-СПБ, 2002. С. 255-319. Семиотика
    кухни, застолья, блюд, кулинарного искусства.
  807. Лукоянов И. В. Российские консерваторы (конец ХIХ-начало ХХ в.): Пособие к лекционному курсу. СПб.: Нестор-история, 2003. 79 с. Библиография.
  808. Лукьянов М. Российский консерватизм и реформа, 1907-1914. Stuttgart, 2006. 282 р.
  809. Лукьянович Н.В. Очерки по геополитике России. М.: МАКС Пресс, 2003.
    108 с.
    В первой части анализируются геополитические цели и задачи Священного союза,
    заключенного в 1815 г., во второй части — геополитическое положение Крыма
    и его значение для России с древних времен до настоящего.
  810. Лукьянчикова М.В. Российская история XIX-XX вв. в трудах ведущих германских русистов Тюбингенской школы. Автореф. … к.и.н. СПб.: СПбГУ, 2010. 23 с. Анализируются труды Д. Гайера, М. Хильдермайера, Д. Байрау, Б. Бонвеча и др.
  811. Лупанова Е. М. Офицерский корпус русского флота: Норма и девиация повседневной жизни, 1768-1812 гг. СПб.: Лема, 2011. 252 с. Основной целью исследования является изучение правонарушений, системы норм и ценностных ориентиров в среде морских офицеров и в официальных кругах по отношению к служащим военно-морских сил Российской Империи в конце XVIII—начале XIX в. Рассмотрен весь комплекс правонарушений и приведена общая статистика правонарушений.
  812. Лурье Л.Я. Питерщик: Русский капитализм: Первая попытка. СПб.: БХВ-Петербург, 2011. 288 с. 5000 экз. Рассказывается о первой попытке построения капитализма в России. Время действия — три последних царствования: Александра II, Александра III, Николая II. Место — Санкт-Петербург. Тогда в столице России складывалась ситуация похожая на нынешнюю московскую: Петербург был городом приезжих. Но столетие назад российские города пополняли не мигранты из Средней Азии и Кавказа, а русские деревенские мужики. Какие механизмы помогали или препятствовали переработке крестьян в столичных жителей? Как городской уклад жизни воспринимался сельскими жителями? Как мужики становились купцами? Как из купцов выходили в «олигархи»? Этим вопросам и посвящена книга. Петербург был городом приезжих. Тогда в столице России складывалась ситуация похожая на нынешнюю московскую: Как городской уклад жизни воспринимался сельскими жителями? Как из купцов выходили в «олигархи»? Но столетие назад российские города пополняли не мигранты из Средней Азии и Кавказа, а русские деревенские мужики. Этим вопросам и посвящена книга. Александра II, Александра III, Николая II. Место — Санкт-Петербург. Как мужики становились купцами? Рассказывается о первой попытке построения капитализма в России. Время действия — три последних царствования: Какие механизмы помогали или препятствовали переработке крестьян в столичных жителей?
  813. Лурье С. Антисемитизм в Древнем мире: Попытка объяснения его в науке и его причины. 2-е изд., испр., доп. М.: Мосты культуры; Иерусалим: Гешарим, 2009. 397 с.
  814. Лурье С. Метаморфозы традиционного сознания: Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала. СПб.: Тип. Им. Котлякова, 1994. Мифологизация образа монарха — способ психологической защиты в условиях его постоянного конфликта с государством (С. 354).
  815. Лысенко Л. М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи
    (ХVIII-начало ХХ века). М.: изд-во МПГУ, 2001. 358 с. Профессиональный и образовательный
    уровень губернаторов повышался, но со второй половины ХIХ в. это уже не вело
    к существенному улучшению местного управления, его оптимизации и демократизации,
    повышению авторитета и влияния губернатора в обществе. Страна нуждалась в
    принципиально новой системе власти как в центре, так и в провинции.
  816. Лысова А. В. Насилие на свиданиях в России // Социс. 2006/2 (262).
    С. 4-103.
  817. Лэйн Д. Гражданское общество в странах СНГ: идеология, институты и продвижение демократии // Полис. 2012. № 2. С. 98–116.
  818. Любарт М.К. Семья во французском обществе: XVIII-начало XX века
    М.: Наука, 2005. 296 с. Тираж 910 экз. Исследование различных сторон семейных
    отношений у французов периода нового времени, в течение которого складывались
    новые формы брака и семейные структуры. Работа основана на обширном круге
    источников: историко-этнографических, правовых, демографических, фольклорных,
    данных контентанализа художественной и публицистической литературы того времени.
  819. Любичанковский С. В. Структурно-функциональный подход к истории
    местного управления Российской империи (1907-1917 гг.). Оренбург: ОГУ, 2005.
    402 с. 600 экз. Принципы организации местного уровня аппарата государственного
    управления Российской империи на территории действия «Общего учреждения
    губернского» (изд. 1892 г.). Автор пытается доказать несостоятельность
    губернской системы вследствие несовершенной организации и неспособности эффективно
    управлять регионом, привлекая мнения современников, официальные и неофициальные
    данные (с. 288-299). По мнению автора, губернская власть не контролировала
    налоговые сборы и связанные с ними финансовые потоки (с. 293). Хорошая историография
    (с. 6-53). Библиография (с. 301-323).
  820. Любичанковский С. В. Губернаторская власть начала ХХ века в оценке
    современников // Клио. 2003. № 1 (20). С. 102-109.
    По имению современников, губернаторская власть функционировала неэффективно
    по причине (1) несовершенства устройства самого института, (2) противозаконной
    деятельности составляющих ее служащих.
  821. Любичанковский С. В. Достижения и проблемы отечественной историографии
    в анализе функционирования института губернаторства Российской империи конца
    XIX-начала XX в. // // Клио: Журнал для ученых. 2003. С.
    Автор комментирует основные подходы к изучению института губернаторства: (1)
    регионально-управленческий, (2) концепция неформальных факторов, (3) концепция
    системного кризиса, (4) социокультурный — и предлагает свой — структурно-функциональный.
  822. Любичевский С. В. Губернаторская власть начала ХХ века в оценке современников
    // Клио. 2003. № 1 (20). С. 102-109.
    С точки зрения современников, губернаторская власть функционировала неэффективно
    по причине (1) несовершенства ее устройства и (2) противозаконной деятельности
    составляющих ее служащих. Автор не проверяет эту гипотезу, а как будто принимает
    за факт.
  823. Людтке А. История повседневности в Германии: Новые подходы к изучению труда, войны и власти / Пер. с нем. М.: Росспэн, 2010. 270 с. 1000 экз. Книга известного германского историка Альфа Людтке — одного из родоначальников направления «история повседневности» — представляет собой редкое сочетание новаторской теории и методики, реализуемых непосредственно в исследовательской практике. Специально подготовленное автором для русскоязычного читателя издание охватывает широкий круг научных проблем, относящихся к разным периодам новейшей истории, и имеет целью продемонстрировать большой потенциал истории повседневности. Несмотря на то что в центре внимания книги находятся события германской истории XX в., предлагаемые автором новые подходы к изучению труда, войны и власти имеют универ